3 февраля 2021

Как я уехала во Францию в академический отпуск, который затянулся на 20 лет

3347 просмотров

Юлия Никулина-Жеффруа
Мне 40 лет, сейчас я живу в Черногории. Занимаюсь стратегическим маркетингом и коммуникациями в Expertise France и онлайн-продюсированием экспертов поддерживающих профессий.

Когда тебе 20 лет, мир представляется широким полем для экспериментов, где все тебе рады и все дороги открыты. По крайней мере, так было у меня — когда в одночасье я решила, что мне обязательно нужно пожить за границей.

Сейчас мне 40, и я наконец решила поделиться своей историей первого года жизни во Франции. Это был один самых сложных периодов в моей жизни, но именно он положил начало моей новой жизни.

Сейчас у меня за плечами опыт жизни во Франции, Москва, снова Франция и теперь центральная Европа. Опыт раннего «отпочковывания» от семьи заложил фундамент для жизни, полной профессиональных и личных авантюр.

Я рада, что у меня все сложилось именно так, а мир представляется местом, где возможно все.

Про учебу

У меня была своеобразная (читай — рваная) образовательная траектория. Сначала я этого стыдилась (надо же закончить крутой вуз, потом получить МBА), а сейчас считаю, что так и должно быть. Особенно в российских реалиях, где высшее образование зачастую равно пяти годам впустую потерянного времени.

Я закончила Бийский лицей (одна из лучших школ Алтайском крае) и поступила на филфак бийского же Педагогического института. Поддалась на уговоры мамы, которая боялась отпустить меня на учебу в другой город и настояла, чтобы я осталась дома.

С моим гуманитарным складом ума вариант «русский-литература-английский» казался не самым плохим. Собственно, у мамы был тот же филфак в анамнезе, поэтому это было даже где-то естественно пойти туда учиться. В 18 лет я не думала особо, куда меня это может привести.

Через два года я взвыла. Учиться мне не нравилось, на занятия приходилось ездить в другую часть города, бесила необходимость зубрить совершенно не нужные предметы (вроде старославянской грамматики) и потом пересказывать лекции ветхой старушке-преподавательнице, чтобы получить свою оценку. Те, кто учился в отечественных вузах, знают, какое количество экзаменов и зачётов приходится сдавать любому студенту, и сколько в этом смысла (спойлер: крайне мало). К тому же меня невзлюбила преподаватель английского — одного из основных предметов. Посещать ее занятия было мучением — я возненавидела язык, скатилась на тройки, стала прогуливать. Это был достаточно болезненный период моей жизни.

Я приняла решение перейти в другой вуз (в этот раз — Политехнический университет) и, главное, переехать в Барнаул. Поступила на недавно открытый факультет Регионоведения, где меня привлекла возможность изучать французский. Система обучения в политехе была похожей — вызубрил, сдал. Но отдушиной стала языковая лаборатория. У нас был классный преподаватель английского. Я очень скоро стала лучшей ученицей в группе, писала крутые курсовые и это был поворотный момент — с тех пор я обожаю и очень хорошо говорю на английском.

Тогда же я начала изучать и французский. Это совсем не было «любовью с первого слова». Язык давался мне с бооольшим трудом. И только переехав во Францию, имея пассивный языковой запас, я «распаковала» свои знания и начала по-настоящему говорить.

Собственно, с французского все и началось. Проучившись год в Барнауле, я почувствовала, что снова начала томиться. Потеря смысла — как я сейчас это понимаю — для меня тот самый побуждающий фактор, когда ещё не знаешь, как надо, но так, как есть — уже невыносимо.

А что, так можно было?

Хорошо помню момент, когда я приняла решение уехать. Я болела, и, закутавшись в одеяло, читала газету с объявлениями о работе. Чтобы учиться и жить в чужом городе, приходилось совмещать учёбу с работой. Мама растила нас с сестрой одна и не могла помогать.

Я увидела объявление о том, что идет набор по программе Au Pair в Германию — это специальная программа по международному обмену, когда ты живешь в семье в принимающей стране, изучаешь в обязательном порядке язык этой страны и в обмен на это присматриваешь за детьми и помогаешь по дому. Я позвонила в агентство уточнить, работают ли они с англоязычными или франкоязычными странами. Но нет, они работали только с Германией. Тогда я принялась самостоятельно шерстить интернет в поисках подходящих вариантов.

2002 год. Ноль соцсетей, мало связей, хиленькие навыки поиска информации в интернете. Поиски подходящего варианта заняли у меня несколько месяцев — я смотрела США, Англию и Францию, исходя из своих языковых возможностей. Нашла, как мне казалось тогда, удачное решение во Франции — но через несколько недель всё сорвалось. Семья предпочла не брать Jeune Fille Au Pair (девушку-помощницу), а наняла обученную няню. Я благодарна судьбе, что так сложилось, потому что предполагалось, что я буду заниматься двойняшками нескольких месяцев от роду. Теперь, когда я сама стала мамой, понимаю, как меня тогда пронесло! Неизвестно, чем та история могла бы закончиться.

Поисками я занималась весной и летом, и всем разболтала, что уезжаю. Новые варианты я найти не смогла — учебный год начинается в сентябре и набор на языковые курсы был закрыт в июне.

Было стыдно показаться на глаза одногруппникам, пришлось это пережить и смириться с тем, что ещё год я проведу все там же и с теми же. Моя семья, впрочем, была рада этому обстоятельству. Но я уже приняла решение, что уеду, и в конце третьего курса, зная, где и что искать, изучала специализированные агентства до тех пор, пока не нашла то, что нужно — семью с двумя приёмными детьми из Гватемалы, в 50 км от Парижа, и рассчитанные на полгода языковые курсы в международном языковом институте Рамбуйе.

Меня часто спрашивают, почему именно Франция. Я всегда ссылаюсь на язык, но на самом деле у меня было жёсткое предубеждение относительно США, и я даже не рассматривала варианты. И потом, это было далеко и гораздо дороже по логистике. Франция всё-таки ближе, если что — четыре часа и ты в Москве. Иллюзорная близость к точке возврата решила дело.

Конечно, если бы я уезжала сейчас, нашла бы себе грант на обучение, их и в то время уже давали достаточно часто. Но я не нашла ничего подходящего, скорее всего, мне просто не хватило языковых способностей, чтобы разобраться в документах, не хватило ума позвонить в посольство, чтобы мне там все объяснили и так далее. И думаю, что сейчас я бы выбрала Северную Америку (желательно Бостон), чтобы пойти учиться в MIT, там же запилить стартап, а затем сделать экзит на миллион долларов:) Но тогда я даже слов таких не знала:)

Помня предыдущий факап, я никому, кроме своего парня, не сказала о том, что все получается. Ни одногруппникам, ни маме. За две недели до отъезда всё-таки пришлось раскрыть карты.

Мама сказала тогда: «А что если у тебя не получится?».

«А что если получится?» — следовало бы ответить, но я не помню, что я тогда сказала, сейчас это уже неважно.

Про деньги

Деньги на поездку я копила три месяца: нужно было оплатить визу, билеты на самолет и иметь с собой 100 евро. В общей сложности что-то около 500-600 евро. По контракту я жила в семье, которая обеспечивала меня жильём и питанием и выплачивала еще 350 евро в месяц на карманные расходы. Для меня тогда это был идеальный вариант.

Сейчас я понимаю, какой огромный объем работы я провернула, как я верила в успех, и как все это было непросто. Но в то время я не думала о каких-то сложностях — меня манила перспектива, попробовать что-то новое, неизведанное, пожить в другой стране!

Наверное, это смешно, но до этой Большой Поездки я не выезжала никуда дальше Томска, даже в Москве не была ни разу, а тут мне предстояло поехать сначала в Москву, затем уже в Париж. Одной, самостоятельно. И я ничего не боялась! Мне все было радостно и интересно.

В Москве я получила документы, благополучно села на самолет и улетела в свою новую жизнь.

Про неожиданности

Я не думала, что буду так сильно скучать по дому. У меня были гигантские телефонные счета, потому что поговорить с родными был единственно тогда мне доступный способ поддержать себя в сложные моменты одиночества.

К тому же проявилась разница культур и менталитета. Оказалось, непросто жить в чужом доме, в семье, с другим ритмом и укладом. Через несколько месяцев я стала уезжать на все выходные к своим новым французским друзьям.

Когда я уезжала, мне все в один голос твердили — ну все, выйдешь там замуж и останешься там жить! И я всем уверенно отвечала, что конечно же нет! Мне еще учиться два года! Я вернусь, только дайте мне проветриться немного. В итоге в Россию я вернулась пожить только семь лет спустя, но во Франции меня задержал вовсе не принц на белом коне (таких тут нет), а, в порядке важности — образ жизни, климат, еда, система образования и позже работа.

Как все на самом деле сложилось

На своих языковых курсах я изучала только язык, но сразу стало понятно, что здесь ко мне относятся как личности, интересуются моим мнением, оно что-то значит. А когда я посмотрела программы уровня Licence, Master и так далее — поняла, что это совсем другое кино и мне не стоит возвращаться обратно в Россию.

Наша международная языковая группа в Рамбуйе

Мне понравилось, что предметов не два десятка на семестр, а, скажем, восемь. И изучают их глубоко, есть возможность самому составить свою программу — взять обязательные предметы и дополнить их теми факультативами, которые нравятся и актуальны в данный момент. Это было откровением. Помните тот анекдот: «А что, так можно было?» Да, можно.

Из этих кусочков сложился мой пазл: через полгода, когда мои языковые курсы закончились, я ненадолго вернулась в Россию. Повидаться с родными и забрать документы из универа. Для этого пришлось сдать экстерном предметы за год (я уж и не помню, как я это сделала, скорее всего, просто договорилась с преподавателями, чтобы поставили те самые зачёты). Я стала счастливым обладателем свидетельства о неоконченном высшем образовании РФ: что-то вроде справки на зеленом бланке, который я тут же отдала на перевод с апостилем.

Потом уже с этим переводом я подала свои документы во французские университеты и высшие школы, меня приняли в три разных места! У меня был выбор пойти на туризм, на английский язык или получить специализацию импорт/экспорт. (Жаль, что я тогда не подала документы в бизнес-школу! Но тогда я совсем плохо про себя понимала и не представляла, что всего два года спустя у меня появится свой бизнес).

В итоге я поступила на импорт-экспорт, и единственная польза от этого обучения у меня была в том, что именно за тот год я сильно продвинулась во французском. Нужно было слушать лекции французских преподавателей и делать конспекты — все это очень помогает в языковой практике.

Сразу после окончания обучения мне предложили работу в консалтинговой компании, и я поняла — вот оно, моё! Крутые международные клиенты, моя экспертиза в знании российского рынка, организация международных мероприятий… Все это мне очень нравилось.

Еще год спустя я создала свою собственную компанию и больше уже никогда не работала в найме. Следующие десять лет я проработала в консалтинге, а три года назад перешла в тему онлайн-образования. И сейчас занимаюсь продюсированием и консультированием онлайн-проектов.

В сухом остатке

Основной вывод из всей этой истории для меня: даже если не знаешь наверняка, из чего для тебя складывается качество жизни, можно опытным путём подобрать то, что подходит — где и как жить, с кем общаться, чем заниматься, как строить свой день и так далее.

Просто надо искать и пробовать. А в процессе знакомиться с собой, учиться расставлять приоритеты, выстраивать границы, создавать ресурсное окружение из людей, которые тебя поддерживают и у кого есть большие мечты.

Хорошо, когда есть ограниченный срок (как, например, мои первые полугодовые языковые курсы). Ты легче решаешься на эксперименты, зная, что есть возможность вернуться, что всё обратимо. Это даёт определенную свободу действий, меньше страха, что совершишь ошибку, больше удовольствия от жизни.

Пауза бывает очень нужна, чтобы разобраться в себе, найти то, что нравится. Остановиться и подумать о своих истинных желаниях, почитать правильные книги, найти наставника(-ов). При этом можно продолжать учиться и работать (не всегда есть возможность отойти от мирских дел и погрузиться в самоисследование). Но, мне кажется, это высшая степень заботы о себе — когда ты можешь позволить себе взять время на «подумать», выйти из ситуации, которая тебя выхолащивает, а со временем начнет разрушать.

Я думаю, что стоит давать себе такие передышки в течение всей жизни, и не только на старте профессиональной карьеры. Это как раз тот случай, когда можно взять sabbatical year на работе и поехать в кругосветку или пойти получать MBA. Женщины, уходя в декрет, тоже могут сделать из этого периода ресурсное для себя время (так было у меня, например, когда из международного консалтинга я ушла в онлайн-продюсирование осознанно и именно в первый год после рождения дочери). Не обязательно тратить на это целый год — за три летних месяца можно много чего успеть сделать и попробовать.

Профессиональный мир меняется очень быстро, сегодня нормально каждые три-пять лет менять и место работы, и даже сферу деятельности. Меня раньше очень расстраивало моё непонятное образование, нелинейная карьера — а сейчас я думаю, что это лучшее, что могло со мной случиться.

Родителям может быть страшно отпустить ребенка в свободное плавание, но лучше предоставить условия и возможности, чтобы ваш взрослый ребенок сам нашел свой путь. Не всегда этот путь лежит через пять лет в универе, удачное замужество или работу в госструктуре — даже есть ваш личный опыт был именно таким. Мир стремительно меняется, через 15 лет не будет половины тех профессий, что есть сейчас, поэтому ребенку нужно дать возможность узнать себя и развивать свой потенциал всеми доступными способами.

Мне кажется, что к gap year стоит относиться так же, как к обучению, но с индивидуальной образовательной траекторией. Даже если вы не будете учиться в прямом смысле этого слова, то какая-то цель у этого периода все равно должна быть, и тогда стоит заниматься тем, что приблизит вас к этой цели — работать, путешествовать, переживать новый опыт.

Важный момент — система должна быть на самообеспечении. Стипендии и гранты зарубежных вузов, программы work and travel либо заработок в интернете. Сейчас есть тысяча и один способ — от блогерства до интернет-маркетинга и т д. — нужно этим пользоваться.

Я начала писать эту статью год назад, до пандемии. Заканчиваю, когда весь мир отсидел на карантине по несколько раз, выпущены вакцины и ты не выходишь из дома без маски. О путешествиях можно забыть еще на неопределенный срок. Зато как выросли онлайн-возможности и особенно в образовательной сфере! Мы совершили принудительный скачок в будущее, и обратной дороги нет.

Пандемия, с одной стороны, сильно сократила варианты «получения нового опыта», с другой, как никогда стало понятно, что опыт предыдущих поколений ничего не стОит — они точно так же оказались не готовы к тому, что происходило в 2020-м. И чем раньше и быстрей ты разберешься со своими приоритетами, интересами и желаниями, тем проще тебе будет ориентироваться в любых новых обстоятельствах.

Я верю в то, что жизнь — это не полоса с препятствиями и ограничениями, которые надо преодолевать. А скорее сцена, на которой ты ставишь свою собственную постановку по своей собственной пьесе. Даже если вдруг придется адаптироваться к внезапной смене декораций.

 

Саморазвитие#Изучение языков#Образование#Переезд