30 мая 2020

Как развить в ребенке мотивацию к обучению.
Часть 2

1624 просмотра

Ольга Райнхолдт
Иронично называет себя «Коуч, каких мало», на самом деле верит, что любой человек — это Личность и Талант, каких мало. Свою практику посвящает самореализации, рядом с которой развитие личности, создание и культивация личных брендов, успех в бизнесе, карьере и творческих начинаниях. Руководствуется девизом «Талантам надо помогать, бездарности пробьются сами».
  • olgareinholdt.ru
  • instagram.com/olga_reinholdt
  • Продолжаем говорить о том, как помочь нашим детям научиться учиться и увидеть в этом занятии смысл и интерес.

    Здесь будут рекомендации, упражнение для родителей, и то, о чем пока говорят непростительно мало — проблема цифровой дегенерации.

    Вот с нее и начнем.

    Цифровая дегенерация

    Кто замечал, как ребенок торопится закончить со школьными заданиями, чтобы с головой «уйти в гаджет»?

    Кто замечал нездоровый блеск в глазах и нервозность у ребенка, если в гаджет по какой-то причине уйти нельзя?

    Кто считает, что гаджет — это «пустая трата времени и отвлечение от важного — от уроков», а решение проблемы — в том, чтобы сократить время его использования?

    Игры и соцсети, которыми пользуются дети, создавались не наобум. Над ними работают люди, чье понимание детской психики вообще-то надо применять в системе публичного образования. Но там им за это не заплатят, и их познания едва ли внедрят. То ли дело цифровая индустрия.

    Дети подсаживаются на гаджет потому, что предлагаемые им там развлечения дают именно то, что ребенок инстинктивно ищет в жизни: эмпирические стимулы, опыт, эмоции, эксперименты.

    Если ребенок недополучает всего этого в жизни, то выбор в пользу гаджетов сделает не он, а его инстинкт.

    Добавьте к этому ощущение угрозы от того, что он «недостаточно хорошо учится», «не понимает», его не принимает социум и осуждают родители, и к естественной тяге добавится еще и поиск безопасного пространства.

    Вот и подумайте: в школе психика ребенка не получается нужных ей для развития стимулов, зато получает много абстракций, которые как-то нужно обуздать на фоне постоянной «угрозы двойки». А в гаджете угроз нет, а стимулы есть.

    Надо ли удивляться силе притяжения?

    Разве корень проблемы — это гаджет? Следовательно, решает ли ограничение проблему?

    Нет, не решает. Проблема накопит потенциал, как пружина, и как только появится доступ к гаджетам — рванет.

    Проблема  — не в гаджетах. Проблема — в отсутствии эмпирического опыта вне сети и в том, что виртуальное пространство ребенку интереснее, приятнее и безопаснее реального.

    Вот тут можно подумать: что же, если гаджеты предлагают детям то, что им на самом деле надо, так может пусть и сидят со своими гаджетами и все нормально?

    Нет, не нормально. Тут есть огромная разница.

    Да, нервная система ребенка заточена под поиск и восприятие стимулов. Но в естественной среде стимулы эти надо еще добыть.

    Чтобы получить стимул от того же шлепания по лужам, нервная система должна провести ряд сложных процессов, создать новые, закрепить, свести воедино разные источники поступления информации — тактильные, визуальные, звуковые, эмоциональные. А потом проследить причинно-следственные связи, сделать новые выводы, и создать новые нервные связи.

    В награду за всю эту сложную работу, нервная система выдает дозу дофамина и потому ребенку от этого всего процесса радостно.

    И если в естественной среде нервная система ребенка сначала «добывает» стимулы, а потом их долго и сложно обрабатывает, то в цифровой среде эти самые стимулы бьют в психику как из брандспойта.

    Эти стимулы — готовые, простые, их как-то особенно обрабатывать не надо. Дофамин, которые вообще-то надо заработать малыми порциями, во многих цифровых развлечениях принимает вид наркотика. Сначала балдеешь от его изобилия, а чуть недополучил — ломка. Да вы и сами, поди, с этим явлением знакомы: кто не залипал в соцсетях, забыв обо всем.

    Если же ребенку есть, от чего «прятаться» в цифровую среду, он не может противостоять притяжению доступного дофамина.

    Развитие при этом не происходит. Происходит планомерное отупение. Не потому что гаджет. Гаджет — всего лишь инструмент, с его помощью можно и тупеть, и развиваться.

    К отупению и сопутствующим психическим проблемам приводит комбинация окружающих условий и доступности цифрового «убежища».

    Конкретные рекомендации для родителей

    ★ Начинайте не с «что и как учить», а с «зачем это учить»

    Восприятие людей в принципе инструментарно. Мы так эволюционировали.

    Мы можем видеть без дополнительный устройств только то, с чем можем что-то сделать без дополнительных устройств. Понимать мы тоже можем только то, что как-то возможно использовать.

    Взрослые люди, которые при этом намеренно развивают в себе способность мыслить абстрактно, преодолевают границы инструментарного.  Точно так же их преодолевают люди, которые просто живут в привычной модели мира и считают реальными те вещи, которые привыкли считать реальными.

    Дети же в этом плане намного ближе к природе, и на самом деле обучаться способны только тому, что имеет для них какое-то функциональное значение.

    Именно поэтому математика объясняется на яблоках, конфетах и игрушках. Почему так понятнее? Потому что на примере яблок видно, что с  этими цифрами можно что-то делать. Как-то накладывать их на жизнь.

    Чтобы ребенок изучал язык, у него должна возникнуть конкретная актуальная для него потребность в языке. Например, чтобы общаться с новым другом.

    Или чтобы играть в те же видеоигры.

    А такие аргументы, как «во втором классе пора начинать изучать язык» и «это пригодится тебе в будущем», слишком абстрактны, чтобы повлиять на мотивацию.

    Если вы не можете дать ребенку причину что-то учить, задумайтесь: может и не стоит ему это учить на самом деле? Или — раз уж школа требует — договориться с ребенком, чтобы он выполнял необходимый минимум, просто чтобы от вас отстали, и поддерживать его, чтобы не переживал об оценках за ненужные или несвоевременные знания.

    В любом искусстве нужно освоить технику. Но овладевать инструментом можно и нужно лишь тогда, когда возникнет естественная потребность создавать. Чтобы она возникла, ребенку  для начала нужны условия, чтобы беспрепятственно обогащать свое восприятие мира и свои ощущения звуками, красками, формами, образами, словами, ритмами, рифмами... Тогда он возможно и придет к тому, чтобы овладеть техникой и станет музыкантом, писателем, художником. А может и не придет, и это неважно: его восприятие мира будет уже в разы богаче, чем у истерзанной уроками сольфеджио души.

    ★ Для мотивации ребенку нужны модели взрослых

    Детеныши диких высших позвоночных животных учатся, наблюдая за мамой и слушая свои инстинкты. В природе все просто: сам факт, что самка дожила до детородного возраста, говорит о том, что ее поведенческую модель стоит перенимать.

    У людей, с одной стороны, все так же: у человеческих детей такой же инстинкт наблюдать за нами, считывать наши действия и эмоции, и моделировать наше поведение. Но мы при этом сильно усложнены. А еще мы — взрослые — об этом забываем, и считаем, что ребенку достаточно сказать, как надо делать. А что мы там показываем, ему не понять.

    На самом деле все строго наоборот.

    Родители и учителя никуда не денутся от того, что дети отражают их поведение. Поэтому совершенно бессмысленно требовать от ребенка поведения, которого он не видит в вас.

    И уж тем более, если то, что он видит в вас, противоречит тому, что вы требуете от него.

    Чтобы у наших детей появилась мотивация к учебе, мы сами должен стать примером.

    Хотите, чтобы ребенок больше читал? Читайте сами, читайте у него на глазах, рассказывайте ему о книгах, читайте ему.

    Хотите, чтобы ребенок не пасовал перед трудностями новой науки? Учитесь новому сами, показывайте ребенку свои трудности, рассказывайте, как вы с ними справляетесь, демонстрируйте удовольствие от  выполненной задачи, признавайте слабости, ошибки, и поражения.

    Хотите, чтобы ребенок меньше времени проводил в гаджетах?
    Ну вы же догадываетесь, какой будет горькая правда.

    Как только дочитаете эту статью, уберите свой гаджет подальше и покажите ребенку, как интересен может быть реальный мир.

    И да, он поверит вам не сразу. Тут важна системность и настойчивость, но не в требованиях, а в ваших собственных реальных проявлениях.

    ★ Для обучения ребенку необходима здоровая эмоциональная среда

    Понятно, что проблема не в отсутствии мотивации учиться, а в том, что учиться естественным образом ребенку не дают, и он вынужден тратить энергию на то, чтобы адаптироваться к неестественным для детской психики среде и требованиям.

    Обучение — процесс энергозатратный. Это роскошь, если хотите. Те же волчата, лисята и иже с ними обучаются, пока родители или стая обеспечивают им безопасность.

    Когда животные ощущают угрозу, у них включаются инстинкты защиты, и ни о каком обучении речи быть не может. Энергию надо беречь и перераспределять ее «на оборону».

    Это и происходит с детьми. Для этого им вовсе не обязательно расти в зоне военного конфликта или в семье абьюзеров. Любой нормальный родитель способен обеспечить ребенку хроническое ощущение «угрозы».

    Прежде всего, ребенок считывает как поведения родителя, так и его состояние. Мама насторожилась — детеныш считывает «есть опасность!». Если вы постоянно тревожитесь, стрессуете, волнуетесь, ребенок будет находиться в состоянии непонятной для него, но вполне реально ощущаемой угрозы.

    Поэтому опять этот неприятный постулат: хочешь не хочешь, а начинать придется с себя.

    Для ребенка самая большая опасность — быть «отвергнутым» родителями.
    Именно потому, что пока он мал, родители — основной источник безопасности. Нам кажется, что ребенок понимает, что мы его ругаем для того, чтобы у него что-то по жизни лучше получалось, чтобы он стал хорошим человеком, а на самом то деле мы его любим…

    Вот только психика ребенка воспринимает все совсем иначе: от родителя исходит эмоция гнева на него. Опасность быть отвергнутым. Надо защищаться.

    Еще хуже — предательство. Когда ребенок конфликтует с учителем, учитель в школу вызывает родителей, а родители вдруг становятся на сторону «противника». Для ребенка это колоссальный стресс, и опять же — сигнал об угрозе.

    Страх не выполнить школьных требований, страх оценок, страх перед отдельно взятыми учителями, страх, что одноклассники высмеют, отвернутся — все это «банальности» ежедневной жизни, которые мы, взрослые, считаем нормальным делом, и которые создают ребенку хронический фон угрозы.

    Обучение на этом фоне просто невозможно: все силы брошены в выживательные стратегии, которые иногда могут выглядеть как «прилежность».

    Чтобы в ребенке раскрылось его естественное стремление познавать мир и создавать в нем что-то новое, он должен чувствовать себя в безопасности.

    Когда директор школы пыталась призвать меня в соучастники в миссии «накажем детей» за довольно невинный проступок, я заставила ее извиниться перед ребенком за то, что  довела его до слез. И уже потом мы с Мишей обсудили, почему содеянное не стоит повторять.

    Безопасная и здоровая психологическая среда совершенно чудесным образом влияет на желание ребенка учиться.

    «Когда у тебя будет сын, постарайся быть осторожным. Боюсь, что ты не сможешь. Но они всегда другие — я и ты, ты и он. Ты не сумеешь им руководить. Первый человек, который от тебя полностью зависит, а ты не сможешь им руководить...»
    (с) Из монолога Михаила Жванецкого

    ★ Обучение должно сопровождаться удовольствием

    Речь не о том, чтобы заниматься только тем, что легко и прикольно. Это как раз противоположно обучению.

    Мы созданы природой так, чтобы получать от обучения кайф. Если нет удовольствия, не происходит и обучения. В лучшем случае — запоминание.

    Мы худо-бедно учитываем, что дошкольники учатся через игру и то, что доставляет им радость. Как только они дорастают до школы, лафа заканчивается.

    Школьная система заточена не на обучение, а на дрессировку совершенно конкретных функций. Если ребенок умудрился в школе развить интеллектуальные и творческие способности — это скорее удачная побочка. Повезло.

    Для настоящего обучения форма подачи и степень сложности предмета должны быть подобраны так, чтобы процесс приносил ребенку удовольствие. По мере того, как будет крепнуть связь «предмет — удовольствие», он сам захочет постепенно повышать степень сложности, и получать от этого новые уровни удовольствия.

    Например, если вы хотите, чтобы ребенок читал книги, не надо грузить его классиками. Подберите книги, которые ему интересны. Да даже не книги — для начала годятся и комиксы. Пусть сам акт чтения, процесс переворачивания страниц, узнавания букв и любимых персонажей сложится в нечто радостное.

    Мы с сыном начинали с комиксов про Майнкрафт. Сами по себе они его интеллектуалом не сделают, но у ребенка сложился опыт «читать интересно».

    Потом добавились другие книжки, уже со сплошным текстом, про «Капитана Подштанники», знакомого Мише по мультфильмам. «Капитан Подштанники» зачитан до дыр, навык чтения развивается (что само по себе делает процесс более приятным), и вот мы уже перешли к адаптированным романам Уэллса и Стивенсона.

    Миша на днях сообщил, что читать книги — его любимое занятие. Ну, после программирования, конечно. Прибежал с выпученными глазами и страстно выложил мне свое свежее открытие: «Когда читаешь книгу, у тебя в голове как-будто появляется телевизор. Твой собственный. И самое крутое — ты можешь в этом телевизоре делать все, что хочешь!» Надо ли говорить о том, каким дивным цветом расцвела душа матери от этих слов.

    Еще пример: я ненавидела математику. Пока мама не подсунула мне книгу «Магистр рассеянных наук» Владимира Лёвшина. Через книгу, персонажей, истории я ощутила удовольствие от математики, которое не ощущала на уроках. Захотелось понять и разобраться, а там уже и удовольствие от самого предмета пришло.

    Вот такой длинный получился ответ на вопрос «Как развить в ребенке мотивацию к обучению».

    Если ответить коротко, то мотивацию развивать не надо. Она дана природой по умолчанию. Надо создавать условия, чтобы она не угасала, а переходила на новые уровни сложности.

    Что это за условия, вы теперь знаете.

    Ожидать их от школы не стоит.

    Дело за вами, родители.

    И чтобы вам помочь (обученный коуч, как никак:)), я создала своеобразную анкету с «правильными вопросами». Отвечая себе честно на эти вопросы, вы сможете прояснить для себя свою стратегию воспитания ребенка.

    Настоятельно рекомендую отвечать письменно. Дело в том, что пока мы формулируем и прописываем свои мысли, они намного точнее формируются, становятся очевидными «белые пятна», а еще появляются ответы, которые при простом «думании» в голову не придут.

    Конечно, это потребует от вас чуть больше времени и сил, чем просто пробежаться глазами по статье и закрыть ее. Но воспитание ребенка по определению требует времени и сил, и не лучше ли потратить их на то, что сделает это воспитание более намеренным, продуманным и осознанным?

    Стратегическая анкета для родителей

    Отвечая письменно на вопросы ниже, вы сможете определить для себя стратегию и тактику поведения со своим ребенком.

    1.     Ребенок делает уроки в основном с готовностью, или в основном из-под палки?

    2.     Если с готовностью, то получает ли ребенок удовольствие от процесса? (Если да, то зачем вы вообще это все читали?:))

    3.     Если с готовностью, но удовольствия от процесса не получает, чего ребенок боится, если не сделает работу?

    4.     Вы пользуетесь этим страхом, чтобы задания были сделаны? Как вы пользуетесь этим страхом? Как вы создаете ребенку этот страх?

    5.     Если ребенок делает уроки из-под палки, то что он предпочитает делать вместо уроков?

    6.     Ребенок ходит в школу в основном с готовностью, или в основном с нежеланием?

    7.     Что его привлекает в школе? Как вы можете это усилить и перенести в условия вне школы?

    8.     Что его отторгает в школе? Как вы это можете устранить вне школы, и нивелировать, пока ребенок в школе?

    9.     К чему ребенок проявляет искренний интерес, включая занятия, которые вы не считаете «полезными» и «образовательными»?

    10.  Если с этих занятий снять стереотипный ярлык и посмотреть на саму суть того, что его в них привлекает, то что это? (Например, «видеоигры»: одного в них может привлекать стратегия битвы, другого — конструкции, третьего — общение, четвертого — визуальные образы или фантастический мир).

    11.  Какие вы можете предложить ребенку дополнительные / альтернативные занятия, в которых есть эта же суть? (Например, если ребенка в играх занимает фантастический мир, вы можете предложить ему вместе посмотреть и обсудить фильмы, читать соответствующие книги, рисовать персонажей, изучать историю, на которой эти миры построены, и т.п.)

    12.  Какие факторы эмоциональной среды для вашего ребенка не комфортны и он их избегает, как может? Оцените все, по максимуму. Если у вас второй ребенок, напряженные отношения с супругом, ваш собственный стресс и раздражение, или вы понятия не имеете, как строятся отношения ребенка с одноклассниками, — все это и подобное важно учесть).

    13.  Как вы можете нивелировать эти факторы? Например, если вы осознали, что на ребенка все-таки влияют ваши напряженные отношения с супругом, то возможно имеет смысл нормализовать эти отношения. Или если невозможно — хотя бы поговорить об этом с ребенком).

    14.  Какие условия для обучения у ребенка отсутствуют? Например, вы хотите от него успехов в музыкальной школе, а у ребенка нет модели взрослого, которая бы вдохновляла на музыку. Или вы хотите, чтобы ребенок учил язык, а ему просто негде и не с кем им пользоваться. Или вы хотите, чтобы ребенок делал уроки, а он делит комнату с младшим братом, который постоянно старшего отвлекает.

    15.  Как вы можете создать ребенку то, чего хватает, или — опять же — хотя бы поговорить с ребенком о существующих условиях?

    16.  Что вы можете показать, сказать, сделать, чтобы ребенок ощущал, что вы действительно всегда на его стороне?

    17.  Что вам нужно прекратить показывать, говорить и делать, что заставляет в ребенке почувствовать предательство с вашей стороны?

    18.  Что вы должны делать, говорить и показывать, чтобы быть для ребенка моделью того, что вы от него хотите?

    19.  Что должны перестать делать, говорить и показывать, чтобы не показывать ребенку модель того, что вы не хотите в нем видеть?

    20.  Определите для себя три главные цели воспитания вашего ребенка, учитывая, что его образование и развитие — это тоже ваша прямая ответственность?

    Саморазвитие#Дети#Обучение#Психология