7 июля 2023

Как правильно помочь ребенку из детского дома

1334 просмотра

Наталья Будилова
Психолог, писательница. Автор двух книг. Книжная повитуха со стажем. Помогаю экспертам в рождении рабочего контента — постов, статей, книг, привлекающих клиентов.
  • vk.com/budilovanatalya
  • В конце прошлого года я неожиданно для самой себя стала наставницей для ребенка из детского дома.

    Вернее, не так. Я стала Старшей для Младшей, как называют нас в фонде «Старшие Братья Старшие Сестры», волонтером которого я являюсь. Это оказалось не так просто, как я представляла себе вначале.

    Мне давно хотелось поучаствовать в благотворительности, но решение стать Старшей было спонтанным:  я увидела пост знакомой, которая рассказывала про первую прогулку со своим Младшим, зашла на сайт фонда, заполнила заявку,  получила первые анкеты и уже через три дня я сидела на интервью, как выяснилось позже, у своего будущего куратора — профессионального психолога со стажем.

    Она задала мне несколько вопросов о моей жизни и мотивах, попросила выполнить ряд психологических тестов и вкратце рассказала, чем занимается фонд.

    Тогда я впервые узнала, что у нас в стране давно нет такого понятия как «детский дом». Дети-сироты и оставшиеся без попечения родителей живут в Центрах содействия семейному воспитанию (ЦССВ). И их жизнь там выглядит совсем иначе, чем я представляла себе по фильмам.

    ЦССВ похожи на маленькие пансионы. Три комнаты максимум на четыре человека каждая — это одна группа. В каждой группе свой воспитатель. Помимо общей столовой есть кухонька, где дети могут сами себе что-то приготовить.

    Фото с сайта одного из питерских ЦССВ

    Живут воспитанники не изолированно. Учатся в обычных школах. Свободно выходят во двор, а с 14 лет и на улицу — катаются на велосипедах, роликах, скейтах. Их возят на различные мероприятия — в музеи, театры, концерты. На каникулах отправляют в областные детские лагеря и на море.

    К ним постоянно приходят волонтеры со всевозможными мастер-классами и спонсоры с подарками.

    Подарков бывает так много, что дети не успевают их открыть, как уже прибывает новая партия. По вечерам им, бывает, доставляют пирожные коробками или бургеры с картошкой фри.

    У каждого есть карманные деньги. Дети сами выбирают себе одежду. Все обуты, одеты, накормлены, обеспечены канцтоварами и предметами гигиены.

    После совершеннолетия государство выдает каждому ребенку из ЦССВ внушительную сумму денег, некоторым — квартиру. Им выделяется 10% бюджетных мест в вузах, чтобы они могли поступить туда вне общего конкурса.

    Казалось бы, детство, несмотря ни на что, удалось, и фундамент успешной счастливой жизни заложен! Но это только видимость...

    Как правило, у детей из ЦССВ плохая успеваемость. Многие из них попадают в специализированные школы и в десятый класс обычно не идут, ограничиваются девятью. Предел мечтаний — стать поваром, швеей или автослесарем. Уже к 23 годам многие из них оказываются без денег и квартиры. Начинают употреблять алкоголь или оказываются за решеткой. Попадают в ту же обстановку, откуда их изъяли в детстве, или пытаются выжить в бетонных стенах только что сданных новостроек, иногда даже не вставив в них окна.

    На выходе из ЦССВ дети совсем не умеют обращаться с деньгами. Они привыкли жить на всем готовом и, оказавшись в реальном мире, обнаруживают, что не умеют позаботиться о себе. Трудности возникают не только потому, что каждый такой ребенок получил серьезную психологическую травму и пережил в детстве столько, сколько иной за всю жизнь не проходит.

    У воспитанников ЦССВ нет главного, что в значительной степени определяет судьбу человека. Значимого взрослого, на которого можно положиться, кому можно довериться, кто может подсказать, направить, приободрить, утешить, объяснить элементарные вещи…

    Как устроено метро. Как выбрать подходящие прокладки. Как определить свой размер одежды. Как пройти собеседование. Как обустроить квартиру и что такое квартплата.  Как ответить обидчику в школе. Как приготовить завтрак. Как выбрать подарок близкому человеку. Как не винить себя в смерти отца. Как простить маму за то, что бросила. Как важно хорошо учиться. И вести трезвую жизнь. И мечтать. И верить в себя. И просить помощи. Дружить. Любить. Радоваться.

    Представьте, что каждый свой День рождения вы вынуждены отмечать не с родными, друзьями и близкими, а среди тех, кто случайно оказался рядом.

    Представьте, что вокруг вас всегда много людей, но никто никогда не обнимет вас по-настоящему. Если вы сами пытаетесь к кому-то прильнуть, то получаете лишь вежливое похлопывание по спине или дежурное поглаживание по голове.

    Представьте, что у вас нет своего дома, своей комнаты, своего угла. Вы всегда живете с кем-то, кого не выбирали себе в соседи.

    Представьте, что вам не с кем поделиться ни радостью, ни грустью. Все эмоции вы держите в себе, и иногда они вырываются наружу так, что люди смотрят на вас косо.

    Представьте, что вам нужно сделать очень важный выбор, который раньше вы никогда не делали, но вам абсолютно не с кем посоветоваться.

    Представьте, что вы допустили ошибку, и все вокруг тычут в вас пальцем: «Ты поступил неправильно. Ты плохой». Нет ни единого человека, кто сказал бы вам: «Да, ты поступил неправильно. Но ты хороший. И я на твоей стороне».

    Представьте, что вас кто-то испугал, обидел или обманул, а вы не знаете даже, кому пожаловаться. Нет никого, кто готов вас защитить.

    Представьте при этом, что вы ребенок. И тогда вы поймете, что речь идет о ребенке, у которого нет родителей. Нет взрослого, на которого он всегда может опереться, прижаться к нему, понадеяться на него, об него успокоиться, обратиться к нему за советом и помощью.

    Про все это куратор рассказала мне на первой встрече за какие-то 20 минут. И мне хватило этого времени, чтобы принять окончательное решение о своем участии в программе «Старшие Братья Старшие Сестры».

    Мне предстояло собрать необходимые для этого документы (справку о несудимости, справку из наркодиспансера, что я не состою у них на учете, рекомендательные письма от знакомых и свежую флюорографию) и пройти двухдневный обучающий тренинг для будущих наставников. На нем я глубже погрузилась в тему наставничества и поняла, насколько она важная и вместе с тем непростая.

    Оказалось, что впервые идея наставничества для беспризорных детей возникла в начале XX века у одного европейского судьи, судившего подростка-воришку. Вместо того чтобы заключить малолетку в тюрьму, к нему приставили человека, который стал присматривать за ним. Через год ребенок полностью изменился.

    В то же время на тренинге я узнала, как сильно отличаются ребенок из ЦССВ от обычных детей.  Постепенно его образ дополнялся фактами из моей практики и из опыта бывалых наставников, с которыми я общалась в общем чате и на супервизиях с кураторами.

    От него обычно ни за что не услышишь «Спасибо!». А потом смотришь — из ботинок выглядывают затасканные до катышек носочки, которые ты подарил ему полгода назад.

    Он будет стараться быстрее повзрослеть, стреляя у одноклассников вайпы. А когда вы пойдете в кино на «Чебурашку», ты заметишь, как он закрылся от тебя шарфом, чтобы от души поплакать.

    На каждый первый вопрос (Куда пойдем? Чего хочешь? О чем мечтаешь?) он отвечает: «Не знаю». Но он всегда точно знает, чего не хочет — не суп, не просто прогулка, только не спектакль, чем его буквально закормили в ЦССВ.

    Он может не проронить на встрече ни единого слова, если его специально ни о чем не спрашивать. Но с тобой ему будет комфортно просто помолчать.

    Его не затащишь в театр или музей, куда он и так постоянно ездит вместе со всеми. Зато слова «аквапарк», «парк аттракционов» или «семейный парк активного отдыха», где он ни разу не был, для него будут сказкой.

    Он может спрятаться во время вашей прогулки, подглядывая, как сильно ты за него волнуешься. Но если он когда-нибудь сбежит по-настоящему, то позвонит только тебе.

    Он может никогда не задать ни единого вопроса о твоей жизни. А если ты однажды попадешь в аварию, и он об этом узнает, то ты можешь услышать от него: «Не переживай. Мне скоро государство денег даст. Я помогу с ремонтом».

    Он может отказаться от любых развлечений в свой единственный выходной, свободный от школьной и внешкольной нагрузки. И просто залечь при тебе спать, как можно сделать только рядом с самым близким человеком.

    По малейшему поводу он кучу раз может написать тебе: «Я отказываюсь отвас. Я нихачу быть с вами! Неприхадите больше». Но только тебе он расскажет о том, как кто-то сделал ему в сети какое-то непристойное предложение.

    Он может отказываться от твоей помощи с ненавистной учебой. Но после каждой вашей встречи будет с энтузиазмом браться за исправление новых двоек.

    Он может перестать с тобой общаться, когда его заберут в приемную семью. Но если от него снова откажутся, какое-то время он будет способен общаться только с тобой.

    Моя Младшая

    Хорошо помню встречу со своей Младшей. Я рассеянно осматривала методический кабинет, совмещенный с детской библиотекой ЦССВ, куда впервые пришла с куратором программы «Старших…». Вполуха слушала ее разговор с заместителем директора, а сама нетерпеливо поглядывала на дверь. Мои ладони вспотели от волнения. Я уже подписала согласие на то, что целый год буду встречаться с ребенком, оставшимся без попечения родителей, а сама еще даже не была с ним знакома.

    Наконец, дверь открылась, и в нее зашел подросток с синими волосами, небрежно собранными в хвост, и следами фломастера на щеках. Придуманный образ малышки с бантиками мгновенно испарился, я сказала: «Привет! Меня зовут Наташа» и, наконец, успокоилась. Я полностью доверяла выбору куратора. Раз она подобрала мне именно эту девочку, значит, мы подружимся.

    С тех пор прошло около 8 месяцев. Почти каждые выходные я приезжаю к своей младшей и забираю ее примерно на пять часов.

    Все это время я пыталась определить свою роль в ее жизни. Мне сразу было понятно, что я никогда не заменю ей маму.  Прогулки раз в неделю — это, конечно же, не про родительство. И даже не про гостевое опекунство.

    При этом я не репетитор. Как бы ни расстраивали меня ее двойки. Я, конечно, предлагала ей свою помощь с уроками, от которой, впрочем, она каждый раз отказывается. Но по большему счету за ее школьные не успехи я не ответственна.

    Я не педагог. Как бы воспитатель ни просила меня поговорить с младшей насчет ее поведения, когда «она снова...». Кто-то же в ее жизни должен принимать то, что она не может контролировать, раз это постоянно повторяется. Тем более если она сама об этом мне не рассказывает.

    Я не подружка. Между нами должна быть дистанция, границы, правила общения, чтобы оно вообще состоялось.

    Я не аниматор. Я не обязана развлекать ее каждые выходные, лишь бы она лишний раз рассмеялась. Жизнь в детском доме — не праздник. И клоунадой этого не изменишь.

    Я не спонсор. По правилам программы мне нельзя дарить ей подарки. Только на Новый год и день рождения. И то они не должны быть дорогими. Кафе и развлечения — мой выбор, но меня никто не вынуждает его делать.

    По сути, я просто человек, который вызвался помочь ребенку, оставшемуся без попечения родителей, узнать о реальности за стенами детского дома немного больше, чем ему могут рассказать об этом на уроках и лекциях. Хотя в глазах Младшей я, наверное, выгляжу странной тетенькой, который зачем-то приезжает к ней каждую неделю. Каждый раз именно я. И только к ней. Хочется думать, что это может принести ей пользу в будущем...

    Такое простое действие, но так трудно оно дается. На основе своего пока недолгого опыта я хочу дать несколько советов тем, кто, возможно, тоже захочет стать волонтером программы.

    1.    Постарайтесь четко понять, зачем вы это делаете.

    «Хочу помогать детям» — звучит красиво. Но в благотворительность редко идут ради самой благотворительности. У каждого есть своя «выгода».

    Я неосознанно надеялась, что наставничество поможет мне сепарироваться от 18-летнего сына. Он уже не давал мне того, что я получала от него в детстве. И я ожидала, что получу это от младшей. У меня были фантазии, что она будет ждать меня, бежать навстречу, делиться сокровенным.  Но этого не произошло. За 8 месяцев она так и не доверилась мне до конца. Таким детям очень трудно устанавливать новые привязанности.  Слишком часто взрослые их подводили. Близость — это то, к чему нужно стремиться в общении с ними, но ее точно не стоит от них ожидать.

    2.    Четко следуйте правилам — они не просто так придуманы.

    Сказали «Никаких подарков», значит, никаких подарков. И к бесконечным развлечениям и угощениям это тоже относится. У детей из детских домов и так потребительское отношение к миру, и, если ему потворствовать, других отношений между вами так и не сложится.

    Мне было сложно следовать этому правилу, так как подарки — это мой язык любви. И используя его в общении с младшей, мне пока не удалось найти с ней общий язык. Она изначально стала воспринимать меня как того, кто принесет ей какую-то вкусняшку или куда-то сводит, а не как того, кто пришел с ней пообщаться и лучше ее узнать.

    3.    Не заходите в наставничество из дефицита. У вас должны быть ресурсы для этого.

    Я имею ввиду не только время и деньги. Для работы с детьми из детских домов требуются большие душевные силы. Навык выстраивания отношений с людьми в принципе. Способность любить просто так. Большое сердце, одним словом.

    Во время общения с младшей я постепенно осознала, что мне трудно искренне интересоваться человеком, увлечения и образ жизни которого мне не близки. Особенно если он не интересуется моей жизнью в ответ. И признать это было очень непросто.

    4.    Чаще просите помощи извне.

    Общение с травмированным ребенком является сильным триггером для активации собственных детских травм. Они будут подниматься изнутри помимо вашей воли. Чтобы это не мешало вам выполнять вашу непосредственную задачу, супервизий и общения с другими наставниками мало. В идеале нужно регулярно ходить со своими эмоциями в психотерапию. Это поможет быстрее развиваться не только вашим отношениям с ребенком, но и вам самим.

    5.    Регулярно получайте специальные знания.

    Даже если у вас есть собственные дети, и даже если вы получили педагогическое образование, как я, этого недостаточно, чтобы справиться со всеми ситуациями, которые могут возникнуть в общении с ребенком из детдома. У него совершенно другая психика. Много особенностей. Специфические проявления. И обо всем этом как минимум надо знать.

    Не зря в фонде «Старшие Братья Старшие Сестры» регулярно проводятся обучающие тренинги и супервизии. Но этого тоже может быть недостаточно. Есть много хороших книг, которые стоит прочесть самостоятельно, и даже школы наставников, в которых можно поучиться дополнительно.

    Быть наставников для детей из ЦССВ — настоящая работа. И я искренне восхищаюсь командой  фонда «Старшие Братья Старшие Сестры», которые уже много лет профессионально ею занимаются. Если б не они, сотни детей так никогда бы и не узнали, что такое — иметь близкого человека рядом, и, возможно, так никогда бы и не увидели, какие перспективы открывает перед ними жизнь, несмотря ни на что.

    Саморазвитие#Благотворительность#Воспитание#Дети