3 декабря 2019

Я больше не занимаюсь формированием привычек, и вот почему

2227 просмотров

Олеся Власова
От промоутера до начальника отдела рекламы, от гида-переводчика до русского представителя в большом заграничном отеле. Путешествия, пять лет в Азии, тревел-журналистика, писательство, издание книги «Азиатское притяжение». И все это, чтобы прийти к простому: «Себя невозможно найти, себя можно только создать». Автор блога re-self.ru и проекта «Вернись другим» (comebackdifferent.ru)
  • re-self.ru
  • Мне потребовалось много лет, чтобы понять, что привычки противоположны осознанности.

    Как и многие другие люди, я усиленно старалась «хакнуть систему» – сформировать «привычки осознанного образа жизни». Сегодня же я не могу написать это словосочетание без кавычек, так как привычка – это как раз состояние вне осознанности, своего рода «автопилот». В то время как истинной осознанности не нужна никакая привычка.

    Это понимание раскрывалось в моей жизни через три последовательных этапа – практический, идейный и философский. С них я и начну.

    Этап практический

    Все началось со смены моих жизненных ритмов…

    Нет-нет, стоп. Все началось как раз с привычек.

    Семь лет назад я переехала в Москву с желанием все изменить и начала, конечно же, с формирования полезных привычек. Не быстро и не без доли напряжения, но мне все же удалось внедрить определенный ритм в спорте, питании, распорядке дня и рабочем графике. Я сформировала целый ряд здоровых привычек, которые мощной волной несли меня к переменам во всех сферах жизни около трех лет подряд.

    Все эти три года я жила в одном районе, в одном доме, работала за одним столом, пока мои устремления естественным образом не привели меня к смене жизненных ритмов.

    Сначала в моей жизни появился любимый мужчина, затем новый рабочий проект, а вместе с ним и новый образ жизни. Я начала постоянно летать из страны в страну, организуя выездные программы. Сначала мы все время возвращались к тому самому письменному столу, домой. Но однажды, посчитав, как мало времени мы провели в Москве за целый год, отказались от аренды той квартиры. В моем новом жизненном ритме больше не было постоянного рабочего места.

    Дальше – больше. Мы наметили следующий проект и через три года поисков нашли подходящую землю для строительства собственного эко-центра и фридайвинг-станции. Продали дом мужа в Подмосковье, переехали на Бали и сейчас ждем очередного переезда, когда получим все разрешения на строительство, – на остров Сумбаву.

    Со сменой жизненных ритмов начал расшатываться мой спортивный график. В Азии, например, на острове Бали, не то что место для пробежки, даже для прогулки не всегда можно найти недалеко от дома. Частые перелеты не давали ложиться спать и вставать в одно и то же время.

    Затем – еда. Мало того, что тут другие продукты, но если у тебя есть дом и кухня – это один расклад, а если ты скачешь с острова на остров по глухим местам Индонезии, как мы делали несколько лет подряд, то порой весь твой выбор сводится к жареному рису или лапше.

    Сначала я неосознанно пыталась бороться за свой график. Мне казалось, что вот-вот акклиматизируюсь – и буду в ритме. Но на акклиматизацию порой требовалось больше времени, чем мы находились на одном месте, а былой ритм активности не всегда был возможен физически. Ключевое слово в той борьбе за привычки – «неосознанно».

    Долго ли коротко, но я поняла, что бороться бесполезно. Только-только я адаптировалась к очередным условиям жизни, как опять нужно было переезжать. Держать достаточно строгий ритм, который был у меня в Москве, в разъездах оказалось невозможно, и возвращаться к нему на длительных стоянках становилось все сложнее.

    Мне пришлось признать, что привычки в духе «ложиться спать и вставать в одно и то же время», «есть определенные продукты в определенном графике», «заниматься этим и вот так» не работают в режиме частых перелетов и временных мест жительства. У меня не работают. Наверняка есть сверхлюди, которые всё это могут. Я – нет. Сидя на одном месте в одном доме – да, но в текущих условиях – не могу. Не могу и признаю это.

    Этап идейный

    Как гласит народная мудрость, свято место пусто не бывает. Стоило мне хоть и с горечью, но отказаться от идеи формирования привычек, как моя дорога вывела меня к новому горизонту. И имя ему – любовь.

    Но запаситесь терпением. История опять потребует деталей.

    Есть у меня в арсенале осознанных перемен один многофункциональный инструмент, который называется «трафарет». Суть его в том, чтобы снять трафарет с какой-то своей победы, прорыва, реализации и приложить к тому, что пока пробуксовывает или долго не получается.

    Таким образом перед вами открывается поле для творческого исследования и рассмотрения сложной ситуации через характерные жизненные связки и линии, которые отражают особенности вашего психического устройства и мировоззрения. По сути, подобный трафарет отражает свойственные именно вам нюансы и может служить наглядной подсказкой для решения ваших же сложных задач. В противовес однотипным советам и шаблонам, которыми заполнено сегодня информационное пространство.

    Однажды, когда я размышляла о слетающих в переездах привычках, у меня вдруг мелькнула мысль, что я никогда не прикладывала трафарет к сфере «тело». В рабочих моментах я очень люблю его использовать, а вот к своим задачам по спорту и питанию никогда не применяла.

    Так, я сняла трафарет с некоторых трансформационных процессов в сфере «дело» и «отношения». С моих личных локальных побед в этих вопросах, с ситуаций, когда удавалось сменить колею и выйти на новый уровень. И начала крутить и так, и эдак – прикладывать получившиеся схемы на сферу «тело».

    Наложение трафарета – процесс исключительно творческий. Здесь нет жестких вводных «что и как надо сделать». Ты просто смотришь, что играло ключевую роль в одном вопросе, и переносишь это на текущую задачу в поисках звоночков «вот оно!».

    И такой звонок прозвучал. Причем совершенно для меня неожиданно.

    Не знаю, сколько времени я сидела, но в какой-то момент меня озарило. Я увидела, что и в «деле», то есть во всех моих работах и проектах, и в отношениях с мужчинами через всю мою жизнь красной нитью проходит любовь. И вполне определенным образом.

    Я любила все работы, в которых преуспела в той или иной мере. Именно любила, а не зарабатывала на хлеб. Более того, я никогда не могла долго делать то, что не люблю. Только очень ограниченный срок. Большой интерес, искреннее любопытство, некоторая тяга к процессу были у меня, как говорится, must have.

    Дальше – отношения с мужчинами. В мои юные годы доходило до смешного – я не могла даже в кафе сходить с человеком, к которому не испытывала определенных чувств, что крайне усложняло процесс сближения с противоположным полом. А мамина присказка: «Дочь, ну встреться хоть с кем-нибудь» в ответ на мои слезы: «Меня никто не любит», – звучит в моих ушах до сих пор. Я сразу видела, нравится мне человек или нет, и если искры не было – отказывалась сближаться даже на дружеском уровне. Это не очень-то умно, мягко скажем, сейчас мне это очевидно, но таковы были мои паттерны поведения.

    Знаю, что со стороны вся эта история про любовь может звучать странно. Мол, о чем все это? Все люди на свете хотят иметь любимую работу и любимого человека. Занавес.

    Да, это так. Но меня поразило другое – насколько сильно, насколько бескомпромиссно во мне это проявлено. Причем с самого раннего возраста. Это моя характерная особенность, хочу я этого или нет.

    При этом я знаю женщин, которые не то что в кафе сходить – всю свою жизнь свяжут с человеком без особых к нему чувств. Они рассуждают так: «Любовь живет три года, главное, чтобы человек был хороший» или «Я предпочитаю, когда меня любят сильнее». Я не только знаю женщин, для которых сильная любовь не принципиальна, я даже наблюдаю их вполне нормальные семьи. Но ладно, отношения. В работе отсутствие любви – сплошь и рядом.

    Да, все люди условно хотят иметь интересное и увлекательное дело, но вместе с этим очень многие могут работать и без этих составляющих. За хороший оклад, и всё. Я даже помню, как одна знакомая как-то охарактеризовала себя словами: «Я – не идейная», когда мы обсуждали ее трудоустройство. А я как раз ровно наоборот – очень, очень идейная. Мне не просто нужна любимая работа, я не могу долго находиться на нелюбимой.

    И это если говорить в целом. А если брать локально, конкретные трансформационные этапы в моей жизни – все они строго базируются на любви. Да, еще необходима смелость, решительность, много всего. Но все мои поворотные этапы к лучшему – это сильная любовь к делу, человеку или к какому-то процессу.

    А теперь переносим получившийся трафарет на сферу тела и в частности на спорт, питание и режим дня. Для начала я взяла спорт. И задала себе простой вопрос, но он меня аж ошпарил:

    «Какой спорт я люблю?»

    Тишина.

    Я – человек, беспрерывно задающий себе вопросы уже пятнадцать лет, – никогда не помышляла спросить себя:

    «Есть ли в моей жизни какая-то спортивная активность, к которой меня тянет?»

    Тишина.

    Хорошо.

    Есть еще один инструмент, который я обожаю, – «здоровый пример». Найди человека, у которого твоя сложность решена: то, с чем ты усиленно бьешься, у него находится в полностью здоровом равновесии, и внимательно изучи его внутренние настройки по этому вопросу. В свои 20 лет я любила таким образом рассматривать людей, у которых полностью решен вопрос денег. Меня всегда поражало, насколько их отношение к финансовой сфере отличается от людей, которые неистово пытаются стать более-менее обеспеченными (то есть от подавляющего большинства). Уже с тех пор я догадывалась, что именно это отличие в настройках и не дает вторым прорваться на новый уровень, сколько ни работай и ни старайся.

    Итак, спорт. Начинаю оглядываться по сторонам и, вы будете смеяться, упираюсь мысленным взором в своего мужа. Вот уже пять лет передо мной человек, у которого есть, бесспорно и однозначно, без всяких «но» или полутонов, любимый спорт – фридайвинг. Почему я никогда не замечала разницы между нашими подходами?

    Вместо бесцветных «это полезно» – полное жизни «мне это нравится»; вместо попыток обмануть собственный мозг и внедрить в него некую практику – интерес, уважение, азарт к самому процессу и всему, что с ним связано. Да, ему в радость, что это еще и полезно, что это делает его лучше. Но не из-за этого он занимается фридайвингом. Не из-за этого!

    Мне важно, чтобы мои проекты приносили доходы, но не из-за этого я их развиваю. Наоборот, я зарабатываю для того, чтобы иметь возможность писать без редакторов и начальников над душой. А мой муж выходит утром на пробежку, делает йогу и пранаямы для того, чтобы была возможность развиваться во фридайвинге и нырять глубже.

    Внимательно рассмотрев характеристики искренней любви к спортивной активности, я была вынуждена признать, что в моей жизни любви к спорту нет и, по большому счету, никогда не было. Да, мне нравилось ощущение после пробежки – эндорфины и «я это сделала», но в том-то и дело, что это после пробежки. Да, мне нравился результат, но не очень-то нравился процесс. И так было со всеми видами спортивной активности, которыми я пыталась заниматься. Понимая, что это «полезно и надо», радуясь результату, я не замечала главного, а, как показывают трафареты в моих других сферах, есть все основания полагать, что без любви к самому процессу спортивной активности качественных подвижек мне не видать. Более того, я буду постоянно выпадать из ритма и насиловать себя попыткой создать «вечную привычку», не замечая диспропорции – как много сил надо для формирования первого устойчивого ритма и как быстро он слетает, дай ты хоть малейшую слабину.

    Я даже с удивлением вспомнила, что у меня в жизни была одна активность, которую я неожиданно полюбила, – горные лыжи. Проводила все свои выходные на горе и тратила немалые деньги, но это как сильное влечение, которое я переросла. А нового ничего и не появилось. И самое любопытное – я никогда не ставила перед собой задачу найти любимый вид спорта. Хотя с работой и отношениями у меня не было ни малейшего сомнения, что без любви я не смогу сдвинуться с места.

    Передо мной открылся воистину новый горизонт. Не формирование привычек, не попытка привыкнуть к тому, чего я на самом деле не очень-то хочу, а поиск той активности, которая меня искренне увлечет. Не результатами, а самим процессом.

    Этап философский

    Было еще два события, которые подвели философскую черту в моих размышлениях.

    Сначала мне задали вопрос: «Хочу сформировать ежедневную привычку медитации, но включается сопротивление, и я всячески увиливаю под разными предлогами. Какой инструмент посоветуете?», что еще больше усилило мое сомнение. Почему мы повсеместно пытаемся сделать из медитации привычку?

    Медитация – это практика осознанности, практика выхода из автоматизмов, практика внимательности, в том числе к своим сопротивлениям и увиливаниям. Медитация – это процесс вывода сознания из режима неосознанного существования через наблюдение дыхания, ощущений тела и мыслей. Желая превратить ежедневную практику медитации в привычку, мы стремимся к осознанности на автомате. Не оксюморон ли это? И возможно ли такое в принципе? Будет ли такая медитация, доведенная до удобоваримой ежедневной привычки, по-прежнему оставаться практикой осознанности? Или превратится в механическое сидеть и наблюдать?

    Второе событие.

    Некоторое время назад я принялась за изучение теоретических основ йоги.  Прочитала «Основные школы хатха-йоги» Марии Николаевой и сразу перешла к «Энциклопедии йоги» Георга Фёрштайна. И вот что любопытно. Я читаю описание того или иного направления йоги, и мне то и дело попадается информация про волю и про дисциплину, которые должны демонстрировать претенденты на звание истинных йогинов.

    Только рядом же идут жизнеописания истинных йогинов современности – людей, чей путь мы можем просмотреть от и до: Паттабхи Джойса – основателя направления аштанги-йоги, Айенгара – основателя Айенгар-йоги, свами Шивананды и многих других. Воля, говорите? Дисциплина? Да, конечно, они безусловно присутствуют. Но только после большой, всепоглощающей любви к практике и искренней тяги к процессу.

    Айенгару, например, учитель и вовсе отказал в наставничестве: «Не в этой жизни». Тот имел слабое здоровье и плохую растяжку. Благодаря стечению обстоятельств он все же принял его в ряды своих учеников через какое-то время. Но и дальше все было не гладко. Айенгару отказывали в изучении пранаям по причине хилой, неразвитой грудной клетки. Что сделал Айенгар? Он подглядывал. Тайком смотрел за учителем и таким образом осваивал дыхательные упражнения.

    Сравните силу стремления этого человека с вымученными попытками некоторых из нас внедрить практику асан или медитации в свою жизнь на постоянной основе.

    Биография любого выдающегося практика полна большого интереса и любви к предмету изучения, в ней не найти желания обхитрить собственную систему и внедрить в нее то, чего она не хочет. Искренний интерес к процессу заметно преобладает над любым упорством и дисциплиной, и что-то мне подсказывает, что именно этот интерес и формирует те самые упорство и дисциплину в долгосрочной перспективе. Не наоборот.

    Привычка vs осознанность

    Вот так постепенно, шаг за шагом, я поняла, что привычка противоположна осознанности и даже отчасти противоположна любви. Мне не нужна привычка, чтобы находиться рядом со своим мужем, наоборот, если основное, что связывает двоих людей – это привычка, нужно ставить такие отношения под вопрос.

    Мне не нужна привычка, чтобы развивать мои проекты. Во-первых, я делаю это потому, что хочу и люблю, во-вторых, в сложносоставных проектах так много процессов, что все в привычку не впихнешь.

    Мне не нужна привычка, чтобы находиться рядом со своим мужем, наоборот, если основное, что связывает двоих людей – это привычка, нужно ставить такие отношения под вопрос.

    Мне не нужна привычка, чтобы писать тексты. Я много раз пробовала следовать советам «писать каждый день», или «писать в одно и то же время», или «писать определенное количество слов», но давно пришла к пониманию, что все это – вопрос удобства конкретного писателя, а не золотые правила человека пишущего.

    Первое, что действительно необходимо человеку, который решил связать свою жизнь с текстом, – это интерес, а в идеале – любовь к самому процессу писания. Не к результату, заметьте. Это важно! С результатом все просто – любой человек обрадуется, если вдруг у него получится удачная заметка, которая еще и будет востребована у аудитории. Каждый человек любит состояние «ура, получилось!». Зато не каждый будет рад сидеть часами перед экраном и писать. Писать не для того, чтобы через час опубликовать и получить энергию назад в виде лайков и обсуждений, писать не для того, чтобы заработать. А просто писать. Что-то длинное, с отложенным эффектом. Это простой тест на писательство – любите сидеть и писать? Много часов сидеть и писать? Если да, это ваше. Если нет – есть вопросы. У меня вопросов нет. Я люблю долго сидеть и писать. И мне не нужны специальные привычки, чтобы выжимать из себя тексты. Я это просто люблю.

    Да, я знаю, что утром пишу лучше, чем вечером. Да, мне удобно работать за одним и тем же столом, в определенном месте и при определенной температуре, да, лучше, когда есть некий заданный ритм, чем когда его нет, но это всего лишь детали, которые чуть упрощают мою рабочую практику, но не составляют ее фундамент. Если я не пишу два дня, или два месяца, или даже два года, моя любовь не развалится, я не потеряю навык. Да, без регулярной практики потребуется время на «расписку», но не более того. У меня нет никакой писательской привычки. Поэтому она и не разбивается от переездов, от смены жизненных ритмов. Я как начала писать двенадцать лет назад, так и пишу – из разных стран и на разных работах, из одиночества и из семейной жизни, из полных сил и из слабости (пишу эти строки и гриппую), из хорошего настроения и из паршивого, из побед и из поражений. У меня бывают перерывы, мне бывает не до текстов, я могу устать – но всегда жду возвращения в свой творческий процесс. У меня нет писательской привычки. Она мне не нужна. Я пишу по другим причинам. Их имена – интерес и любовь.

    Почему же я хочу сделать привычкой свою спортивную активность? Свое питание? Свой ритм жизни? Свою жизнь? Отчего хочу заставить себя заниматься тем или иным делом? Зачем? Что было бы, если бы я пыталась приучить себя петь, не имея ни малейшего интереса к этому занятию? Что было бы, если бы я формировала привычку того, что не люблю, и того, что мне не надо? Так, я же знаю! Мозг просто бы ждал первую подвернувшуюся лазейку, чтобы свалить из этого процесса куда подальше.

    Любовь

    Я вижу людей, которые проще относятся к понятию «любить то, что делаешь» и готовы долго и без психического напряжения делать вещи, которые не особо им дороги. Они смотрят на эти процессы легче. Это их особенность – в ней есть своя сила.

    Но у меня есть все основания полагать, что трансформационные процессы – кардинальные перемены, выход на новый уровень, прорыв, большая высота – это всегда про любовь к занятию. Я не видела еще ни одного человека (ни лично, ни через автобиографии), который бы совершил кардинальные перемены в своей жизни через голую привычку. Видела многих, кто таких перемен никогда не совершал. А у тех, кто осмелился, в основе всегда живой интерес и сильное стремление к конкретному процессу, будь то йога, медитация, бег или игра в шахматы. Привычка в лучшем случае только обслуживает этот процесс, а в некоторых ситуациях не нужна вовсе – люди занимаются чем-то исключительно осознанно, каждый раз отдавая себе отчет, что и зачем делают, без автопилота.

    Зачем пытаться вдолбить в свою жизнь и голову какое-то упражнение через его многократное повторение, надеясь, что однажды оно с тобой срастется на всю жизнь, когда вместо этого можно делать то, что ты любишь? То, что тебе нравится. То, для чего не нужны чрезмерные уговоры и самопринуждение. Делать то, куда тянет, а не то, куда ты себя толкаешь.

    Ответ есть.

    И меня опять бросило в дрожь.

    Путь настоящей любви в чем бы то ни было – это путь большой отваги. Не потому, что это как-то особенно сложно или трудно, нет. Дело в том, что путь любви – это очень страшно.

    Страшно, что ты так и не сможешь ее найти – настоящую любовь.

    Не сможешь встретить свою пару, не обретешь по-настоящему любимую работу, не найдешь любимый вид спорта и ритм жизни. Всегда есть риск, что ты свою любовь не найдешь никогда.

    И что же? Оставаться на всю жизнь одному? Нигде не работать? Не заниматься никаким спортом? А ведь можно просто взять и сделать. Просто привыкнуть к чему-то. Приучить себя, перестроить. Просто ходить на работу: «непыльная и нормально платят», просто выйти замуж: «зато человек хороший», просто заниматься чем-то по утрам или по вечерам: «это полезно», «это надо», «это любит Маша, значит, наверняка и мне подойдет». Не тратить время своей жизни, ставя сомнительные эксперименты, а просто взять и сделать то, что советуют другие. Просто взять и сделать. А голова привыкнет. Или нет?

    Вместо заключения

    Я ни в коем случае не хочу сказать, что привычка или механизм адаптации, который демонстрирует наш мозг, в чем-то пагубны. Напротив. Это важнейшая функция выживания и сохранения энергии человеческого организма.

    Очень наглядно ее иллюстрирует процесс обучения вождению автомобиля. В первые дни ты осознаешь каждое свое движение и с этим очень неуютно: руль, газ, тормоз, рычаг, зеркало, поворотник, другое зеркало, а еще габариты и разговаривающий рядом инструктор. Но вместе с практикой приходит привычка – включается автоматизм вождения, который выводит большую часть мелких процессов из нашего прямого осознания. Это позволяет не только управлять машиной расслабленно, но и параллельно слушать музыку или вести беседы с пассажиром.

    Не будь в нашем мозгу подобных инструментов, мы бы не только водить автомобиль, мы бы быстро ходить не могли, постоянно чувствуя все свои движения. Правая нога, ступня, касание, пятка, левая нога… Но у нас есть в высшей степени полезный режим привыкания, который и позволяет нам вместо постоянного обращения внимания на то, как пальцы касаются ручки при открывании двери — обдумывать и решать более сложные задачи.

    Способность к привыканию – важнейшая составляющая нашего организма. Проблема начинается тогда, когда слишком много процессов уходит в автоматический режим. Большая часть жизни среднестатистического взрослого человека – это набор привычек. Мы не только делаем что-то «на автопилоте», но и чувствуем «на автопилоте», принимаем решения «на автопилоте», замыкая наш опыт в печально известный круг, по которому многие бегают годами.

    На этом фоне все громче звучат призывы к осознанности. Нам советуют очнуться от спячки, перестать отдавать на «автопилот» важные вопросы своей жизни, включить осознанность. Но и у этого благого дела оказалась обратная сторона. Вместо выравнивания образовавшегося перекоса мы наблюдаем крен в другую сторону – желание эксплуатировать способность нашего мозга к адаптации, чтобы заполнить свою жизнь занятиями без учета личных пристрастий, особенностей и возможностей. «Просто делай регулярно», и якобы всё будет.

    Только, как показывает практика, обмануть систему на длительной дистанции не получится. Привет: срывы, самосаботаж, прокрастинация и весь индивидуальный букет. Наш организм стремится к сохранению энергии и балансу. Он не будет (не сможет) долго делать то, что ему совсем не нравится или не подходит – то есть то, что забирает энергию, должным образом не возвращая назад. Он может привыкнуть к чему-то, если это многократно повторять, но, извините, наш организм не может насильно полюбить.

    Вы найдете людей, которые делают что-то на постоянной основе без большого интереса, но не найдете тех, кто совершил в чем-то прорыв без любви. Я вижу это так – мы тратим энергию на процесс, но если он нам при этом очень нравится – это с лихвой компенсируется. А если должного интереса нет – то дебет с кредитом может не сойтись.

    Этим и характеризуется сбой настроек, когда ваши привычки слетают от новых жизненных ритмов, будь то переезды, беременность, кормление, новые значимые занятия или жизненные повороты. Мозг направляет свои силы на адаптацию к новым условиям, и на полезные, но не особо интересные или истинно важные занятия не хватает ресурса. Ритм начинает сыпаться. Другой вопрос – любимое дело. Оно не только берет, но и многое дает взамен.

    Привычка – хороший помощник в интересном и важном для вас деле, но она никогда не сможет сделать из неинтересного или не подходящего процесса что-то для вас ценное. Такого бонуса у режима адаптации нет. А организм никогда не сможет поддерживать слишком много нелюбимых, ненужных, неприятных и несвоевременных процессов одновременно. Он так устроен.

    Саморазвитие