13 мая 2015

«Марафон де Сабль»: о раздвигании границ

5521 просмотр

Олег Самохвалов
Бизнесмен, совладелец страхового брокера Малакут, а также ряда компаний, которые занимаются деятельностью в области спорта: Фитнес-Клуба «Фабрика Фитнеса», скалодрома «Атмосфера» и компании IronStar, которая занимается организацией спортивных ивентов. Увлеченный триатлет-любитель, марафонец, Ironman. Отец четырех сыновей, от 1-го до 18-ти лет.

Потрясен глубоко, искренне, до глубины запрятанной души — силой, мужеством и самоотречением людей на границе с безумием. Пишу и всплывают в памяти картины жизни лагеря MDS.

... День второй, этап завершен. По колючей (в прямом смысле) поверхности ковыляют сотни зомби, в медицинский пункт и обратно. Занимаю очередь, так, передо мной 78 человек, пара часов ожидания. Ничего, мы умеем терпеть. В палатке 20 докторов, люди лежат, ноги на стульчиках. Врачи перешагивают через нас. Рядом кричит англичанин, ему рвут пострадавший ноготь. Над ним висит невозмутимый врач, на шее ожерелье из изуродованных ногтей. Каждый ноготь — история боли, собранные вместе — забавный артефакт, мне становится смешно. Что это? Концлагерь? Полевой госпиталь? Кто-то из инвалидов собирается завтра бежать, это что, шутка? Нет, не шутка. Следующим утром все в строю. Главное — запихнуть ноющую ногу в кроссовок и заставить себя забыть о том, что там внутри с ней происходит. Через пятьсот метров боль уйдет и останешься только ты и безумной красоты пустыня. И ты бежишь по камням, утопаешь в песке на барханах, ползешь по горам, контролируешь пульс, рассчитываешь воду, жуешь до смерти надоевшие батончики. Вперед, вперед, только вперед!

Российская команда — это, конечно, отдельная история. Такого примера силы духа я не видел никогда. Хочется сказать о каждом в отдельности. О девчонках, для которых не было никаких скидок. О ребятах, которые не просто бежали, а боролись за высокие места в общем зачете. С изуродованными ногами, на болеутоляющих. Герои.

Вообще, тема патриотизма для меня крайне скользкая, с нее так легко скатиться в мракобесие. В собственную исключительность, данную от рождения и прочую чепуху. Но эти дни мне хотелось быть частью российской команды, гордиться нашим флагом на палатке. Гордиться тем, что наша Наташа борется за призовое место, а половина наших ребят — в первой сотне. А когда Дима Кириллов рассказывал про Пермский край, подумалось — только такая любовь к своей родной земле нас и спасет. Ни пушки, ни ракеты, ни ВВП.

... Заключительный вечер в Урзазате, все уже закончилось. Англичане устраивают вечеринку. На сцену вызывают некоторых людей — крепкий дядя скромно приветствует собравшихся. Дяде 83 года, вот так. Вот совсем необъяснимый случай — два человека на костылях. Ноги сломаны, на четвертом этапе, кажется. Они дошли до конца. То есть прошли 92 километра, а потом еще 43 на следующий день...
А письма! Письма, которые приходили с большой земли. Они грели, поддерживали, давали силы. Храню каждое.

Всю дистанцию Marathon Des Sables вместе со мной прошел мой друг Ринат Мустафин

... День четвертый, 92 километра, момент истины. Настраиваю себя, сегодня мой день! Ради этого дня я здесь. Так, что делать с большим пирогом? Правильно, разбить на куски, каждый из которых ты способен проглотить. Пусть это будет не 90, а 3 по 30. Так и настраиваюсь. Поехали. С первых метров понимаю, что этот день не мой. Есть вопросы по базовой подготовке. Придется терпеть. Так, первые тридцать надо бежать, неважно с какой скоростью. Бегу. Но почему меня легко обгоняют идущие? Этот перемещение в пространстве и есть мой сегодняшний бег. Ок, принимаю факт. Меня обгоняют все — девушки, дедушки, бабушки. Так, отыгрывать на чек-пойнтах, ни на одном не зависаю, залил воду и вперед. Удается бежать первые 45 километров, потом начинаются барханы, их могу преодолевать очень медленным шагом. Не останавливаться, идти. Скоро жара спадет, будет легче.

На 55-м километре резко начинает болеть мизинец на левой ноге, самая пострадавшая часть меня. Посредине песка вижу единственный торчащий камень, сажусь на эту табуретку. Вынимаю ногу из кроссовка, палец черный и залит кровью. Вытряхиваю песок, одеваюсь обратно. Застегиваю гэйтерсы, ломаю молнию. Это катастрофа. Без защиты от песка идти по дюнам нельзя. Если песок попадает внутрь кроссовок, ноги превращаются в мясо очень быстро.

А впереди еще 35 километров, и что там дальше — неизвестно. Тупо сижу. Никого нет, ни сзади, ни спереди. Вдруг из ниоткуда материализуется Леша Дюжаков.

Что случилось? Порвал молнию. Фигня, сейчас сделаем. Достает скотч, обматывает мне ногу. Беги. Так просто? Да.

Лёша, ты сегодня как Иисус для меня. Беги. 63-й километр, ползу. Начинает смеркаться. На очередном чек-пойнте расставлены стульчики, как на горном курорте, народ расслабляется. Нет, меня не проведешь. Залил воды, пошел. Осталась последняя треть. Понимаю, что нет силы, которая меня сегодня остановит. 70-й километр, ночь, дорогу освещает фонарь, начинаю бежать. Бегу. Бегу! Я умею бегать!!!

Прикидываю в голове время: надо уложиться в 16 часов. Бегу, вокруг меня лес, ветви деревьев нависают над тропой, перепрыгиваю кусты крапивы. Перестаю отделять реальность от фантазии. Могу отделить, но не вижу смысла.

Начинаю петь: «Группа Крови на рукаве, мой порядковый номер на рукаве, пожелай мне удачи в бою...» Меня обгоняют люди, кого-то обгоняю я. Это не имеет никого значения. Кто-то хрипит, кто-то стонет, кто-то спотыкается на каждом шагу. Ощущаю себя героем сказки — бегу как Иван Царевич в поисках далекой стрелы. 80, 83, 85.

Опять начинается песок. Мы так не договаривались!!! Шаг, бег, шаг, бег. Вижу, как впереди светятся финишные ворота. Забегаю. Делаю самолет, как обещал супруге Гуле, показываю наш тайный знак, смотрю на часы, 92, выключаю часы. Все...

О чем это было?
О раздвигании границ.
О том, как наше сознание иногда определяет наше бытие.
О невозможном, которое требует лишь чуть больше времени.
О том, как тонок тысячелетний слой цивилизации, как легко превратиться обратно в животное. Не хорошо и не плохо. Просто факт о нас.

... Крайняя ночь в пустыне, все позади. Утром идем пешком charity stage, можно расслабиться. Но расслабиться не получается, организм отдал столько энергии, что ты не можешь согреться. В спальнике холодно. Ветер рвет тент, падают колышки, я лежу с краю, тент ложится на меня. Мне все равно. Обертываюсь в термонакидку. Начал потеть, теплее не стало. Ночь бесконечна. В палатку заглядывает луна. Мелькает мысль — мы в аду! По-птичьи просовываю руки внутрь куртки, становлюсь похож на побитого Пьеро. Если бы предложили выбор, пробежать еще раз марафон или провести еще одну ночь в пустыне, я бы выбрал марафон...
И на всякий случай, если кто спросит — нет, больше не хочу.

Саморазвитие#Бег#Марафон

Интересные комментарии

    Яценко Антон
    7 лет

    Очень хорошо про ощущения человека на таких дистанциях, о том, зачем он идет к этому, написано в книге Скотта Джурека «Ешь правильно, беги быстро».