27 апреля 2015

Мечта в скрипичном футляре

3497 просмотров

Вероника Кузенкова
Коуч-консультант, корпоративный шаман, тренер, писательница, мечтавед. Создательница проекта «Страна Мечты», автор книги «Как я училась улыбаться». Поддерживаю на пороге значимых перемен, помогаю выходить из творческих кризисов и жизненных тупиков.
  • veronikakuzenkova.ru
  • vk.com/veronika_kuzenkova
  • Как часто мы предаем свои детские мечты? Наверное, у каждого есть то, в чем тяжело признаться даже самому себе. Ксения Дагаева прошла не самый простой путь, но сохранила главное — любовь к музыке и верность мечте.

    Самые первые наши мечты — родом из детства. А чего может хотеть ребенок? Он не думает о дипломе, успешной карьере, деньгах и т.д. Маленькие дети видят не материальную выгоду, а красоту, будь то детская игрушка или произведение искусства.

    Свою детскую мечту я услышала в пять лет. В детский сад пришел преподаватель музыки, а в руках у него была скрипка. До сих пор помню и бархатный голос струн, и запах канифоли, разлетающейся от смычка мелкой пылью. Я была в восторге! Так пятилетний ребенок решил, что никогда не расстанется с футляром от скрипки и посвятит себя музыке.

    Придя домой, я заявила родителям:

    — Завтра я иду на урок по скрипке. Вот номер преподавателя.

    — Ты уверена, что хочешь заниматься музыкой, может, спорт?

    — Ну,... либо скрипка, либо бокс.

    Из двух зол выбрали меньшее — меня отдали в детскую школу искусств. На этом, собственно говоря, детство закончилось.

    В жизни появилось невероятное количество занятий: фортепиано, скрипка, сольфеджио, хор, ансамбль, музыкальная литература. Чтобы все успеть, пришлось убрать такую роскошь, как дневной сон в детском саду: пока все спали, я репетировала. Приходилось часами разучивать элементарные произведения, играя щипком — без смычка. При этом денег на собственную скрипку в семье не было, играла я на инструменте, который дал преподаватель.

    Эту первую любовь — школьную скрипку — разбил, как водится, третий лишний. Старшая сестра решила почувствовать себя музыкантом и попыталась отнять у меня из рук инструмент. В процессе борьбы скрипка выскользнула и разбилась о кафель. Ощущение было, будто кто-то умер. Так я впервые почувствовала, что такое терять близкое существо.

    Появилась новая скрипка, увеличилось количество занятий, начались конкурсы, концерты, фестивали... А когда на меня надели школьную форму, пришлось отказаться еще от одной роскоши — обедов и ужинов дома. После школы нужно было бежать на музыку, где времени на еду толком и не было. Самые вкусные воспоминания того времени — пирожки с картошкой, которые я уплетала в коридоре школы искусств, одновременно делая математику или русский.

    Помню, как, готовясь к очередному концерту, шесть часов простояла на сцене. Скрипка вместе с рукой опускалась от усталости все ниже, а урок не заканчивался... Тогда в кабинет вошла мама, обратилась к преподавателю:

    — Это же ребенок, она устала.

    — Какой это ребенок?! Ей восемь лет! Это взрослый человек! И мы еще не закончили!

    Были и усталость, и мозоли на пальцах, которыми я, кстати, гордилась, ведь они признак долгих репетиций, — все это я любила и верила, что скрипку я не оставлю. Но мечта пошатнулась, из-за обид. Несколько раз повздорили с преподавателем, на два-три конкурса вместо меня отправили другого музыканта, и я за год до получения диплома ушла из школы искусств, бросив пару резких фраз и скрипку.

    Моей обиды хватило на два месяца. И путь к мечте продолжился. Я собиралась поступать в музыкальное училище, потом — в консерваторию. Родители же, расценивающие мою любовь к скрипке как хобби, забеспокоились: как заработать музыкой себе на жизнь. Состоялся серьезный разговор. Перед доводами старших я вынуждена была отступить. Мне было разрешено закончить школу искусств, но об училище речи быть не могло.

    Сейчас я студентка 4-го курса факультета журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова. У меня есть диплом о музыкальном образовании, я лауреат множества конкурсов по скрипке. Все это пылится в шкафу. Несколько лет назад я пыталась взять в руки инструмент, благо он есть дома. Но во время настройки струна лопнула, я подумала: «Не судьба! Детские мечты! В консерваторию я все равно не попаду уже! Да и пальцы не те!» А ведь это больно — отказываться от мечты...

    Но не так давно я наткнулась на заметку о сотрудничестве МГУ с Московской Консерваторией. Идея — в организации цикла концертов, в номерах которых приняли бы участия студенты обоих вузов. Эта новость и послужила толчком: я решила возобновить свой путь к мечте о жизни с футляром и вернулась к репетициям. Вначале мой школьный преподаватель отнесся к идее с концертом скептически: «Это же не фортепиано! Сколько лет ты не играла! Да и жалко тебя, больно будет пальцам-то... „ Но, как оказалось, руки все помнят: „А ты неплохо сохранилась! И звук, и вибрация... все есть... Точно не занималась? У тебя будет замечательная концертная программа!“

    После этих слов и осознания того, что я ИГРАЮ, я, наверное, впервые за годы отсутствия музыки в жизни почувствовала, что по-настоящему счастлива! И уже не важно, сыграю я в Консерватории или нет. Главное, что скрипка вернулась ко мне.

    Сегодня я сидела в кафе. На коленях был ноутбук: я искала материалы для диплома, рядом лежал футляр со скрипкой. В этот момент я и поняла: а мечта-то осуществилась! Да, я уже не профессиональный скрипач, но музыку из своей жизни больше никуда не отпущу!

    Автор и героиня истории — Ксения Дагаева.

    Саморазвитие#мечты#Музыка