16 ноября 2014

Семь армянских дней

7566 просмотров

Андрей Хачатуров
Помощник главы города Дубны. Журналист. Познает себя и окружающий мир посредством преодоления ультрадистанций.
  • ultramarafon.blogspot.ru
  • В сентябре случилось то, о чем я мечтал последние годы — многодневный пробег по Армении... Ереван-Ерасх-Ехегнадзор-Горайк-Сисиан-Горис-Бердзор-Степанакерт. Семь дней пути, несколько перевалов, крутейший подъем к монастырю Татев. Потом оказалось, что километров было всего 352. По ощущениям-впечатлениям гораздо больше. А вот подъемы-спуски не подкачали — 5 000 вверх, аналогично — вниз...

    Сейчас, когда все уже позади, наступило ощущение полной нереальности. Я не верю, что это было со мной. Что я действительно целых семь дней бежал по земле Армении и Нагорного Карабаха. Что у меня за спиной многокилометровые подъемы и столь же продолжительные спуски. Головокружительные серпантины, возносящие на солнечно-ветренные высоты перевалов. Нависающие прямо над головой, далеко выступающие над дорогой скальные «наросты» узких ущелий. Бег под облаками, в них и над ними.

    Это была мечта, к воплощению которой я шел два года, что минули с момента первой встречи с Арменией. Тогда удалось пару раз пробежаться по Араратской долине и ногами же забраться в монастырь Гегард. Тот самый, который не только расположен на высоте около двух тысяч метров в горах, но и встроен в один из окружающих его скальных утесов. Всего получилось чуть более сотни километров, но они только раззадорили, захотелось чего-то большего.

    Все минувшее с той встречи время, я буквально «бился о стены головой», пытаясь найти людей, которые помогут воплотить в жизнь проект большого пробега по древнейшей стране. Не претендую на уникальность, но подозреваю, что до сих пор вряд ли подобная идея вообще кому-то приходила в голову.

    Не иначе как Бог послал мне Давида Айрапетяна, с которым мы познакомились в виртуальном пространстве инета. И он в течение нескольких месяцев сумел превратить мечту в реальность. А потом целых семь дней мы двигались по Армении маленьким дружным коллективом: Хачик — водитель сопровождающей нас машины, Давид, и ваш покорный слуга...

    Мы стали не просто коллективом, а единой командой, хотя впервые увидели друг друга буквально перед стартом. Наверное, общая идея сплотила и прелесть познания окружающего пространства.

    А ведь ребята эту дорогу, как им казалось, «знали как облупленную»: один за рулем не первый десяток лет, второй — по работе-отдыху постоянно в этих краях. Но оба они впервые передвигались по ней с ТАКОЙ скоростью. С той самой, которая позволяет осознать, оценить, задуматься... Просто УВИДЕТЬ.

    Бежали-ехали по маршруту, разработанному Давидом. В виде точек ночлега выбирались более-менее крупные населенные пункты, в большинстве из которых проходили встречи с местной молодежью. Было два отхода в сторону от основной трассы, первый — для ночлега в Сисиане, второй — для подъема к монастырю Татев...

    Начало

    На календаре 19 сентября 2014 года. Еду в Шереметьево. Далее — Ереван, откуда ровно через два дня, в День независимости Армении мы стартуем в сторону Степанакерта. Впереди неделя знакомства с уникальной природой, древнейшей историей и хорошими, по-настоящему душевными людьми.

    Неделя бега по Армении и Нагорному Карабаху, который многие до сих пор считают не самым безопасным для посещений местом. Что ж, будет возможность проверить на собственном опыте.

    День первый. Ереван — Эрасх

    Воскресное утро. Огромная площадь Республики. Знакомимся с водителем машины сопровождения. Его зовут Хачик, и нам предстоит провести с ним ближайшую неделю. Нам — это мне и Давиду.

    Цель у нас одна, а вот способы ее достижения разные. Давид собрался преодолеть каждый километр предстоящего пути бегом и на велосипеде. У меня на вооружении лишь собственные ноги. А Хачик... Он только начинает осознавать — сколь длинным будет путь, на который он привык тратить считанные часы.

    На старте к нам присоединяется небольшая вело-беговая группа ереванских триатлетов, которые хотят проводить нас до окраин города. Разбавляет все это дело «теледобавка», во главе с местной звездой Тиграном, который собрался снять с нашим участием одну из своих передач «Собственным опытом». То есть, он хочет показать, как пытается с нами что-то там преодолеть. Но это его сценарий — а мы не против...

    9.30 — двигаем. Выход из Еревана слегка нервен — мы откровенно мешаем транспорту, особенно в местах, где дорога сужена из-за ремонта. Город провожает нас легким, теплым дождем. Говорят — это к счастливой дороге.

    Достаточно быстро «группа преследования» отправилась в обратный путь. Мы теперь в основном составе + ТВ. Сразу за границей Еревана выходим на трассу, но тут новая «не самая приятность»... Идут расширительно-дорожные мероприятия, поэтому бежать приходиться по свежему бетону той четырехполоски, что еще не успела одеться в асфальт. Ногам не очень приятно, но это не более двух десятков километров. Для первого дня вполне сойдет...

    Дождь в прошлом. Солнце в зените. Печет вполне себе прилично. Если учесть, что позавчера была ветрено-холодная Москва, то для меня сегодня вновь наступило полноценное лето, причем в достаточно жарком его проявлении.

    Тигран оседлал велосипед Давида и периодически пристает с разными вопросами на тему: «Что такое длительный бег?». Двигаемся под «перекрестным обстрелом» двух камер, но меня это не смущает — телевизионная кухня уже много лет как стала привычной.

    ... Вот и телевидение уехало, с обещанием на днях вернуться. Отвлекающих факторов — ноль, можно заняться изучением окружающей нас Араратской долины.

    В принципе, местность мне вполне знакома — в прошлый раз проезжал тут к одному из известных храмов, но это лишь первые сорок километров, потом все будет новым.

    Если честно, от первого дня больших впечатлений не ждал. Достаточно однообразный, практически идеально прямой путь по «равнине» высотой чуть меньше-больше тысячи метров — это в Армении самая «низина». Вокруг поля, сады, виноградники. Справа — рукой подать до турецкой границы и сразу за ней громада Арарата. Слева и прямо по курсу медленно надвигаются горные силуэты — прямо в них мы уйдем завтра утром.

    Очень много придорожных торговцев плодами земли армянской. Практически все вместе с ответом на приветственное «барев дзес» тут же зовут «на дегустацию».

    К концу дня уговариваю Давида принять одно из приглашений, и мы тут же попадаем в теплую компанию. Отказываемся от «кофе-чай», с удовольствием едим дыню, еще две получаем в подарок — их Давиду практически насильно навешивают на руль велосипеда: «Довезешь до машины...»

    Последнюю двадцатку начинаю испытывать явные проблемы — судорогой эпизодически сводит икры, с переходом до уровня плеч... Что-то новое. И воздуха не хватает... Явно побочные эффекты привыкания к высоте. Не беру в голову...

    К вечеру мы в Ерасхе. Первая плановая остановка. Позади 65 с половиной километров, 135 метров набора высоты и 247 — спуска. Давид пробежал 33 с половиной, остальное — на велосипеде, что для него уже рекорд.

    Лезем в машину и двигаемся в обратном направлении — мимо нашего сегодняшнего мотельного пристанища мы уже пробежали. Это было одним из моих условий — ночлег только на самом финише дня, либо ближе, но никак не дальше. В результате — каждый новый день обязательно был открытием нового пространства...

    ... Буквально через несколько минут после приезда в мотель, пока еще шли переговоры о номерах, меня начало изрядно «колбасить». Если общедоступно, то это — помутнение сознания (в шаге от потери), холодный пот и не самая приятная бледность вида (со стороны). Да еще и периодические судороги, о которых уже упоминал...

    Мне все эти ощущения знакомы и уже давно не внушают никаких внутренних опасений. Знаю, что нужно немного покоя, потом попытаться что-то съесть и все пройдет. Но, ведь ребята-то не знали! Более того — мало верили моим словам «Все будет нормально».

    С одной стороны звучало: «Нужно скорую!», с другой: «А как же завтра..? Там ведь сплошной подъем, а потом первый перевал...»

    Откуда все это дело судорожно-бессознательное взялось?

    Причин две, но одна из них главная — собственный недочет. Скажу честно: весьма легкомысленно отнесся к первому «равнинно-низменному» дню, ограничившись лишь обеденным чаем, бананом и известной уже дыней. Вот организм и ответил. Ведь местная «низина» находится на высоте в районе тысячи метров, что само по себе уже далеко выше всяких шуток...

    В-общем, получилась очень жесткая акклиматизация, «замешанная» на недостатке солей, бетонной пыли от строящейся дороги и присутствии в воздухе цементных взвесей — вторая половина дневного пути прошла в непосредственной близости от дымящей трубы цементного завода. По соседству с ним и ночевали...

    Все это натолкнуло на правильные выводы. Со второго дня мы двигались уже вооруженные раствором регидрона, «неприкосновенный запас» которого так кстати оказался в сумке, а также с мыслями о более-менее полноценном обеде. Сработало...

    День второй. Ерасх — Ехегнадзор

    Слегка позавтракав, отправились к месту старта — возле развилки в Ерасхе. Направление с сегодняшнего дня кардинально меняется, обстановка тоже.

    Разворачиваемся спиной к одной границе — турецкой, по правую руку другая — с Нахичеванью. Это вклинившийся в Армению «кусок Айзербаджана», который общих границ с ним не имеет вовсе.

    Стартовая высота 825 метров. Дорога уходит идеально прямо-вверх, теряясь в горах. Сегодня, сразу, безо всякой разминки идем в двадцатикилометровый подъем, который должен вынести нас на первый перевал под названием Кярки. Его высота порядка 1800...

    Бегу вдоль рукотворного бруствера, высотой около трех метров...

    На вопрос Давиду: «Это сооружение зачем?», — следует совершенно незатейливый ответ: «А если снайперу вдруг не понравится цвет твоей футболки, чтобы он тебя пристрелить за это не смог...».

    Начинаю понимать, что бегу в новых для себя условиях, и ведь из наших СМИ даже ни одного звука на предмет того, что здесь в принципе «немирно». Да, про Карабах иногда доносятся отголоски, а вот что с Нахичеванью... Новость!

    Рукотворный вал периодически прерывается, но я сильно надеюсь, что снайперу сегодня не до меня...

    А укрепработы, тем временем, продолжаются. На самой вершине первого предгорного тягуна урчит экскаватор, старательно удлиняя защитную полосу и доказывая тем самым полную ее актуальность.

    Несколько поворотов, и открывается окруженная горными грядами долина. В ней продолжение военной тематики — длиннющий противотанковый ров и очень объемистое сооружение с выступающими «приспособлениями». Больше всего походит на огромный дот, вместимостью от нескольких сотен, до нескольких тысяч человек...

    Красота вокруг тем временем так и «прет по нарастающей». Горы постепенно становятся визуально ниже, а небо ближе, что подтверждает наступление реальных высот. Первый настоящий серпантин уже вывел за полторы тысячи, значит до перевала еще метров триста вверх...

    Сканирую внутреннее состояние, оно вполне позитивно. Развлекаюсь фотографированием все более перспективных видов. Стараюсь не разгоняться, потому как все еще совсем даже не начиналось — основная работа впереди.

    Берем Кярки, останавливаемся у источника — набрать воды и умыться. Там, возле машин, ребята в камуфляже. Вполне резонный вопрос с их стороны «Куда бежите?». Ответ «в Степанакерт» вводит парней в состояние легкого шока: «Пачэму..?»

    Пытаюсь объяснить «зачэм», понятно, что ответа они уже не слышат... Но предложение сфотографироваться принимают с удовольствием. Кстати — у них пункт назначение тот же.

    Давид обещает, что больше «взлетов» сегодня не будет, «забыв» при этом сказать, что сейчас мы практически «свалимся» метров на 300 вниз, а оттуда еще раз вернемся к уже взятой высоте с помощью крутейшего и продолжительного подъема, длиной порядка пяти-шести километров. Работа, в результате, получилась классная и вполне ощутимая для второго дня бега.

    Вообще же, этот день еще не исчерпал свои «подъемные сюрпризы», приготовив последний на самый финиш, но об этом чуть позже. А пока...

    Стою на гребне очередного перевала, вижу знак, говорящий о том, что теперь вниз, причем — 11 километров, и огромный плакат, предупреждающий о пересечении границы с областью Вайоц Дзор. Кстати, второе слово переводится как «ущелье».

    В самом финале спуска заглядываем в уютный придорожный ресторанчик. Тут и обед, и отдых. На все удовольствия тратим около часа.

    После обеда, в ассортименте товаров придорожных лотков появляются разномастные бутылки — верный знак, говорящий о приближении к местной столице виноделия Арени. Но, прежде проходим знаковый для меня поворот на селение с названием Хачик. Фактически «родовое гнездо». Наш водитель не сильно с этим утверждением согласен и его аргументация мне вполне понятна — если у меня «хач», то есть «крест» просто заложен в фамилию, то его так и зовут — Хачик...

    Сразу после Арени втягиваемся в красивейшее ущелье Вайка. Виды здесь уже совсем иные. Слева всегда скала, с порой нависающими прямо над дорогой огромными «выпуклостями». Справа — бурлящий среди деревьев горный поток, на берегу которого регулярно возникают манящие отдыхательно-пахнущим видом кафешки.

    Противоположный берег речки тоже стиснут скалой. Природный коридор то расширяется, то сужается, а по скорости речного потока можно судить о величине подъема — мы снова идем вверх...

    Всего в этот день я пробежал 56 с половиной километров. Давид — 12 с половиной, то есть — большую часть дня провел в седле.

    Второй день все еще шла «вработка» в дистанцию и финиш это реально продемонстрировал, заодно и с Давидом пополемизировали на тему длинного бега. Конкретно же произошло следующее...

    Мне было утвердительно сказано, что на «таком-то километре» сегодня финишируем в Ехегнадзоре. Бегу. Давид едет.

    На вопрос «сколько еще осталось?», слышу «километра два с половиной...». Пробегаю, никаких намеков на город — все тоже бесконечное ущелье, а километров снова «где-то два с половиной...».

    Начинаю объяснять, что хоть и не смертельно это, но в каждом человеке есть «внутренний компьютер», и если в него заложили программу, она начинает подавать определенные сигналы. Проще говоря — у меня уже он, организм, «отдыхать пошел», а я все бегу...

    Привожу примеры из истории марафона, когда люди из-за неожиданного переноса финиша вообще теряли ориентацию и начинали бежать совершенно в иную сторону.

    Сходимся на том, что впредь будем говорить лишь о том, сколько позади, безо всяких фантазий на тему оставшихся километров — лучше просто бежать, не думая об их количестве. Но... Ехегнадзора все нет!!!

    Ущелье неожиданно оборвалось, и... появился, наконец, намек на город. Точнее — его название на скале. А перед ним еще один прилично-затянутый подъем.

    Дотянул буквально на зубах и без большой радости, но настроение тут же нормализовалось, потому как впереди была первая из запланированных встреч с молодежью и отдых...

    День третий. Ехегнадзор — Горайк

    Ночью в окрестных горах громыхала очень приличная гроза. Судя по всему, задела она и город, потому как с утра на асфальте лужи. Мы же продолжаем радоваться солнцу...

    Уходим из Ехегнадзора по направлению к самой высокой точке нашего пробега — перевалу Сараван, на вершине которого стоят ворота Зангезура. Звучит...

    Давид продолжает нервничать на «высотную тему», говорит, что если ворота пройдем, считай уже в Степанакерте. Я голову лишними мыслями не забиваю — появится перевал, там и посмотрим что и как, а пока...

    Пока любуюсь открывающимися горными долинами. Удивительными, похожими на капли расплавленного металла камнями, лежащими прямо у дороги.

    Фотографирую красивые окрестности и сам город Вайк, вдруг появившийся за одним из поворотов.

    Пройдя его, мы опять оказываемся в ущелье. Снова ревущий поток, снова красивейшие скалы с глазницами пещер, опять манящие запахами вкуснейшей еды заведения.

    Встречаем указатель «Крылья Татева 90 км». Это значит, что знаменитое ущелье, с канаткой, носящей красивое название, становится все ближе. Как и момент принятия решения «идти ли на Татев»...

    На 155-м километре решаем сделать перерыв на обед, чтобы потом отправиться на штурм неведомого мне пока Саравана, про который Давид так много, часто и страшно напоминает...

    Попадаем в один из «едальных оазисов». Мы тут единственные посетители, а потому все беседки — наши. В одну из них иду прилечь, пока заказ готовят. Кстати, вкусы у нас всех разные — Давид исключительно «растительноядный», Хачик любит «вдарить по мясу», а я в обед «дальше рыбы» не захожу. Вечером, да — можно все, что угодно, а на бегу лучше то, что в принципе может усвоиться. Но здесь рыбу приготовили так!!! До сих пор вспоминаю.

    Ущелье незаметно подводит к началу перевала. Вот уже и первый серпантин... Серьезный, не чета встреченным на подступах к Кярки. Оглядываясь, каждый раз удивляюсь: «Неужели я там действительно только что был?». В этом «был», машины как букашки...

    Серпантин сменяется длинными тягунами. Поднимаюсь все выше и выше, виды вокруг все более грандиозные. Где конец подъема — даже предположить не могу.

    Интригу пугающе развеивает во время очередной остановки Хачик. Пока я совершаю дежурный глоток регидрона, он указующе протягивает руку вверх: «Видишь таа-ам вышку? Это и есть вершина перевала...». Лучше бы не показывал...

    Но, пока глаза боятся — включай ноги!

    Тягуны вдруг (тут всегда все неожиданно) вывели к новому серпантину, круто взбирающемуся по откосу. О том, где он завершается, можно было только гадать, выхватывая глазами очередную фуру, которая, приняв размер спичечной коробки, урчит где-то наверху. Потом, правда, оказывалось, что это было лишь очередным «пределом видимости», но не финишем подъема...

    Именно на Сараване еще раз с удовольствием убедился, что высота — это мое! Испытанных подтверждений тому — как минимум, два.

    Первое — на последней трети каждой петли серпантина, то есть там, где я по всем законам физики должен «доползать на зубах», внутренняя «коробка-автомат» сама переключается на более высокую скорость.

    Второе — еще раз убедился, что выше двух тысяч для меня наступают практически идеальные условия...Бегу, чувствую явный щелчок внутри, из мыслей на предмет «то ли это?» — одни подозрения. Их развеивает Давид, догнавший меня на велосипеде во время очередной питейной остановки. Спрашиваю высоту, в ответ — «две шестьдесят...», понимаю, что «щелкнуло» точно на двух...

    Давид в легком недоумении, на предмет моего высотного набора скорости. В его голове не может уложиться мысль — почему под финиш очередного подъема я всегда бегу быстрее. Впрочем, для меня это тоже загадка, хотя и не скрою — приятная.

    Вылетая на следующий вираж и визуально оценивая очередное «вознесение», испытываю искреннее чувство восторга. Это и полет, и приобщение к небу, и все более усиливающаяся красота вокруг... Это не передать словами — нужно просто испытать.

    Встреченные водители совершенно не скрывают своих эмоций — для них происходящее сходно с неким чудом, потому как здесь явно никто и никогда не бегал в принципе... Если до сих пор приветственно сигналил далеко не каждый, то теперь это какой-то один нескончаемый сигнал... Приятно и добавляет понимания значимости происходящего.

    Серпантин завершился, впереди лишь околокилометровый тягун до вершины, где гордо возвышаются огромные ворота Зангезура. За ними территория одноименной исторической области, расположенной на склонах Зангезурского хребта.

    Давид где-то сзади, хотелось бы, чтобы он запечатлел торжественный момент. Стою жду... Откровенно холодно — ветер тут совсем нешуточный, а я в одной футболке, потому как с «теплых краев» прибыл. Наконец, появляется фигура на велосипеде...

    Есть Сараван! Почти 2 400! На душе настоящий праздник, а заодно и понимание — вполне мог бы и выше залететь.

    До Горайка, где планируется очередной ночлег, буквально рукой подать — виднеется в нескольких километрах, метров на 150-200 ниже. Даже не прогулка, так...

    Кстати, интересное ощущение испытал на этом спуске. Вдруг стало стыдно перед встречными водителями — они тянутся вверх, а я лечу, безо всяких усилий... То, что с обратной стороны перевала подъем гораздо продолжительней, и там у меня никакой халявы не было, уже забылось...

    Да. Всего сегодня получилось 50 километров. Давид — молодец. Пробежал тридцатку.

    Общий набор высоты составил порядка полутора километров. А вообще — исключительно вверх пришлось лезть не менее половины всей дневной дороги.

    Ночевали в отдалении от селения, в вагончике. Этот придорожный «комплекс» создал местный житель и посвятил его памяти погибшего сына.

    Целое мемориальное сооружение, венчаемое Хачкаром, из которого журчит нескончаемой струйкой горная вода, привлекает внимание каждого проезжающего мимо. А лавочки, расположившиеся у рукотворного пруда, приглашают отдохнуть.

    ... Ночное небо здесь что-то из разряда «нечто». Совершенно неимоверное количество звезд подтверждает близость к космосу.

    Ночлег же получился не из самых приятных. Во-первых, совершенно простуженное состояние, видимо здорово продуло на Сараване. Плюс, в вагончике недавно покрасили пол, и сильный химический запах стал дополнительным минусом к общему недомоганию, а дверь для проветривания не откроешь, потому как очень холодно на высоте. Здесь вообще кардинально иная погода.

    Ну и в добавление — совершенно дикий «сушняк». Воздух очень сухой, что особенно осознаешь именно ночью, когда приходится вскакивать и снова идти на холод — к источнику... С этого момента завел привычку ставить фляжку с водой возле кровати.

    День четвертый. Горайк — Сисиан

    Главное утреннее желание — поскорее убежать из «химического вагончика». На улице настоящее буйство солнечного света, разукрасившее склоны в ярко-золотые цвета. Достаточно прохладно, а потому одеваемся «по-осеннему». Правда, минут через тридцать возвращаемся к привычному виду.

    Сегодня самый короткий этап — всего 34 километра, но он же и самый высотный, практически вся дорога пройдет на высоте 2100-2200, резко спустившись вниз лишь к самому финишу дня — Сисиану.

    Сразу за Горайком, после небольшого (по нашим новым меркам) подъема, оказываемся на высоченном берегу огромного Спандарянского водохранилища — второго по водным запасам в Армении.

    Дальше дорога идет затяжными подъемами-спусками, длиннющими прямыми и плавными поворотами. Запомнилось селение с названием Сарнакунк, или Холодный ключ, тем, что большая его часть расположилась в красивом ущелье, пересекающем дорогу. А еще — огромным количеством стогов сена, их здесь складывают в форме удлиненных пирамид.

    У «верстового столба» с цифрой 200 поворачиваем к Сисиану, который стоит в приличном отдалении от трассы Ереван — Степанакерт. Путь к городу сначала идет по подобию промзоны, на которой разместились различные предприятия по добыче и переработке камня.

    Пыльно, непривлекательно и все время очень резко вниз. Затем оказываемся в красивейшем ущелье с очередным бурлящим потоком в основании.

    ... Первые городские улицы с достаточно скучными строениями и, наконец, центр, в котором и расположился отель, ставший местом нашего очередного ночлега.

    Давид сегодня на велосипед не присел ни разу... Продолжает ставить собственные рекорды. Молодец!

    Постепенно привыкаю отвечать на вопрос: «А альпинизмом вы занимаетесь?». Приходится объяснять, что если здесь — «вышел во двор и уже альпинизм», то у нас... В-общем, гораздо дороже выходит, чем бегать...

    Прошлись немного по городу, заглянув в кабинет мэра — обозначить свое присутствие на его территории. Не скажу, что наш пробег вызвал у него какой-то особый интерес, так...

    Съездили взглянуть на одну из известных армянских достопримечательностей, что разместилась поблизости — водопад Шаки. Он, правда, был в выключенном состоянии...

    Звучит странновато, но это так. Река, питающая водопад, одновременно обслуживает турбины стоящей поблизости ГРЭС. Ради экономии воды Шаки «включают» достаточно редко. Хотя, он и в таком состоянии, даже с минимальными струями, красив.

    Весь вечер решали с Давидом — идти ли завтра на Татев? Пришли к выводу, что «утро вечера...».

    День пятый. Сисиан — Татев — Горис

    С утра привычно наполнили емкости горной водой. Поначалу питьевые запасы черпались с магазинных прилавков, но уже на второй-третий день мы поняли всю бесперспективность этого действа.

    В Армении, где даже в Ереване воду принято пить из под крана или из многочисленных уличных фонтанчиков, покупать ее — более чем моветон. А в горах источники практически везде. На дорогах даже знак специальный есть: «вода здесь».

    На выезде из Сисиана «припали» к одному из них и двинули в сторону Гориса. Давид начал на велосипеде, я как обычно — ногами.

    Сразу хочу отметить, что это был один из запоминающихся дней. Я наконец-то реально «вбежался», то есть достиг того состояния «полета», когда от самого процесса начинаешь получать исключительно удовольствие.

    Совершенно не заботит — сколько сегодня нужно набрать высоты, какой крутизны тебя ждут подъемы и уж тем более — спуски (что тоже далеко не «сахар»).

    Совершенно все равно — сколько сегодня нужно преодолеть километров. А каждый подъем становится настоящим подарком, истинную стоимость которого ты наконец-то можешь оценить.

    Практически сразу говорю Давиду, что решил «идти на Татев»...

    Сейчас к нему добираются с помощью самой длинной в мире канатной дороги «Крылья Татева», протяженностью 5 752 метра. Максимальная высота, которую приходится испытать ее пассажирам — 320 метров...

    Если же своим ходом, то есть — как я задумал, то километров от первой станции канатки до монастыря получается 16. Из них десять исключительно вниз, а потом около шести вверх, по такой крутизны серпантину, что...

    Знающие армяне еще перед поездкой говорили мне: «Бегом? Туд а?! Да если ты это и сделаешь, там тебя и похоронят...»

    Давид, еще во время предварительной переписки, придерживался ровно такого же мнения, напоминая, что наша задача — не какие-то фантастические планы, а достижение главной цели — Степанакерта: «Боюсь, что в Татеве наш пробег и закончится...».

    Если помните, эту тему мы с ним обсуждали во время пробега неоднократно, и вот... После моего утреннего вердикта Давид тоже загорелся идеей попытать счастья уникального испытания, решив проехать на велосипеде насколько это возможно до низа ущелья, чтобы потом «свежим» выйти на штурм.

    День пятый. Продолжение.

    Это действительно был праздник. Ощущение полета дополняли совершенно уникальные виды. Сегодня я впервые бежал выше облаков — они стояли в ущельях, что постоянно открывались по правую сторону.

    Слева же были совсем «низкие» горы, точнее их вершины. А орлы... Они парили прямо над головой. Потому что здесь уже была их стихия — небо.

    Осознаю, что те «легкие», как кажется сегодня подъемы, в первый день просто убили бы своей протяженностью. Тем более что их длина видна полностью — поворотов почти нет, вся грядущая перспектива перед глазами.

    Запала в память одна практически идеально-круглой формы гора, мимо которой пролегала наша дорога. Это природное сооружение одиноко возвышалось над «плоскостью» высокогорной долины и сначала было где-то внизу.

    Постепенно я оказался у подножия и увидел, что люди изрядно покопались в теле гиганта — что-то там добывали, «откусив» у него изрядный кусок.

    ...Оглянувшись минут через пятнадцать, вновь увидел гору внизу. Получается — снова незаметно «влетел» на пару сотен метров, и все это практически без напряжения. Чудо какое-то.

    Стада баранов периодически парализуют движение машин, направляясь через дорогу к очередному пастбищу. Их реакция на транспорт тоже была неожиданностью — проходя в непосредственной близости от легковушки, каждый «зверь» совершает высоченный прыжок, стремясь оказаться выше капота. Выглядит весьма комично...

    А впереди новое чудо! Вижу, что очередной подъем дороги упирается в облака... Еще несколько минут и я действительно в них вбегаю. Первая мысль «они должны быть мокрые» оказывается неверной — совершенно сухие. Но, сразу же приходит реальный холод, хорошо машина рядом оказалась — ветровку надел.

    Дальше было несколько километров в «режиме полета». Это действительно как на самолете — то в пелене облачной, то в чистом небе, и снова «ныряешь»... Опять лезет избитая фраза про «невозможно описать словами».

    Татев

    Первое чувство при виде Воротанского ущелья — это перехват дыхания каким-то сплошным «Ахх..хх!!!».

    Перед поездкой я пересмотрел множество фотографий и видео, но теперь понимаю, что НИЧЕГО НЕ ВИДЕЛ!

    Грандиозность и величие природы просто повергает в шок. Перед глазами открывается бездна, над противоположной стороне которой стоят огромные горы сине-коричнево-зеленого цвета. За ними еще более высокие хребты, порой скрываемые стелющимися облаками и кажущиеся в дымке виртуальными.

    Со смотровой площадки перед станцией канатки видна часть серпантина, по которому мне сейчас предстоит «скатиться» вниз, через большое селение Алидзор, или, как говорят местные, Халидзор.

    Начало дороги крутизны такой, что даже представить не могу — как туда, а не прямо в пропасть съезжают машины. А сама канатная дорога...

    Понимаю, что если бы сейчас предложили сесть в ее кабину, я бы просто не смог этого сделать — СТРРРАШНО!!!

    А ведь здесь ее путь проложен больше над склонами, пересекая само ущелье уже после его невидимого пока поворота. Именно там, несмотря на изрядное провисание конструкции, высота полета кабины над землей превышает 300 метров.

    Но все это мне предстоит позже, сейчас же главное «вбежать в Татев», впрочем — его пока даже и не видно. Он где-то там, в дымке, за скалой, обозначающей поворот.

    Давид вновь садится в седло и с жуткой скоростью скрывается за первым поворотом — по моим понятиям, велоезда здесь сродни самоубийству, а он испытывает явное удовольствие...

    Хачик на машине устремляется следом, у него есть около получаса, чтобы где-то там внизу забрать велосипед и вернуться. Ровно в 13.00 уходит на Татев его «воздушный вагончик».

    Впервые за время путешествия прибавляю к поясной фляжке с водой рюкзак. В него бросил ветровку — кто знает, какая погода ждет там наверху. А пока — жара «египетская».

    Несмотря на палящее солнце, впервые снимаю кепку — Путь к Храму...

    Уже на первых десятках метров спуска слышу за спиной тихое урчание двигателя, оглядываюсь — «шестерка». В ней улыбающийся «бомбила»: «Зачэм бежишь? Садись подвезу...». Ситуация комичная, но стараюсь серьезно объяснить, что я здесь именно для того, чтобы бежать, а не ради экономии денег. Отстает...

    Справа все увеличивающийся склон, впереди-слева деревня и ущелье. Над головой трос канатной дороги. Пара поворотов серпантина и...

    Прямо передо мной то, что меньше всего хотелось бы встретить — огромное полутораметровое серо-стальное чудовище гордо переползает дорогу. Стартуй я минутой раньше и наши пути пересеклись бы... Затаив дыхание пролетаю в районе хвоста, оглядываюсь... Пронесло!

    Уже вечером в Горисе, местные ребята, сверившись с интернетом, сказали, что это гюрза. Оказывается, мне на самом деле крупно повезло — гюрза тот редкий вид, что не убегает от человека, она практически всегда нападает и броски ее равны длине тела!

    А яд приравнивается по токсичности к яду кобры, то есть однозначно смертелен, если не предпринять что-нибудь действенное в течение ближайших минут.

    Бог отвел... Она, правда, потом двое суток перед глазами всплывала.

    Татев. Продолжение

    Отгоняю от себя мысли о вероятности повторения подобных встреч на склонах ущелья и гоню себя на встречу с Давидом. Вижу летящего на всех парах Хачика, значит, Давид уже спешился и ждет.

    На смену серпантину пришла ровно уходящая вниз петляющая вдоль склона дорога. Вокруг теперь крупные кустарники и разные южные деревья. В зелени прячутся привлекательные ресторанчики. Почему-то кажется, что я где-то в Греции.

    Перед очередным поворотом вижу Давида. Оказывается, он не просто так именно здесь остановился: «Хочешь метров на двести в сторону — что-то покажу...».

    Сворачиваем на узкую каменистую тропинку, двигаем в сторону ущелья — там спряталась смотровая площадка, расположенная в середине пути. С нее видно и первую станцию канатки и сам Татевский монастырь. Его, правда, приходится буквально выискивать глазами.

    Он — в открывшейся перспективе ущелья, размером со спичечную головку! Нам туда?!!! Господи — дай силы...

    На самом краю обрыва притулилась обзорная беседка. В коленях, да и вообще во всем организме откровенная дрожь. Не могу заставить себя подойти к ограждению, которое чуть выше уровня пояса...

    Я поднимался на Эмпайр Стейт билдинг, когда весь Нью-Йорк на четыреста метров ниже, но там подобных ощущений не испытывал.

    Здесь все иначе. Внизу ущелье, а со всех сторон нависают огромные вершины — чувствуешь себя каким-то микробом. Дунет ветер, и нет тебя...

    Вдалеке виден тот подъем, ради которого мы сюда и забрались. Первая треть серпантина проложена по практически отвесной стене ущелья. Может правду говорили знающие люди — там и умрем сегодня?

    Снова на дорогу. Крутой спуск бесконечен. Дно ущелья, если и приближается, то очень неохотно. Но ведь это лишь прелюдия, главное ждет впереди — подъем...

    Наконец достигаем моста Дьявола. Это природное сооружение, под которым скрывается река Воротан. Под ним же огромные пещеры с горячими источниками. Хочется посмотреть, но время и мысли о предстоящем гонят вперед. Главное — найти воду. Свои запасы уже иссякли, а без нее далеко не убежишь.

    Ныряем по тропинке, стиснутой меж скалами, слышим звук потока и даже видим его — метрах в двадцати ниже... Это не вариант. Спросить некого — просто нет никого! Только собака привязалась — явно изголодалась по общению и не дает прохода своими дружескими прыжками.

    Снова поднимаемся и вот он! Камень, из которого выведена труба с источником. Наполняем фляжки, которые тут же разбухают — вода не только теплая, но и газированная! А вкус...

    Никогда такой не пробовал. Что-то очень минеральное, «добавки» специфичные, но приятные.

    Сразу после моста асфальт заканчивается, дальше просто вырезанная из склона пыльно-каменистая дорога. Крутизна максимально-допустимая для того, чтобы машина могла вползти. Раньше и такой не было — просто тропинка.

    Давид нервно-спокоен, понимает, что если и не вбежит, то пешком точно доползет. Договариваемся, что идем каждый в меру своих сил, а потом первый, если что, вернется с подмогой...

    Потеряться на дороге, протяженностью около шести километров — дело бесперспективное, даже при среднем подъеме в сотню метров на километр.

    Перед стартом фиксирую, что я уже пробежал сегодня 39 километров, если сравнивать с марафоном, то... Его финиш пройдет где-то в середине подъема, и подобных финишных километров у меня точно не было.

    Честно говоря, перед началом подъема внутри опять зародился страх высоты. Серпантин весь перед глазами и проложен он прямо над обрывом. Ограждения никакого, кажется — качнет в сторону, и...

    Буквально через несколько минут работы все страхи улетели в пространство. Просто бежишь, виток за витком, просто видишь как дно ущелья все ниже и ниже. Просто привыкаешь к высоте, и она уже родная — можно без всякой опаски подойти к скальному выступу, посмотреть вниз, в стороны, сделать пару снимков и снова вперед. Красота!

    Вдалеке виден нитеобразный трос канатки, иногда — кабинки-букашки. Потом этот трос оказывается уже далеко внизу, а мы все бежим и бежим.

    Очень жарко. Но с водой все нормально — по дороге встречаем еще пару источников — каждый со своим вкусом. Кстати, из верхнего, то есть ближайшего к монастырю, пил воду с привкусом ладана... Это уже, наверное, мистика.

    Встречаем пару спускающихся уазиков, за рулем явно каскадеры без нервов. Потом, натужно гудя, нас медленно обходит допотопный, груженый чем-то «Газон»... Наверху прилепились на склонах ущелья несколько деревень, раньше они жили в практически автономном режиме, теперь и туда цивилизация добралась. Люди — канаткой. Грузы — по этой единственной «дороге жизни».

    На смену коротким виткам серпантина приходят продолжительные тягуны. Вокруг какие-то дикие заросли, сквозь них уже практически ничего не видно. Но, финиш, судя по пройденному пути, где-то близко...

    Вылетаем на простор. Татев метрах в пятидесяти ниже. Во, мы дали! Усталости никакой — сплошные эмоции. Теперь мы понимаем, что после ТАКОГО, уже нет препятствий, которые могут нас не только испугать, но и просто смутить...

    Спускаемся к монастырю и первое, что делает Давид — покупает крест. Не простой — вырезанный из камня, эксклюзивно-татевский. Потом он признался, что никогда до этого крестов не носил.

    Это я специально написал, для понимания, каким внутренним шоком был для взрослого человека преодоленный путь. Как раз тот случай, когда бег переходит из понятия физического в духовное.

    Посреди монастырского комплекса, под древним деревом, сидит местный настоятель. Первая реакция, явно читаемая в его глазах — возмущение. Действительно — два чудика, оба изрядно мокрые, в трусах, с какими-то возбужденными взглядами, в таком месте...

    Объясняем — каким был наш путь сюда. Взгляд теплеет. Долго шепчет молитвы, поочередно возложив руку на наши шальные головы, потом: «Ходите свободно. Вам везде здесь можно — вы это заслужили. Я к Храму тоже пешком хожу, но чтобы бегом...»

    Злоупотреблять гостеприимством мы не стали. Давид бывал здесь неоднократно, я уже через неделю снова вернусь сюда в роли рядового экскурсанта — тогда и осмотрю все с «гидовскими» объяснениями. Ставим свечки в соборе. Быстро обходим периметр на предмет фотографирования и пора к канатке — нам еще до Гориса бежать, а сумерки в этих края приходят рано.

    На выходе из монастыря встречаем Хачика. Он в шоке от пережитого перелета: «Там, посредине, после скалы такой срыв вниз, что я чуть не...». Честно говоря, думал, что только меня, как парня выросшего далеко от горных вершин, это испытание может испугать. Оказывается — совершенно нормальная человеческая реакция.

    Загружаемся в кабину. Стены «вагончика», вместимостью 25 человек, совершенно прозрачные. Давид идет вперед — там вид самый идеальный, но он же и максимально-страшный. Я опасливо вжимаюсь в скамейку сзади. Двигаем... И сразу пропасть!

    Впереди 11 минут 25 секунд бездны... От начала движения до первых несущих опор на вершине «разделительной» скалы около трех километров. Из динамика вещает добрый голос: «Справа внизу вы видите заброшенную Пустынь (сама смотри!), где жили монахи Татевского монастыря... Сейчас мы пролетаем на высоте 320 метров (да замолчи ты уже!!!)... Дорога была построена в рекордно-короткие сроки... Скорость полета 36 километров в час (о, Господи!!!)».

    Следую известному принципу: «Не можешь вниз, смотри по сторонам» — помогает. Но, все-таки бросаю взгляд на пройденный во время спуска серпантин и даже умудряюсь его сфотографировать.

    Первое ущелье завершается. Перед нами практически отвесная стена и мы прем прямо на нее! Медленно вползаем, короткое облегчение — до земли метров 20-30 (всего-ничего), еще одна опора и... Круто вниз! Короткое чувство невесомости, громкие визги в кабине. Тянемся над новой бездной и, наконец, снова впереди скала — верный признак, что мы почти у цели.

    Еще раз убеждаюсь в том, что если бы не адаптировался к высоте во время долгого подъема своими ногами — пришлось бы ехать в этой «стекляшке» с закрытыми глазами...

    Идем обедать в ресторан, из которого открывается шикарный вид на родное уже ущелье.

    Хотели сесть на столики прямо у обрыва, но там неимоверно печет солнце. Приходится уходить в зал, за стеклянную стену.

    Изумительный фасолевый суп и новое для меня кулинарное изделие под названием «Жингялов хац», в дословном переводе «хлеб с зеленью». Это карабахское блюдо в виде тонкой лепешки, начиненной зеленью. Вообще туда может входить до сорока трав, нам дали с девятнадцатью. Как говорится, запахло финишем.

    Ну и завершение этой длинной главы.

    Она потому и получилась столь объемистой, что Татев оставил в душе одно из самых неизгладимых впечатлений не только этого проекта, но и всей жизни.

    Принятию решения о его «штурме» предшествовало очень много разных страхов, внушаемых «людьми знающими». Не нашлось ни одного человека, который сказал бы, что это возможно, напротив, все дружно отговаривали от «самоубийства». Сейчас я рад, что послушался исключительно собственного внутреннего голоса, и может быть, собственного безрассудства.

    Двойная радость от того, что Давид подпал под действие моего «убедительного авантюризма» и теперь тоже может констатировать тот факт, что был первым, кто взобрался на Татев бегом.

    Честно говоря, нам просто повезло, что подобные «дурацкие идеи» просто в голову никому не приходили. Может быть, теперь это станет нормальной практикой...

    День пятый. Завершение. Горис

    Оставшийся путь до Гориса мы просто бежали, обсуждая-переживая пройденное испытание. Ну а сам этот город стоит отдельного упоминания уже потому, что для меня он остался самым привлекательным из увиденных населенных пунктов. Более того, это то место, где я хотел бы жить. Правда, он считается самым дождливым городом Армении, но это не умаляет его красоты...

    Расположен в огромном котловане, в окружении красивейших горных гряд. В окрестностях множество пещер, где издревле селились люди. Здесь же каменные столбы, которые я встретил уже на следующий день, по дороге в Бердзор.

    Их я сразу же окрестил «Ленскими». Жизнь штука длинная, было время, когда в далекой уже молодости она занесла меня Якутию, где работая на флоте, ходил по Лене.

    Именно там удалось увидеть подобное природное чудо, тянущееся вдоль берега добрую сотню километров. Здесь «столбы» не столь продолжительно-объемны, но от этого не менее красивы.

    Порадовали окрестности Гориса и горными «грибами» — это когда столб венчается «шапкой», не понятно каким образом держащейся на вершине...

    Но, все это уже завтра. А сегодня мы селимся в гостинице и едем в один из городских развлекательных центров — поужинать, заодно и встретиться с местными ребятами.

    Поговорили о беге и жизни. Попутно познакомился с двумя молодыми парами. Первая была из Степанакерта — хорошие, любознательные, добрые ребята. Сказали, что уже собираются домой и, может, повстречают нас по дороге. Вторая — из Штатов. Эти, на мой взгляд, более удивленно восприняли информацию о нашем пробеге. И еще более — о том, что у них в Нью Йорке проводится десятисуточный ультрамарафон, а я — один из его участников... Мир тесен.

    После ужина нам устроили экскурсию по ночному Горису, завершив ее у его «визитной карточки» города. Смотровая площадка, выдающаяся над очередной пропастью, открыла вид на причудливые «скальные наросты» и стоящую у их основания церковь. Все это было очень красиво подсвечено, но... Все равно ночь — днем разглядели бы лучше.

    По возвращению в номер обнаружил совершенно изумительный вид из окна — огоньки домов ровными рядами улиц «взлетали» все выше и выше, казалось до самого неба...

    Совсем забыл — в этот день получилось почти 54 километра. Давид пробежал 19. С виду немного, но он ведь за эти километры на Татеве побывал...

    День шестой. Горис — Бердзор

    Утром, после завтрака в гостиничном ресторане, наполненном англоязычными туристами, отправился на осмотр территории отеля — уж больно красивым показался вид на внутренний дворик.

    Не ошибся. Обрыв в ущелье, за ним скалы с прилепившимися домиками — это вдали.

    А непосредственно внутри — экзотические деревья и оформленные в аллеи заросли плодоносящих растений. В основном это был виноград, нетронутые гроздья которого увивали арочно-металлическую арматуру. Настоящие «виноградные коридоры», ведущие в зеленые беседки. Красиво!

    Стартуем как обычно в 8.30. Сразу круто вверх. За сорок минут «взлетаем» на 200 метров, легко и непринужденно — чувствуется уже закалка горами, приобретенная за время пробега.

    Прощальный взгляд на Горис, раскинувшийся далеко внизу и... Вперед к Карабаху. Километров через двадцать — граница. Я ее ожидаю с некоторой тревогой, потому как Давид (оказывается) даже не задумывался о том, что у меня при ее пересечении могут быть какие-то проблемы... Для владельцев армянского паспорта граница совершенно прозрачная, а вот для остальных...

    Мои интернет-познания оказываются единственным источником предварительной информации: «Насколько знаю, мне дадут какую-то бумагу, и я должен буду потом отметиться в министерстве иностранных дел Нагорного Карабаха в Степанакерте», — это я Давиду. Сходимся на том, что «посмотрим как на самом деле», но некий «червяк сомнения» внутри сидит.

    А пока, взяв лихой утренний подъем, двигаемся по привычной уже горной долине. Вокруг «низкие вершины» и сплошные ярко-жирно-черноземные пашни. Судя по всему, земля здесь богата на урожаи.

    Кстати, о пашнях. Распаханные горные склоны мы встречали и раньше. Меня искренне удивляло — какого качества плуги здесь должны быть, чтобы перекорчевывать все эти камни. Помню, как в далеком уже советском прошлом нас школьников посылали на окрестные (российские) поля, где мы не только собирали картошку, но и избавляли их от многочисленных (как тогда казалось) камней. Так вот, эти камешки вообще ничто в сравнении с «армянскими монстрами», огромными валунами, усеивающими местные угодья! И их, похоже, никто убирать даже не пытается — дело бесполезное.

    Так вот, здесь, на подступах к Карабаху, земля практически чистая и очень-очень черная (повторяюсь).

    Справа остаются огромные ворота, предваряющие поворот на Хндзрореск, там я побываю уже после пробега, а сейчас нам прямо — на Степанакерт.

    Только вдумайтесь — еще в 1913 году тут насчитывалось 27 магазинов и 7 школ...

    Люди жили в сотнях пещер, расположенных в огромном ущелье до почти шестидесятого года, когда состоялось их переселение в Новый Хндзореск, раскинувшийся на вершине того же самого ущелья (подозреваю, что насильно — ну не могут же люди при «развитом социализме» существовать в пещерах).

    Сейчас это одна из туристических достопримечательностей Армении. Через ущелье перекинут совершенно прозрачный арматурно-металлический мост, возведенный совсем недавно на деньги одного из живущих в Штатах соплеменников. Сооружение оценивается в тысячи долларов. Впрочем — здесь это не редкость, очень много чего в Армении появилось аналогичным образом

    Пройтись по длиннющему, висящему над многометровой бездной, и свободно-раскачивающемся от каждого шага, мосту — очередное испытание для нервов. Правда, для меня после Татева это уже было просто обычной прогулкой.

    Хндзореск — то место, посетить которое стоит.

    Привычно спускаемся-поднимаемся. И вдруг появляется то, к чему мы все эти дни стремились — Нагорный Карабах, или, как здесь принято говорить — Арцах.

    Очередное «Ахх-хх!!!». Арцах — не просто название местности, это совершенно отдельное природное образование, с четко очерченными природными же границами.

    За привычным травяным ландшафтом горной долины вдруг вырастает огромная горная страна.

    Целый отдельный мир другого вида и цвета. Опять, знакомые уже по Сюникскому ущелью иссиня-коричнево-зеленые раскраски. Но там это было одно ущелье, а здесь величественный горный мир, и повторяюсь, совершенно отдельный...

    Отделенный не людьми с их политикой, а Высшими силами...

    На ближних склонах множество домов, Давид говорит, что это и есть Бердзор — наш сегодняшний промежуточный финиш. С виду до него десяток километров, но мы уже знаем, что путь будет долог и петлист.

    Минуем еще одно поселение с многочисленными пещерами. Начинается постепенный спуск. Сначала скромными участками, а потом настоящим «обвалом».

    Граница в самом низу ущелья, разделяющего Карабах с остальным миром, значит, к Бердзору снова придется карабкаться круто вверх — не пугает.

    Настоящий спуск начался после огромного плаката на армянском языке «Свободный Арцах приветствует вас». Дорога круто-змееобразно рисует такие бесконечные кривые, что казалось конца им не будет. Ориентир границы — домики на дне ущелья. Они все ближе, но как-то не очень быстро...

    Знак «Стоп». Два флага — армянский и карабахский. Иду сдаваться... Получаю бумажку с адресом, по которому нужно обратиться за «выездной справкой» — все как и предполагал.

    Впереди очередной крутой подъем. Начинаем выбираться к Бердзору с пониманием, что это уже Карабах...

    Про Бердзор. Город, где в принципе нет ровного места — все на горах. Дома как птичьи гнезда лепятся к скалам. Народ несколько другой — карабахский. Встреча с местной молодежью из разряда «очень теплая». А вечером, в гостинице, тоже повезло познакомиться с интересными людьми. Сюда многие приезжают, в основном — с благотворительными целями...

    За день вышло 45 километров. Давид одолел 35 — продолжает планомерно совершать Самопреодоление...

    Он уже изрядно устал, что вполне понятно — человек впервые на многодневке, бежит совершенно рекордные для себя километры, да еще и по такому сложному рельефу.

    Вечером показывает мне распухший правый голеностоп с вопросом: «Это страшно?». Успокаиваю: «Все в пределах нормы», — и это сущая правда, потому как нагрузки даром не проходят и ничего смертельного в этой опухоли нет.

    Давид, в принципе, переживает не за сам факт возможной травмы, а насколько она может помешать ему воплотить в жизнь еще одну мечту — преодолеть первый в жизни марафон.

    Решаем в стиле «как обычно», то есть завтра сам посмотрит — насколько это возможно, тогда и решит с марафоном...

    День седьмой. Финальный. Бердзор — Шуши — Степанакерт

    Утром обнаружил в гостинице ребят из съемочной группы Тиграна, а потом и его самого. Он в корсете из эластичных бинтов — за те дни, что мы не виделись, умудрился на очередной экстремальной съемке ребра поломать... Такая вот опасная телеработа.

    Сегодняшний день мы проведем вместе. Нам — бежать, ему — материал доснимать.

    Утром стартуем с того места, которое здесь считается центральной площадью. И впервые у нас есть провожатые из местной молодежи. Трое парней, видимо заряженные нашей вчерашней беседой, решили пробежаться с нами несколько километров. Приятно!

    Честно говоря, у меня в душе настоящий траур. Разбежался до состояния «хоть в кругосветку отправляйся», а сегодня все завершится...

    Да и день, по словам Давида, обещан легкий: «Километров пятнадцать подъем, а потом ровно и вниз...». Хочется очередных перевалов, не хочу равнины, а тем более спусков!!! И Бог снова меня услышал — по факту все оказалось более чем неожиданно-приятно.

    Дорога до Степанакерта выдала такой убийственный рельеф, что без той предварительной подготовки, которую мы уже прошли, она просто превратилась бы в один сплошной кошмар...

    Да, действительно, сначала было круто вверх, потом обычно-протяжно туда же, и когда казалось, что все теперь будет из разряда «горной обыденности», вдруг нарисовался такой серпантин...

    Нас, оказывается, поджидал еще один перевал, почему-то выпавший из предварительных расчетов Давида. Его вершина, как потом выяснилось, лежала совсем близко к 1900 метров.

    Снова мои любимые головокружительные виражи. Снова изумленные глаза из встречных машин.

    Радостно-неутомимо лечу вверх. Периодически поджидаю Давида, который упорно борется с километрами. Тигран цепляется за машину, чтобы как-то преодолеть все это дело на велосипеде... Потом сдается и едет в Шуши — делать обезболивающий укол, ребра совсем дышать не дают.

    У меня очередная внутренняя победа — на одном из подъемов фуру обогнал! Представляю реакцию водителя, когда я вдруг появился у него перед капотом и, махнув на прощанье рукой, ушел в отрыв...

    Приближаемся к Шуши, оттуда до Степанакерта с десяток километров. Давид твердо решил дожать марафон. У Тиграна, тем временем, родилась идея ненадолго разделить нас — я со съемочной группой пойду через город, а Давид — по объездной.

    Разница в том, что «пройти через город» означает преодолеть очередной круто-затяжной подъем. Давиду это совсем ни к чему — у него задача сегодня иная, я же воспринимаю возможность взобраться на еще одну горку как подарок...

    Разделяемся. Подъем действительно из разряда «ДА!», такого же качества и спуск. Добегаю до противоположной границы города, поджидаем Давида и уже вместе уходим к финишу пробега.

    Теперь только вниз, на несколько сотен метров. Конечная цель путешествия постепенно открывается в глубине котловины. Город большой, современный. Вид меняется как с самолета, идущего на посадку.

    Постоянно останавливаюсь что-нибудь сфотографировать, потом догоняю Давида, который бежит в сопровождении Хачика. В один из таких «догонов» спрашиваю: «У тебя уже сколько километров?», — он в ответ: «Мне все равно, я медитирую...». Понял, человек весь в самопреодолении, больше не пристаю.

    Снова встретились уже по его просьбе, на отметке 42.2... Давид дожал-таки свой первый марафон, о котором он в начале пробега даже и не думал. Более того — он преодолел его в последний день многодневки, четыре дня из которой он бежал более 30 километров, что для него тоже рекорд. Молодец!!!

    Наш герой, тем временем, рухнул на асфальт серпантина, полностью отдавшись радости победы... Я фотографирую, подоспевшие телевизионщики снимают, водители останавливаются с вопросом: «Чем помочь?!». Отвечаю совершенно для них непонятное: «Все хорошо, проезжайте...».

    Действительно, понять такое для человека непосвященного — сложновато... На достаточно опасном участке дороги лежит человек. Неподалеку пара машин, вокруг какие-то фотографы-операторы и вообще суета... Чтобы вы подумали?

    Во избежание полного паралича движения прошу Давида «переползти на обочину и дальше радоваться там», но он просто встает и двигается дальше.

    Промежуточный финиш у плаката с названием города. Дальше, как оказалось, еще один несколько-километровый подъем до главной площади Степанакерта, где уже окончательный конец нашей дороги.

    Здесь сегодня День города. Кругом люди, сценические площадки и прочие проявления праздника. А посередине улицы двигает совершенно непонятная компания...

    Один в трусах и кепке. Второй, тоже «топлес», в камуфляжных штанах, берцах и почему-то с перебинтованной грудью. Третий, тот, что на велосипеде — в футболке, но с колоритным добавлением пестрых гольф и наколенника...

    На главной площади Сепанакерта, да и всего Нагорного Карабаха — финиш!

    Всего сегодня 47. Давид — 42. Ну, а вся дистанция потянула на 350 с двухкилометровым «хвостиком». Общий подъем составил 5 000 метров, спуск — столько же.

    Едем в Шуши, устраиваться в гостиницу, и сразу назад — на финальную встречу с молодежью...

    Вместо финала

    Даже не знаю, что в завершение сказать...

    Если в двух словах «хорошо, но мало». Действительно — семи дней оказалось совсем недостаточно, для того, чтобы набегаться. И высот не хватило, чтобы дыхание перехватило...

    А потому, сразу же после финиша родилась очередная мечта — пробежать теперь уже всю Армению. С севера на юг. От Грузии до Ирана. Это и в километрах гораздо солиднее будет, и перевалы по пути «за 3000»...

    Кстати. Позже выяснилось, что несмотря на «легкость полета», я за эту неделю стал легче на шесть килограмм.

    Значит, не все так легко, как кажется на первый взгляд...

    Да и на второй тоже...

    Фотографии#Бег#Марафон#Путешествия#Самосовершенствование#Сильные люди

    Интересные комментарии

      Елена
      9 лет
      Получила огромное удовольствие от чтения репортажа. Спасибо Вам огромное, что поделились такой потрясающей историей. Что можно сказать? хочу так же, там же и, наверное, с Вами
      Татьяна
      9 лет
      Просто невероятно! Вот это сила воли
      Инесса
      9 лет
      Сильно!