19 августа 2021

Нейробухгалтерия ресурсодефицита.
Что делать, если ваш мозг хотел, как лучше

2709 просмотров

Надежда Дмитриева
Специалист по вдумчивому маркетингу, исследователь нересурсных состояний человека, заботливый администратор помогающих проектов. Очень люблю вопросы «Чтобы что?» и «Почему?» Шучу, что моя профессия одним словом называется «фигнепатолог» и в любой непонятной ситуации выбираю бережный гуманистический подход.
  • good-skills.ru
  • t.me/notonlygood
  • «Ты же взрослый человек» — слышала я от родителей и преподавателей всю первую половину сознательной жизни.

    Обычно это значило, что я должна тут же собраться в кучу, принять правильное решение и поступить логично. Так, чтобы на пользу окружающим и может быть даже немножко себе.

    Ведь взрослые люди — это те рациональные, которые знают, в чём выгода и как её получить. Это люди, которых можно убедить фактами и с которыми в любой ситуации можно договориться словами через рот. Это люди, у которых есть сила воли и которые всегда добиваются поставленной цели, если хотят. А если не добиваются, значит не хотят. Или плохо просчитали. Или…

    Знаете, в юности я думала, что сойду с ума в попытке понять, отчего реальная жизнь не соответствует всем этим логичным декларациям. Почему люди хотят как лучше, а выходит, как всегда? Почему выгода и логика — не всегда безусловные приоритеты? Как люди могут вообще постоянно принимать плохие решения? Если все знают, как надо, то почему вокруг столько несчастных усталых людей? И в конце концов, откуда берутся всякого рода зависимости, если все точно знают, что это вредно? Ответа на эти вопросы я не могла найти долгие годы.

    В конце девяностых с литературой о психологии и мозге было не очень хорошо. Точнее, совсем никак. Я не сдавалась и продолжала копать. Ответы оказались вовсе не такими, как я ожидала. Сюрприз состоял в том числе в том, что в головах у нас не персональный биокомпьютер, а нечто совершенно парадоксальное.

    Что я узнала о мозге и как мне это помогло в жизни и работе

    Как оказалось, человеческий мозг — любитель простых решений в краткосрочной перспективе. Исторически так сложилось. Он очень любит экономить. И не потому, что он дурак. А потому, что эволюция не поспевает за темпами развития цивилизации. С точки зрения мозга, офисная жизнь ничем не отличается от жизни в саванне, хмурый босс и голодный лев вполне взаимозаменяемы, а ценности в виде максимально жирной и сладкой быстроусваиваемой еды вечны, потому что как бы дефицит же и питательные мамонты на дороге не валяются. А поведать мозгу о супермаркетах не может ни один современный учёный, так как древним отделам мозга неведома ни речь, ни логика, ни рефлексия.

    Понятно, что в вышеописанных условиях тратиться ему лишний раз на раздумья и сомнения непрактично, нужно по возможности этого избегать. Так что у мозга в запасе всегда есть некоторый набор готовых оценок и решений, которые он первым делом быстро-быстро натягивает на любую более-менее подходящую по его мнению ситуацию, как ту сову на глобус. Нередко это приводит к неприятным казусам, но как говорят в Питере, пренебречь, вальсируем.

    Для большей эффективности, как её понимает мозг, в дело идёт мощный химический мотиватор — нейромедиатор дофамин — очень неоднозначная и я б даже сказала, парадоксальная штука. Раньше учёные думали, что вброс в организм дофамина обеспечивает человеку ощущение удовольствия. Но нет! Оказалось, что дофамин вызывает ещё более сильное чувство — предвкушение удовольствия. И ощущаться это может как угодно, от подъёма настроения и прилива сил до резкого роста тревоги и опасений, что вожделенная плюшечка исчезнет с горизонта.

    Ситуацию максимально осложняет тот факт, что дофамин — очень аддиктивная штука. То есть, он вызывает реальную химическую зависимость, как самый настоящий наркотик. Именно из-за него люди, например, просиживают сутки напролёт в казино или хотя бы в соцсетях. Именно из-за него шопоголики влезают в огромные долги и заваливают свои дома ненужными вещами. И именно благодаря ему существует целая наука о том, в каком именно порядке должны располагаться отделы супермаркета и как близко ко входу надо ставить пекарню, чтобы привлекать больше и больше покупателей и заставлять их набивать тележки продуктами до отказа.

    Особенно опасен для организма дофамин бывает на длинной дистанции в ситуации жёсткого ресурсодефицита, когда силы у человека постоянно на нуле. Планировать и долго ждать вознаграждения такому человеку нечем. Он способен дотянуться только до чего-то быстрого и дающего максимальный эффект.

    Что это может быть? Фастфуд вместо овощей, мягкое кресло вместо прогулки, алкоголь вместо отдыха и даже казино вместо работы. Ключевое слово здесь — «вместо». Когда нечто одно выбирается вообще всегда, хотя выбор формально есть. Нет ничего ужасного в том, чтобы съесть бургер в отпуске после дня на море. Проблемы начинаются, когда мусорное ведро битком забито упаковками из «Макдональдса» и KFC.

    Забегая вперёд, должна сказать, что разрешилось всё хорошо, но давайте по порядку. Вернёмся к нашему мозгу.

    Что же получается? В условиях ресурсодефицита мозг включает экономию усилий, в том числе своих, на максимум. Думать, сравнивать и анализировать ему нечем, поэтому он на всякий случай начинает считать, что сейчас = всегда. И наоборот, всегда = сейчас. Оптимизировать деятельность ему тоже нечем, так что он при этом пытается со всей дурацкой мочи жить как обычно. Поэтому в состоянии «без сил» люди часто продолжают пытаться удержать в голове миллион дел, да ещё и кучу проектов нагрузить себе сверху. Особенно, если они и раньше страдали многозадачностью. А потом, внимание, когда уши стремятся к батарее со сверхзвуковой скоростью, им (людям, не ушам) начинает очень хотеться себя быстренько простимулировать вбросом дофамина. И чем больше организм подсаживается на быстрые вознаграждения, тем меньше у него сил и, соответственно, меньше шансов выбраться. В моём случае ахиллесовой пятой были влюбленность и сахар.

    Учёные ещё не до конца разобрались, как именно работает сила воли, но есть версия, что она очень похожа на мышцу — если её не упражнять потихонечку, она атрофируется. А постоянные быстрые вбросы дофамина способствуют этой атрофии вообще на отличненько.

    Измученный организм, буквально хлюпающий быстрым дофамином, пытается удержать в голове кучу дел, потому что думать и записывать некогда, «трясти надо». А мозг и тут работает очень интересно. Дело в том, что всё в тех же целях экономии он не держит мысли в сознании постоянно. Они работают в эдаком режиме всплывающих окон. Но! На это тоже нужно немало сил. Одна задача «Купи хлеба!» в течение дня может задолбать по самое не могу, всплыв с десяток раз. А если актуальных задач десять? Пятнадцать? И все они из разных сфер? Вот.

    Добавим сюда эмоции. На чувствование эмоций тоже нужны силы, сюрприз! И чем сильнее эмоция, тем больше на неё надо сил. Даже если она положительная, представляете? Поэтому празднование и горевание как мероприятия — это стороны одной медали. Это социальные процессы или, если угодно, ритуалы, призванные адаптировать человека к изменившимся обстоятельствам и помочь ему прожить чувства, которые по размеру явно больше, чем он сам. Возможно, вы и сами замечали, как может выматывать долгожданная хорошая новость. Например, письмо о получении работы мечты или предложение руки и сердца от любви всей вашей жизни. Да, это так работает.

    Более того. Эмоции очень плотно связаны с телом. И я сейчас не про пресловутую психосоматику. Я недавно слушала аудиокнигу всё того же Роберта Сапольски «Кто мы такие? Гены, наше тело, общество», где он рассказывал об одном исследовании, доказавшем, что не только тело может реагировать на эмоции. Но и наоборот. Эмоции могут возникать, когда что-то происходит в теле. Скажем, если прилично ускорить себе сердцебиение (не пытайтесь повторить это дома), то организм в зависимости от обстановки может решить, что он испугался или обрадовался. А то и вовсе влюбился. Фантастика, правда? Разумеется, эффект долго не продержится, но в процессе отличаться от настоящего он не будет в принципе. А теперь представьте, сколько на это всё надо топлива. Которого в суровом ресурсодефиците — что? Правильно, нет.

    Есть и хорошая новость. С тем же дофамином можно до определенной степени договориться, пусть даже медленно и печально. Плюс, с ресурсом будет уже полегче, если аккуратно провести ревизию дыр, куда сливаются все силы. И потом уже можно будет спокойно заниматься прокачкой объема внутренней батарейки для радикального улучшения качества жизни так, чтобы хватало нормально на житьё и чувствование в полном объёме. Здесь самое главное — не пытаться починить всё большим рывком.

    Да, такая стратегия кажется максимально привлекательной и простой. Но это иллюзия, которой поддаваться не стоит. В лучшем случае не получится ничего и просто опустятся руки. В худшем организм провалится в ещё большую дыру, чем был. Поэтому самое лучшее, что можно сделать — начать с самонаблюдения и подсчёта ресурса в наличии. Здесь помочь может работа с психологом или даже коучем и довольно многие письменные практики. Я сама выбиралась весьма небыстро и довольно мучительно, то чувствуя улучшение, то падая обратно. В процессе научилась очень многому и многое поняла. Волшебных таблеток и универсальных рецептов тут, к сожалению, нет. Но это не значит, что не надо пробовать делать.

    Так что вперед! Я в вас верю, честно.

    Я со своей стороны как специалист тоже могу быть кое-чем полезна:

    • показать, как понять, сколько сил в наличии на самом деле;
    • помочь разобраться, на что и в каком состоянии стоит рассчитывать в плане трудоспособности, а на что точно нет;
    • показать возможные ресурсные дыры, в том числе неочевидные;
    • рассказать о том, как эти дыры можно залатать частично или полностью.

    Скажем, 21 августа у нас будет свеженькая группа «Ресурсная копилка», как раз посвященная ресурсодефициту. Описание здесь. Для участия, пожалуйста, оставьте емейл здесь.

    А ещё я всегда рада новым подписчикам своего телеграм-канала https://t.me/notonlygood. Если есть вопросы, тоже не стесняйтесь, пожалуйста.

     

    Саморазвитие#Баланс#Психология#стресс#энергия