14 ноября 2023

Что делать, чтобы выбраться из секты

1373 просмотра

Ольга Райнхолдт
Иронично называет себя «Коуч, каких мало», на самом деле верит, что любой человек — это Личность и Талант, каких мало. Свою практику посвящает самореализации, рядом с которой развитие личности, создание и культивация личных брендов, успех в бизнесе, карьере и творческих начинаниях. Руководствуется девизом «Талантам надо помогать, бездарности пробьются сами».
  • olgareinholdt.ru
  • Вчера мы с вами разобрали признаки организаций сектантского склада и «звоночки», которые вы могли интуитивно слышать, но возможно не получалось их рационально описать.

    Предлагаю обсудить в комментариях примеры, с которыми вы могли встречаться, нарвавшись на подобную структуру.

    А теперь перейдем к тому, что делать, если «звоночки» пропущены, и вы или близкий всё- таки вовлекались в секту и ощутили на себе её деструктивное влияние.

    Как освободиться?

    Чтобы понимать, что делать, если уже оказался в секте или если в нее попал близкий человек, надо разобраться с механизмами, которые удерживают человека в секте. Не будет механизмов удержания, не будет и зависимости.

    Самое главное мы уже обсудили: человек приходит в секту в состоянии «импринтной уязвимости». То есть, что-то человека в жизни не устраивает и ослабляет. А секта на этом фоне кажется лучшим решением. «Самым лучшим» — потому что снимает с человека нагрузку, которую он, по субъективным ощущениям, нести не готов.

    Например, не хватает у человека денег. Вроде ответ простой — работай больше, трать меньше, накопишь.

    Но и работа, и экономия — это все-таки нагрузка. А если фоном присутствует стресс, болезни, сложности в отношениях, внутренние невротические конфликты, и человек тратит энергию на то, чтобы в принципе поддерживать себя в «ходячем» состоянии, то «больше работай и меньше трать» кажется непосильной задачей.

    Вот тут появляется «тренер», который обещает показать, как можно заполучить желанные деньги без чрезмерных усилий. Берет нагрузку на себя. Так создается ситуация «импринтной уязвимости».

    В моем случае нужна была социализация. Возможности социализации, если бы я взяла ее в свои руки, приходят через работу, общение, знакомства, благотворительную деятельность, культурный досуг. При этом надо постоянно пропускать через себя и плохое, и хорошее, что есть в данном социуме, по крохам выстраивая оптимальное окружение. Это, разумеется, нагрузка.

    А у меня был маленький ребенок, стресс от переезда и тотальный культурный шок, так что предложение быстрой и простой социализации через «ты будешь востребованным коучем, надо только заплатить» упало на благодатную почву.

    Делать такое для себя можно через рациональное понимание, что «раз я хочу избавиться от влияния секты, то мне надо закрыть те каналы, через которые она на меня влияет».

    А если вы помогаете близкому, то такой подход, как мне кажется, оптимален тем, что вам не надо с человеком спорить и отговаривать от выбора, к которому он явно прикипел. Вам надо поговорить с ним о его потребностях, да еще и из позиции «как я могу тебе помочь». А этому люди намного более открыты.

    Если у вас не разорваны отношения (а большинство сект намеренно способствуют разрыву отношений с близкими), человек с удовольствием поговорит с вами о своих потребностях. Главное, чтобы этот разговор был в контексте «что было до первой встречи с этим тренером».

    Ну и если вы решите, что спасение близкого от влияния секты для вас важно, и вы готовы приложить усилия и помочь человеку закрыть его потребности и слабости, которые изначально привели его в секту, у вас всё получится.

    Для меня что-то похожее сделал муж, но интуитивно. Ему не нравилось, что происходило, куда утекали деньги, и в какое эмоциональное состояние меня все это «обучение» погружало. Но он со мной не бодался (это только укрепило бы мою связь с сектой, так всегда и бывает).

    Он стал мне поддержкой в той самой социализации, которая изначально мне была нужна: выделял время на общение в своем довольно загруженном тогда трудовом графике, мы куда-то ездили, мы встречались с его знакомыми и друзьями, он помогал мне знакомиться и проводить с русскоязычными соседями, ходить на концерты, и так далее.

    Когда социальный «капитал» поднакопился мне вдруг стало довольно легко сказать «лидерам» тренинга: «ребята, мне не нравится то, что вы делаете, прощайте». И больше с ними не общаться. Годом раньше такое казалось невозможным.

    Дальше я приведу нюансы реабилитации «бывшего сектанта», которые описали все те же Тимоти Лири и Мэри Стюарт в книге «Взрыв мозга».

    ★ Жертвы деструктивных сект панически боятся встречи с внешним миром.

    И это — та данность, которую надо понимать и принимать, и потихонечку корректировать.

    Опять мой пример: иронично и парадоксально, на моем тренинге по коучингу практически все коучи работали во внутренней «тепличной» организации и радостно коучили друг друга.

    Выходить на рынок реальных клиентов боялись.

    Все разговоры «лидеров» про работу с клиентами велись из позиции «вы и они». При этом «вы» — гениальные носители добра, а «они» — это ничего не понимающие, заблудшие, неосознанные кошельки, которым надо причинить непоправимое добро за большие, конечно же, деньги.

    Контекст противостояния пронизывал все разговоры о ведении частной практики, хотя на формальном уровне мы, конечно, должны были создавать «партнерство». Но только после того, как догнали и принудили. Надо ли удивляться, что предсказуемое большинство «выпускников» не могли наработать базу клиентов и оставались в программе в качестве «менторов» и «кураторов».

    ★ Нужно помочь члену секты выйти из плоскости черно-белой реальности «добра и зла», чтобы он смог увидеть цветную объемную многогранную реальность.

    Ложная дихотомия (когда все трактуется через призму двух противоположностей) — это следствие примитивизации мышления. По сути это искажение, которое мешает осуществлять крайне важную для качественной жизни функцию — ориентировочную основу деятельности.

    Человек, который видит мир в черно-белом цвете, на самом деле бессилен именно потому, что не может адекватно сориентироваться «на месте» и, соответственно, не способен принять решения о наиболее целесообразных действиях. Его постоянно разрывает между несуществующими «добром» и «злом».

    Секты-тренинги именно для этого погружают своих учеников в «черно-белый» мир. Основа возвращения человека к способности видеть больше разных граней и оттенков, — это сделать такое видение а) безопасным, б) интересным.

    ★ Каждый человек в секте запрограммирован останавливать все «негативные» мысли о лидере, доктрине, или организации.

    Это очень интересный феномен, когда человек будет вам жаловаться о процессах на «секте-тренинге» и тут же на одном дыхании защищать, оправдывать и хвалить организаторов, тренеров, участников. Если попросить человека покритиковать лидера тренинга за что-то объективное, он будет заметно осекаться, как будто кто-то рядом хмуро смотрит, грозит пальцем, и говорит «не смей».

    В персоналистическом консультировании такой феномен называется «интроецированием выгодоприобретателя», созданием «персонификатора», как некоторого внутреннего «персонажа», который всегда с тобой и регулирует твои мысли, слова, поведение. Этот внутренний персонаж наделен большой властью и силой, и главное тут — «сдуть» этот самый персонификатор, забрать у него силу и власть, одержать над ним моральную победу. Увидеть, что те, чей образ властных и сильных закрепился в сознании, на самом деле обычные люди, со своими слабостями, проблемами, дефектами.

    Тут можно обратиться к техникам развенчания культа личности.

    ★ Нужно помочь члену секты представить счастливое будущее вне секты, а для этого надо избавить его от последствий «фобической индоктринации».

    Мы уже говорили выше о страхе «внешнего мира». Это — частный случай «фобических индоктринаций», свойственных сектам, и «секты-тренинги» тут не исключение. На таких тренингах участникам так или иначе внушается, что если они уйдут из организации, у них наступит безденежье, вернутся болезни, они не смогут продвинуться по карьере, получить нужные им лицензии и сертификации, и так далее, а все вложенные труды, деньги и время пропадут впустую (как будто они уже не пропали впустую…)

    А поскольку, как правило, человек вне «секты» и не пробовал самостоятельно достичь ту самую цель, за которой пришел на тренинг, поверить в это ему оказывается достаточно легко.

    Для реабилитации «жертвы сектантского тренинга» важно показать, что в жизни есть много возможностей, что он в безопасности, поработать над фобиями со специалистом, в конце концов, помочь можно через понимание что это — его личные фобии, а не то, «как на самом деле устроен мир».

    ★ Необходимо заместить человеку идентификацию «изгнанного из секты».

    Мы, конечно, повторяемся, но секта — это система, в которой все взаимосвязано, и через повторы эта взаимосвязь и проявляется. Мы уже говорили о страхе быть изгнанным. Так вот, бывшие участники секты могут застрять в самоидентификации «изгнанника». Они могут пытаться строить жизнь без воздействия тренинга, но это будет жизнь «изгнанного, неудобного, дефектного, непринятого». А значит, он будет оставаться жертвой секты, поскольку заменит здоровую самоидентификацию на это вот.  Очень важно отследить такую идентификацию, и проработать ее.

    ★ На бывшего члена секты влияет «загрузочный язык». Расставшись с загрузочным языком, сектант перестает смотреть на мир через «сектантские очки».

    И опять повторяемся. «Загрузочный язык» — это то, что делает из любопытного ученика полноценного сектанта, и что бывшему сектанту не позволит разорвать связи с сектой.

    Наше мышление напрямую зависит от того, каким языком мы пользуемся, и если мы продолжаем говорить языком секты, то «головой» мы остаемся в ней. На первых порах важно помнить, что слова из «загрузочного языка» для жертвы секты не будут нейтральными еще долгое время, и их надо намеренно избегать, заменять на другие.

    Здесь помогут всевозможные техники расширения лексикона и формулирования мыслей в разных вариантах.

    При проявлении «загрузочного языка» имеет смысл поставить задачу «сказать то же самое, но по-другому, понятнее, точнее, конкретнее, на другом языке (как вариант)». Если смысл этой задачи понятен, такая практика быстро позволит прочистить голову от влияния секты-тренинга.

    ★ Бывшие члены сект часто переживают «наплывы», похожие на флэшбеки при травматическом расстройстве.

    Человек как будто возвращается в прошлое, когда он был под влиянием секты, и воспроизводит мысли, чувства, поведение, слова, решения, свойственные ему тогда.

    Тут требуется помощь специалиста по той же схеме, по которой клинические психотерапевты работают с флешбеками после травматических событий.

    Прежде всего жертве секты нужно помочь понять, что «наплывы», как и фобии — это результат индоктринации, не более того.

    «Наплывы» происходят после срабатывания ассоциации на какой-нибудь стимул: опять же, услышали или использовали слова «загрузочного языка», встретились с членами секты на улице, увидели рекламу этого тренинга, поднялась тема, которая там обсуждалась, увидели в магазине пиджак, похожий на тот, в котором выступал «тренер-лидер», и так далее.

    Тут работа проходит в два шага: первый — проследить «пусковой механизм» наплывов («Что это с тобою стало? — да вот, рекламу увидел»). Второй — создать новую ассоциативную цепочку («Увидел рекламу — отправляй мне скриншот, чтобы мы вместе поржали над тем, какой тупой у этой рекламы креатив, и вообще им пора продать десятый «Лексус» тренера и нанять, наконец, нормального дизайнера»).

    Еще одна реакция, схожая с травматическим расстройством: ночные кошмары. Бывшего участника тренинга-секты они будут беспокоить, и их содержание скорее всего так или иначе будет связано с предметами «фобической индоктринации».

    Собственно, по содержимому снов и можно проследить, какие фобии были искусственно созданы у жертвы секты-тренинга.

    Сны — это попытка психики освоить и завершить какие-то эмоционально значимые события и переживания, поэтому ночные кошмары имеет смысл рассматривать как «подсказки», и желательно с помощью специалиста делать то, что психика пытается сделать во снах: освоить и завершить эмоциональный опыт.

    Если этого не сделать, ночные кошмары могут, во-первых, испортить качество сна, и тем самым ослабить человека. А во-вторых, непроработанные сны углубляют в человеке разрушающие его фобии, идентификации и состояния, ставшие последствием воздействия секты.

    ★ Стыд за свое «сектантское прошлое», запоздалое раскаяние, чувство вины.

    Ну и последнее. Человек, конечно, сам когда-то решил записаться на этот самый тренинг, вступить в этот самый «клуб» / «школу» / «академию» / «институт» (секты-тренинги любят себя называть в похожем стиле), отстаивать непогрешимость и величие «лидера», приводить других людей, которые тоже подверглись деструктивному воздействию секты.

    Часто люди остаются в секте просто потому, что осознать, какую они ошибку совершили и совершают, слишком болезненно. Уж проще продолжать жить в «теплице» тренинга и закрывать глаза на закрадывающиеся подозрения, что что-то тут не чисто.

    Когда человек все-таки решает с этим завязать, он наверняка будет испытывать сожаления, вину, раскаяние, стыд. И самое худшее, что тут могут сделать близкие — это наконец-то отыграться на «небожителе», напоминать ему, какую дичь он творил, требовать извинений и покаяний, шантажировать его прошлым и так далее.

    Исход такого отношения близких предрешен: человек с высокой долей вероятности рано или поздно «убежит» в новую секту-тренинг, где его банально не будут шантажировать и обвинять, а еще и расскажут про «токсичные отношения», «личные границы», и под это дело убедят порвать связи с близкими и выведут на второй круг сектантского стажа.

    На рынке псевдотренингов более чем достаточно желающих воспользоваться такой ситуацией.

    Поэтому близким и себе важно объяснить, чем осознание ошибки отличается от стыда, а ответственность, как понимание того, что любые действия несут за собой последствия, от вины.

    А еще важно обеспечивать возможность осознавать и исправлять ошибки прошлого на фоне уважения, достоинства, самоценности, и тем, что мы в психологии называем «чувством субъектности» (позицией «я — источник действий, которые приносят результаты, которые влияют на качество моей жизни и на людей вокруг меня»).

    Именно нестабильность этих состояний и приводит людей в секты-тренинги, а при их восстановлении можно свободно выбирать настоящее обучение, фильтровать программы с сектантским налетом, и действительно развиваться.

    И тогда уже на одного потенциального клиента у псевдотренингов будет меньше, и они окажутся на один шажок ближе к справедливому разорению, чего мы им искренне и желаем.

     

    Саморазвитие#Обучение#Осознанность#Психология