6 октября 2022

Сгореть дотла и восстать из пепла на кладбище при крематории

2225 просмотров

Елена Рупрехт
Энтузиаст, оптимист и гедонист. Участница проекта «Стодневка — экспедиция к новому Я».

К концу 2020 года я выгорела дотла. Всё началось, когда на фоне коронавирусной истории я осталась без работы.

В Австралии наступил первый локдаун, наша фирма круто сократила расходы и одним днем уволила половину сотрудников, а вторую перевела на двухдневную рабочую неделю. Мне не повезло, я оказалась в первой.

Сказать, что я была в ужасе — не сказать ничего. Да, правительство назначило социальные выплаты, но этих денег хватало исключительно на аренду жилья и чуть-чуть на еду. Я начала подаваться практически на все вакансии, в ответ приходили отказы.

Спустя несколько месяцев от моей самооценки остались лохмотья. Кризис середины жизни, потеря идентичности (я начала работать еще подростком, и нынешнее неприкаянное состояние оказалось для меня очень болезненным), депрессия, мрак.

Лучом света среди этого мрака стало предложение должности для меня совсем не профильной. Но это было лучше, чем ничего.

Я должна была выйти на работу в январе 2021 года, а в декабре 2020-го со мной связалось кадровое агентство. Они искали человека, готового всего на один день заменить отсутствующего сотрудника. Менеджер агентства осторожно спросила, не испугает ли меня место работы, потому что это оказалось… кладбище.

Я подумала, рассудила, что ничего не теряю, и в целом мне интересно попробовать. Так на один день я стала консьержем на кладбище.

И внезапно поняла, что нашла работу мечты.

Всего за один день эта работа помогла мне вспомнить о ценностях и соединиться с ними, показала, что для меня важно, а на что можно закрыть глаза.

Кроме того, на кладбище работают очень морально устойчивые люди — попробуй ежедневно сталкиваться с горем и не рушиться от этого.

Это был первый раз в моей жизни, когда после «подёнщины» я купила шоколадку, цветы и поблагодарила кадрового агента. А потом пошла на сайт вакансий и подписалась на все вакансии от этого работодателя.

Работа не по профилю оказалась изматывающей физически и местами невыносимой морально. Оказалось, что да, у меня есть принципы и ценности, которыми я поступиться не могу. Еще немного, и я бы, наверное, снова уволилась в никуда. Но тут телефон блямкнул уведомлением о той самой вакансии! Консьерж. На кладбище. Как пишут в любовных романах, «моё сердечко затрепетало» (реально, ёкнуло:)).

Однако чтобы заполучить эту работу, потребовалось проявить немалые усилия и настойчивость. Дело в том, что у местного кадрового рынка есть две особенности. Первая — нужны рекомендации от двух коллег или шефов, с которыми ты раньше работала. А вторая — в Австралии не торопятся.

Точнее, не так.
НЕ ТОРОПЯТСЯ!

Сейчас, уже после того, как я получила это место, могу сказать — вакансия, на которую я прошла отбор, была не просто срочная, а «надо было вчера». А я настойчиво, практически через день, напоминала кадровому агенту, что очень хочу на кладбище, работать.

Агент связалась с руководством кладбища. Мне организовали интервью с будущей коллегой (совершенно потрясающая женщина) и директором. И всего через пару месяцев (поистине космическая скорость для Австралии) я вышла на работу.

Правда, среди прочего, мне пришлось пройти довольно серьезное медицинское обследование и спортивные тесты: я бежала стометровку, делала приседания, таскала тяжести и отжималась — оказалось, консьержу на кладбище нужно быть разносторонне выносливым.

Но всё это того стоило. Потому что работа на кладбище исцелила меня и вернула меня мне.

Почему работа на кладбище оказалась для меня подарком?

Из курса Анны Обуховой про лидерство и выгорание я знала, где и как можно починить выгорание, если оно случилось. (Спойлер: долго, дорого, может быть вообще необратимо).

Одним из наилучших способов справиться с выгоранием может стать отпуск, проведенный в санатории со строгим режимом и рутинами. Там тебе не надо принимать решения (потому что на это попросту нет сил), не надо ничего выбирать. Ты не беспокоишься о приготовлении еды, о процедурах – тебе их назначит врач. Ты не читаешь (!), не серфишь ленты соцсетей и не смотришь телевизор.

Увы, будучи соло-мамой двоих несовершеннолетних детей, я не могу позволить себе роскошь не работать (именно это стало дополнительным стресс-фактором моего безработного периода).

Без соцсетей мне было бы грустно, потому что они приносят в мою жизнь замечательное — моих русскоговорящих друзей.

Так что вариант с санаторием мне не подходил.

Зато «санаторием» стало для меня кладбище.

Рутины и ритуалы, говорите? Работа кладбищенского консьержа состоит из них чуть более чем полностью. Утром открыть помещения, провести все церемонии, сделать запись, отдать ее похоронным директорам, проверить, что все готово к церемониям на следующий день, обновить внутренний документооборот, обработать входящие сообщения, вечером закрыть помещения... Блин, вспоминаю и понимаю, что скучаю по этой работе даже сейчас!

Все решения принимались за меня – я просто ассистировала похоронной бригаде. Даже о том, что надеть, не приходилось думать — у консьержей была униформа и строгие требования к обуви (в которые, к слову сказать, идеально вписались мартинсы:)).

Я была человеком-невидимкой. Потому что место консьержа в самом хвостике и, если ты не сделала ошибок, тебя вообще никто не замечает. К слову, это был дополнительный стимул работать безупречно.

На кладбище было ОЧЕНЬ красиво. Даже само место называется не «кладбище», а «сады памяти». И ты день за днем выходишь из офиса и хочешь-не хочешь, но любуешься этой красотой.

Почти все время фоном играет тихая спокойная музыка. Я и не думала, что это имеет такое значение — тем не менее, да, это тоже помогало.

Цветочные композиции, которыми украшали зал прощаний, чаще всего никто из родственников усопшего не забирал. Сотрудникам тоже запрещалось уносить цветы домой, но украшать цветами свое рабочее место — всегда пожалуйста. В результате на моем столе всегда были свежайшие букеты.

Наконец, эта работа имела значение. Я, по сути, выполняла миссию — помогала живым попрощаться с ушедшими и, так или иначе, поставить точку.

Я провела на кладбище около года.  За это время я смогла собрать себя, поменяться и теперь снова занимаю административную должность на работе, которую очень люблю, где меня ценит и хвалит начальство и где моя мечта — собственный дом — стала гораздо, гораздо ближе.

А когда наступил февраль 2022-го, и моя идентичность русскоговорящей женщины снова затрещала по швам, я уже знала, как не довести себя до ручки.

Я поставила перед собой всего две задачи: сохранить рассудок и обеспечить безопасность себе и близким. Всё.

И я уже знала, как я буду это делать.

Первое – дыхательные упражнения. Их достаточно легко найти на ютюбе.

Второе – рутины и ритуалы. Эту функцию выполняют прогулки с собаками.

И третье – внимание на себя. Чего хочу я? Какие цели у меня? Что для меня важно, а чем я могу поступиться? Что я сегодня сделала, чтобы мои ценности присутствовали в моей жизни? Какие шаги я могу предпринять, чтобы моя энергия не уходила впустую?

Каждый день я задаю себе эти вопросы. И они, как герметик, предотвращают утечку энергии и жизненных сил и делают меня прочнее.

Саморазвитие#выгорание#Карьера#кризис