28 февраля 2018

Глубже, а не шире

3281 просмотр

Елена Трускова
Коллеги говорят, что я — гармонизатор. Друзья утверждают, что я сочиняю истории про дождевого червя Ивана и написала книжку про вдохновение. А я просто называю себя Леночкой. Мы же больше, чем сумма наших частей, верно?
  • authenticityfirst.ru
  • vk.com/elena.truskova
  • instagram.com/forgetenot
  • Мне нравится следить за блогами с лонгридами. Это такая альтернатива кусочным текстам в телеграм-каналах, на которые я подсела.

    Когда я перевожу длинный текст, я лучше его понимаю, глубже в него проваливаюсь, больше о нем думаю. Перевод для меня — способ вдуматься, а переведенный текст — в каком-то смысле побочный результат.

    Чаще всего для своих «Неидеальных историй» я переводила Брене Браун и Лиз Гилберт. Однако в последнее время Лиз пишет мало. А из новой книги Брене мне было сложно что-то перевести после первого прочтения — такая она слитная. Может быть, перечитаю и переведу позже.

    И потому недавно я дважды перевела тексты Дэвида Кейна из блога Raptitude — для собственного размышления.

    Его размышления про глубину и ширину по сути — противопоставление идеи сканерства от Барбары Шер, которая меня увлекала ещё несколько лет назад. Интересно посмотреть на полярный подход и примерить к себе: справилась бы я целый год не начинать ничего нового, если я уже присвоила себе право пробовать все, что захочу? С другой стороны, год не пробовать ничего нового — тоже новое, как мне написали в комментариях на Фейсбуке.

    Знаете, о чем я думаю? Я представляю, что в нашем обществе есть практика под названием «Год глубины».

    David Cain
    Писатель, предприниматель, автор блога Raptitude.

    Представьте: вы уже состоялись в карьере и закупили прекрасных гаджетов себе в дом. И теперь подписываетесь на целый год, в течение которого не начинаете ничего нового и не покупаете ничего, кроме необходимого.

    Никаких новых увлечений, снаряжения, игр, книг. Вместо этого — год возвращения к тому, что вы уже покупали, начинали, забросили и позабыли.

    Вообразите: целый год вы наращиваете навыки, а не изучаете новые! Погружаетесь в те медиаресурсы, что уже скопили, а не покупаете доступ к новым.

    Дочитываете начатое, перечитываете любимое. Беретесь за книги, которые пылятся на полках нечитаными. Достаете из чулана гитару и учитесь играть на ней, а не покупаете губную гармошку. Заканчиваете онлайн-курс, начатый в апреле, вместо того, чтобы записаться на новый мастер-класс Энни Лейбовиц, даже если на новый дают скидку.

    В наш потребительский век купить, начать и подписаться на новое — очень просто. Я говорю о Годе глубины потому, что мне кажется — мы с вами устали от познания неизвестного, которое никак не заканчивается. И скучаем по глубине, смыслу и ценностям.

    Пройти через Год глубины могло бы считаться в нашем обществе настоящей зрелостью, духовным взрослением. После такого поневоле начнешь серьезнее относиться к тому, за что хватаешься и что начинаешь.

    Возможно, из Года глубины мы бы вышли людьми с твердыми хобби — вместо массы наших интересов, ни в один из которых мы не углубились пока что всерьез.

    Если мы хватаемся за новое слишком часто, у нас, конечно же, вырабатывается зависимость от этих начинаний. Продолжать не так весело, как браться за новое! И не так просто. Куда интереснее взяться за что-то новое, чем продираться через скучные абзацы «Отверженных», тренировать аккорд, который не выходит, или рисовать десятки одинаково уродливых цветов, пока не получится один приличный.

    Экономика эксплуатирует нашу зависимость от новенького. Так много денег можно заработать, если продавать нам что-то, чего у нас ещё нет! Новые гаджеты, новые книги, новые возможности.

    Последнее, чего от нас хотят бизнесы — чтобы мы остановились и обратились к тому, что у нас уже есть. Поэтому реклама бомбардирует нас, давя на хорошо проработанную потребность регулярных доз новизны.

    В моем шкафу среди кучи других вещей лежат акварельные краски, гитара и учебник французского. Если бы я попал в тюрьму вместе с этими предметами, у меня осталось бы выбора. Пришлось бы стать гитаристом, художником и полиглотом (которыми я, очевидно, хотел стать, покупая эти предметы). Но ведь купить что-то новое гораздо проще, чем регулярно практиковаться в рисовании, игре на гитаре и учебе. Поэтому я так ни разу к ним и не подошел.

    Свобода выбирать хобби и расширять список своих интересов — это здорово. Однако у такой свободы есть побочные эффекты. Когда так легко начать что-нибудь новое, мы легко отказываемся от преодоления скуки и трудностей, к которым неминуемо приводит погружение на глубину. Поэтому мы можем не достигать значительного уровня качества и сбегать от трудностей (зато, конечно, бережно переписываем в свою книжечку области, в которые сунули свой нос).

    Когда вы покупаете новую книгу, остаются ли на ваших полках купленные раньше и непрочитанные? Собирались ли вы их читать, когда покупали? В наши дни купить книгу вовсе не значит хотеть её прочитать. Ведь вместо чтения можно с легкостью отправиться искать другие интересные книги. Чтобы купить и их.

    Возможно, если бы купить новые книги были сложнее, мы бы внимательнее относились к тому, что у нас уже есть?

    В потребительской культуре всегда проще идти шире, чем глубже. Погружение на глубину приносит с собой периоды скуки, в которых ничего не происходит, столкновение со своим нежеланием продолжать и нетерпеливостью, мы со временем нарабатываем навык вовлекать себя самостоятельно.

    Поскольку никто не закрывает нас в комнате, в которой нет ничего, кроме пианино и сборника сочинений Льва Толстого, приходится разбираться со своими увлечениями самостоятельно. Если мы сокращаем количество, мы растим качество, ценность и глубину. А на глубине найдется более редкое и качественное, чем на поверхности.

     

    Саморазвитие#Осознанность#перевод#сканеры#смыслы