10 ноября 2014

Квест о любви. Первая декада

8346 просмотров

Евгения Шагина
Верю в то, что мы можем сотворить мир, наполненный любовью и радостью, сотворяя себя с любовью и радостью. Предприниматель. Коуч. Тренер. Автор блога shaginaverh.ru, девиз которого — к красоте, осознанности и жизненному предназначению! В последнее время полюбила проводить сама с собой квесты, челленджи и марафоны, для избавления от старых и ненужных мне убеждений и наработки желаемых привычек. Это помогает мне жить интересно и вырабатывать больше энергии.
  • shaginaverh.ru
  • vk.com/shaginaevgenia
  • Десять дней назад я взялась рассуждать о любви.

    Мы все любим. И я люблю.

    Это так здорово — любить весь мир! Траву, деревья, небо, солнце! Это вдохновляет, это дает силы, это поднимает настроение. Но вот возвращаешься к себе к дом из радужных далей и видишь, что трава вытоптана, ветка сломана, солнце скрылось за тучами. Плюс сын пролил зеленку на новые джинсы, в ФБ раздражающий комментарий, сын просыпал сахар на пол, кот не попал в лоток, сын не убрал за собой посуду... И я по-прежнему люблю солнце и небо, и я, конечно же, люблю сына... Но как бы сделать так, чтобы не раздражаться на сахар, джинсы и посуду?

    Что мне больше всего не нравится в этом раздражении? Мне я сама не нравлюсь. Когда я начинаю закипать, я вижу себя со стороны, и мне эта картинка совсем не нравится. Я не хочу так. Но что же с этим делать? Как не допустить состояния раздражения, как избежать чтения родительских нотаций, которые, когда их десять на дню, раздражают и сына, и меня?

    Гэри Чепмен написал целую книгу про языки любви: чтобы выразить любовь и быть понятым плюс принятым, нужно разговаривать на том «языке», который понятен объекту. Это как иностранный язык. Если я хочу, чтобы меня понял немец, мне нужно изъясняться по-немецки, а если человек знает два языка, можно сделать общение более «объемным», описывая мир и ощущения на двух языках.

    Языков любви пять: забота, время, проведенное вместе, прикосновения, подарки, слова поощрения. По отношению к сыну я применяю их все. При этом совершенно точно, что какие-то языки он воспринимает лучше, а какие-то — хуже. Например, если он сам не умеет говорить на языке заботы, то и мою заботу будет воспринимать не как проявление любви, а как, к примеру, чрезмерную опеку. Или если человек сам воспринимает подарки как нечто само собой разумеющееся или как данность (родители обязаны), то хоть задарись — это не будет считаться проявлением любви.

    И все-таки, когда между этими пятью языками встревает еще язык нравоучений, хоть и из самых лучших убеждений, он один перечеркивает все пять.

    Вчера ко мне приехала коллега. «Женя, помоги разобраться с жизнью, как-то организоваться у меня не получается. Вроде бы все знаю и умею, а не делаю». Маша произнесла все те штампы, которые мы сто раз слышали и знаем, и даже формулируем теми же самыми словами, что и миллионы людей до нас. Мы стали разговаривать, рисовать разные образы, мысль Маши потекла красиво, это была ее мысль, а не чужая. Маша нашла ответы на свои вопросы, увидела способы решения стоящих перед ней задач, наметила план действий и записала свои первые шаги. В конце встречи Маша сказала мне: «Спасибо, что ты не учила меня жить, что поверила в то, что я сама все знаю и умею». Для меня это была высшая форма похвалы, потому что я с детства не любила нравоучений.

    Я поняла, что в отношениях с безусловно любимым сыном есть вот это: «Я хочу, чтобы ты был хорошим и еще лучше, чем ты есть». Но если я хочу, чтобы сын был лучше, значит, я посылаю ему сигнал: «Ты плохой». И какие бы прекрасные мотивы ни лежали в основе моих нравоучительных замечаний, сыну на пользу это точно не идет. Воистину — благими намерениями выстлана дорога в ад.

    И тогда я решила придумать какую-то игру/квест для себя, где я стану фокусироваться на том, чтобы ВООБЩЕ НЕ ДЕЛАТЬ замечаний, только хвалить, только обнимать, только проводить определенное время вместе (заранее спланированное, ведь и ему не надо, чтобы я целый день сидела рядом, и у меня такой возможности нет), только заботиться (как положено мамочке) и только дарить подарки (небольшие, но приятно-неожиданные). Из всего перечисленного для меня сложнее всего — не делать замечаний. Я сказала себе: буду трансформировать замечания в похвалу, ну и попробую все-таки не делать их совсем.

    Сейчас народ в интернете массово проходит стодневки. Я про себя поняла, что на 100 дней зарядиться я точно не смогу. Есть риск не справиться. Я остановилась на формате 30-дневки и, не откладывая в долгий ящик, начала ее с 1 ноября — Дня всех святых (пусть это и католический праздник, но помощь всех святых мне точно понадобится).

    Что для меня главное в этом квесте? Устранить нравоучения из своей жизни, не учить никого жить, особенно детей. Убрать обиды на ребенка из-за того, что он что-то сделал не так, как мне хотелось бы. Убираю шантаж в любом виде (бывает-бывает). Заполнить пустое место призываю настоящую действенную любовь через пять языков любви.

    Обязалась каждый день писать дневник, потому что это для меня трудная работа, а значит, будет много озарений и в течение дня, и во время анализа дня. Предполагаю, что в начале и поплакаться охота будет. Плюс наверняка не я одна такая — люблю-люблю, но при этом еще хочу, чтобы ты был таким, как я себе это вижу.

    Сразу же поблагодарила мысленно сына за то, что он стал моим подопытным кроликом. Решила, что через месяц я расскажу ему об этом эксперименте.

    И вот — время пошло.

    В первые дни у меня было странное ощущение: вроде бы все легко, нет ощущения квеста (это же нечто вроде приключения). Я писала в фейсбуке свои дневники, народ обсуждал, кто-то присоединился и начал делать что-то подобное со своими детьми. И все же что-то шло не так. К шестому ноября до меня дошло: я сфокусировалась на любви, но забыла про нравоучения. То есть я пыталась плыть к цели на лодке с двумя веслами, но гребла только одним. В результате я кружилась на одном месте, а от берега так и не могла отплыть.

    Я подошла к сыну и сказала: «Сын, я даю тебе клятву, что до 1 декабря я не буду тебе читать нотаций и нравоучений». Он вытаращил глаза: «Как это?» «Я не буду тебе делать замечаний, учить жить, никаких нравоучений не будет. Если я забудусь, ты, пожалуйста, напомни мне о моей клятве». Ответ сына меня поразил: «А если я тебя сам попрошу?»

    Я какое-то время пребывала в шоке. Настолько ребенок привык к нравоучениям, что считает их частью своей жизни. Они ему не нравятся, но он испугался — как же будет без них жить?

    Честно скажу: это трудно. Ох, как трудно! Но теперь, когда я взяла в руки и второе весло, я надеюсь, что сдвинусь с места и дойду до цели: верить в человека и не учить его жить.

    И стало получаться! Еще три дня прошли на подъеме, и мы не ругались, не спорили... Ну, почти :)

    Какие выводы я сделала за первые десять дней.

    1. Разговаривать на пяти языках любви — очень здорово. Во-первых, это заставляет (пока не привыкнешь, я думаю) сфокусироваться на человеке, думать — как бы так ему сказать, чтобы он услышал и, самое главное, понял. Примерно так чувствуешь себя, когда учишь иностранный язык: прежде, чем что-то сказать, фразу вначале строишь в голове, а потом уже произносишь вслух. Так и здесь: сначала придумываешь, что сказать/сделать, а потом уже делаешь. Но регулярность обеспечивает результат!

    2. Важно не только развивать свои пять языков, но и учиться понимать, какой из пяти языков любви роднее для данного человека. Сын сказал, что ему нравится быть со мной вместе. Мы ходили вдвоем в кино, читали книги, делали карту достижения цели. Это не заняло много времени, но как-то сблизило нас. Причем, чтение книг и изготовление карты сблизило больше. Почему? Думаю, в кино было много моментов, отвлекающих нас друг от друга. Я поняла, что здесь важно качество времени, проведенного вместе — что-то делать вместе, сидя плечо к плечу, щека к щеке. Обниматься сын тоже любит (а я, кстати, нет). Но, раз уж он любит, то обнимались чаще, чем раньше. А сын стал реже бурчать.

    Фото: KatLevPhoto

    3. Поскольку я замедлила свой бег (сложно быстро бежать и разговаривать на иностранных языках), то заметила, что ругаться начинаю по двум причинам: 1. Когда я спешу; 2. Когда он бурчит и не соглашается. Возможно, за время эксперимент найду еще какие-то «спусковые крючки» своего раздражения. По поводу спешки: надо разобраться — как каждый из нас относится ко времени. Есть люди вовлеченные, а есть сквозные. Вот выясню — кто есть кто, тогда станет проще понимать сына и других людей тоже. По поводу «бурчит и не соглашается»: надо еще замедлиться и уловить — от чего он чаще всего бурчит и с чем чаще всего не соглашается. Тогда смогу откорректировать себя и будут перемены.

    4. Пять языков любви не подразумевают соглашательства, попустительства и вседозволенности. Любовь любовью, а строгость и рассудительность — сами собой. Воспитывать с любовью, но строго и по порядку — высший пилотаж для меня. По порядку — значит, быть последовательной в своих словах, решениях и действиях. Этому еще учиться надо. Поэтому то, что я убрала нравоучения, означает лишь то, что я перестала нудеть по любому поводу, учить жить, повторять: «Вот видишь!», «А я тебе говорила!» и т.д.

    Успехов нам в оставшиеся двадцать дней. Хотя, сама уже начинаю задумываться: может, стоит продлить квест до Нового года?

    Саморазвитие#внимание#Воспитание#Дети#Отношения