15 февраля 2013

Хорошие вопросы открывают возможности

8908 просмотров

Дарья Кутузова
Кандидат психологических наук, нарративный консультант и специалист в области терапевтического письма. Ведет блог pismennyepraktiki.ru
  • pismennyepraktiki.ru
  • Мне давно хотелось сделать онлайн-версию своего любимого семинара «Что такое хороший вопрос (в нарративной практике)», и недавно я, наконец, поняла, как именно это можно организовать, чтобы сохранить максимум того, за что я люблю оффлайн-версию.

    Давайте попробуем задать все возможные вопросы к небольшому утверждению, которое я привела в предыдущем абзаце. Сформулируйте все вопросы, которые приходят вам в голову, а потом прочитайте мои.

    Фото: Noelia

    • За что я люблю оффлайн-версию? Чем этот семинар отличался от других, почему он стал самым любимым? В чем его «фишка» для меня? А для участников? На что похоже возникающее в ходе семинара ощущение, делающее его особенным?
    • Что привело меня и участников на этот семинар? Как случилось, что семинар состоялся?
    • Почему важно сделать онлайн-версию? Какое место она может занять в моей нынешней работе? К каким хорошим последствиям это может привести? Чего от этого в мире может стать больше?
    • Что раньше мешало понять, как именно сделать онлайн-версию? Что помогло преодолеть эти препятствия? В какой момент произошло озарение, когда «я, наконец, поняла»? Что помогло распознать, почувствовать, что это может сработать?
    • Какие условия позволяли оффлайн-версии быть такой замечательной? Как я поняла, что важны именно эти условия? Как я научилась их распознавать? Что я сделала, чтобы их реализовать на своем семинаре? На какие свои умения я при этом опиралась? Что из этого опыта я могу перенести в онлайн-версию? Что, скорее всего, не удастся перенести в онлайн-версию? Как это компенсировать?

    Хорошие вопросы для создания хорошей истории

    Интересны ли вам эти вопросы? Мне — да! Они вызывают у меня любопытство. Я чувствую «притяжение» этих вопросов, мне хочется вновь возвращаться к ним, они «вкусные» для меня, они дают ощущение приключения. Я знаю, что когда сформулирую ответы на них, я буду знать о себе и о том, что для меня важно, немного больше. А это, в свою очередь, поможет мне сделать следующий шаг в соответствии со своими ценностями. И тем самым — в большей степени стать автором своей собственной жизни.

    Фотограф Ханс Сплинтер экспериментировал со световыми эффектами: он установил призму против солнечного луча, а на пути образовавшейся радуги поставил вот этот шар матового стекла и сфотографировал получившийся эффект — «круглую радугу» на шаре. Это для меня достаточно яркий образ того, что происходит с опытом под воздействием хороших вопросов :) Простой шар становится волшебным.

    Оффлайн-версия этого семинара проходила в 2009-10 гг. в Москве и Питере. Я разработала ее как один из элементов курса преподавания нарративной практики. Сейчас я не буду подробно рассказывать о том, что такое нарративная практика, желающие могут почитать об этом на сайте: http://narrlibrus.wordpress.com. Скажу только, что это одно из направлений социальной работы, психотерапии, коучинга, ставящее в центр метафору истории. В жизни каждого человека множество историй, и какие-то кажутся человеку более убедительными, а какие-то — менее. С другой стороны, какие-то истории открывают возможности развития, а какие-то — закрывают.

    Когда мы работаем, основываясь на философии и этике нарративной практики, и используем ее приемы, мы стараемся создать условия для того, чтобы в жизни человека или сообщества («клиента») история, открывающая возможности, становилась максимально убедительной. А главное — чтобы клиент мог действовать в соответствии с этой историей. Для этого нам нужно знать, как устроена «хорошая история», и в соответствии с этим уметь задавать «хорошие вопросы» и давать «хороший отклик».

    В хорошей истории всегда есть герой, у которого есть желание достичь некой цели. Он начинает движение «из точки А», из определенных обстоятельств, по направлению к своей цели. На своем пути он встречается с разными препятствиями, преодолевает их, используя свои особые умения и получая поддержку друзей. Кроме того, то, как рассказчик излагает историю, влияет на отношение слушателей к герою. Чтобы история была помогающей, целительной, мотивирующей, развивающей для человека, важно, чтобы он сам мог занять по отношению к себе позицию сочувствующего свидетеля, который за героя «болеет», радуется его успехам, предупреждает об опасностях и т.п. «Хорошие вопросы» и «хороший отклик» помогают создать и освоить эту позицию сочувствующего свидетеля.

    Оффлайн-семинар

    Представьте себе группу людей, практически незнакомых друг с другом. Их всех объединяет любопытство по отношению к методу и уважение друг к другу. Один из них рассказывает очень коротко, в 2-3-х предложениях, о чем-то важном для себя, о чем-то, чем он доволен, чем он гордится, или что вызывает у него радостное удивление. Дальше в течение 2-3-х минут все остальные участники записывают в блокноты все возникающие у них вопросы к этому фрагменту текста. Для них этот фрагмент — окошко в «ух-ты-какую» историю, и им хочется узнать об этой истории побольше. На флипчарте, где всем видно, обозначены основные типы возможных вопросов, и участники периодически поглядывают на схему. Три минуты пролетают мгновенно, и дальше участники по кругу читают вслух свои вопросы. Невозможно предсказать, какой вопрос прозвучит следующим, все заинтригованы и слушают очень внимательно. Внимательнее всех слушает тот, кто предоставил фрагмент своей истории. Он записывает звучащие вопросы, примеряет их к своему опыту и сразу сообщает, какие вопросы ему нравятся, а какие — не очень и почему.

    Я как фасилитатор тоже внимательно слушаю и иногда комментирую, поясняя, как устроен тот или иной прозвучавший вопрос, к какой категории его можно отнести и как при желании можно сделать его лучше.

    В первые 10-15 минут участники немного стесняются (особенно те, кто впервые участвует в мероприятии такого рода или мало знаком с нарративной практикой), но потом азарт захватывает и их, у них загораются глаза... Те, кто думал, что у них мало что получится, сидят на краешке стула, нетерпеливо ожидая своей очереди поделиться вариантами вопросов. Я тоже делюсь своими вариантами вопросов, но в последнюю очередь. Человек, чью «ух-ты историю» мы расширяем и исследуем, старается успеть записать за всеми как можно больше, чтобы потом самостоятельно подумать над вопросами. Возможно, к каким-то из них он не раз будет возвращаться в своем дневнике, потому что ответы на многие из этих вопросов — это путешествия в прошлое, возможные будущие и альтернативные настоящие.

    Что это дает

    Мне, фасилитатору, этот семинар дает массу энергии — я в восторге от того, как после минимальной тренировки даже у новичков кое-что начинает получаться очень здорово. Конечно, чем больше практики, тем лучше, но меня вдохновляет, что каждый оказывается причастен к ощущению «получается!».

    Вот что пишет в отзыве два года спустя одна из участниц семинара:

    Лаборатория, а не шоу мэтра

    Такой формат — скорее «лаборатория», чем «шоу мэтра» — мне очень симпатичен. Идея сделать такой семинар возникла у меня после того, как я посетила мастер-класс одного из основателей нарративной практики, Дэвида Эпстона. У этого человека за плечами несколько десятков лет оттачивания формулировок вопросов, огромный профессиональный опыт, и наблюдать за тем, как он работает, исключительно интересно.

    Но я верю в то, что мы учимся тому, что делаем. Если мы сидим и наблюдаем за мэтром, мы учимся сидеть и наблюдать за мэтром. Тоже полезное умение, но если мы хотим учиться задавать вопросы, надо задавать вопросы. Поэтому мне важно было придумать формат, где вопросы могут задавать все, никто не сидит три часа молча (...не имея возможности вставить слово). Я время от времени получаю письма и сообщения от участников моих оффлайновых семинаров «Что такое хороший вопрос» — о том, что они перечитывают записи с семинаров, и о том, как навык задавания таких вопросов пригождается им в разных жизненных ситуациях. Эти люди — не только социальные работники, психотерапевты и коучи, но и просто интересующиеся, те, кто хотел бы уметь видеть необыкновенное в привычном, открывать возможности, помогать себе и другим становиться такими, какими хочется.

    В онлайн, в онлайн

    С 2010 года я не проводила очную, оффлайновую версию этого семинара, потому что в жизни у меня многое изменилось. Я выносила и родила ребенка, следуя при этом за мужем из одной командировки в другую (до рождения малыш успел пожить в четырех странах, а когда ему было почти два месяца, мы переехали в пятую по счету страну — на другой конец континента).

    Сейчас малышу 16 месяцев, и большую часть времени я уделяю ему. Но не работать я не могу, потому что я люблю свою работу (консультирование и преподавание) — я ее сама себе придумала пять лет тому назад и с удовольствием ею занимаюсь. Она во многом определяет мой ответ на вопрос «кто я». Но так как оффлайн я сейчас работать не могу, я решила перенести, по возможности, все свои проекты в онлайн-формат. В частности, я стала вести онлайн-курсы. Я освоила оболочку для ведения курсов Moodle и уже год веду курсы по письменным практикам — способам писать о своих переживаниях и воспоминаниях так, чтобы становилось легче (еще у меня есть сайт на эту тему, там мне уже удалось собрать довольно много полезной информации).

    Но вот по нарративной практике я курсов не вела с 2010 года... и соскучилась. Я хочу вернуть в свою жизнь это ощущение приключения.

    Все курсы, которые я вела до сих пор, я вела в асинхронном режиме (то есть у участников не было необходимости присутствовать в какое-то определенное время в интернете одновременно), все задания я выкладывала на форумы курса, и участники могли в своем темпе работать с ними (в рамках заданного регламента). Это очень удобно для меня — работа занимает всего два-три часа в день, вразбивку, и я могу заниматься ею, когда ребенок спит или когда няня приходит с ним погулять. Я долго пыталась придумать, как в таком же асинхронном режиме провести «Что такое хороший вопрос», и у меня все время получалось что-то громоздкое, требующее от меня слишком больших усилий... а азарт и «движуха», характерные для оффлайн-версии, при этом совершенно терялись.

    Так как же?

    Но стоило мне подумать, что можно часть работы оставить асинхронной, а само ключевое взаимодействие — представление короткой затравки и генерацию вопросов с комментариями от автора истории и от меня — сделать синхронным, как все тут же встало на свои места. Я почувствовала это как легкость, как ощущение «сложилось!», как желание двигаться в этом направлении. В оффлайн-версии была установочная лекция о типах вопросов (именно в ходе нее на флипчарте появлялась схема для ориентировки) — этот материал я дам участникам в асинхронном режиме, заранее выложив на форум.

    После этапа генерации вопросов был этап рефлексии — его тоже можно вынести в асинхронный режим, пригласив участников оставлять на форуме отклики в течение нескольких дней после сессии, в удобное для них время. Я могу договориться, чтобы два часа в выходной день меня не отвлекали, и тогда в эти два часа мы с участниками будем прицельно и сосредоточенно работать с вопросами.

    Конечно, это не совсем то, что устная очная работа. Ведь когда мы задаем человеку вопрос в его присутствии, мы видим, как он невербально реагирует на этот вопрос: шарахается ли от него или, наоборот, всем телом тянется к вопросу; как смотрит; как дышит и т.п. Онлайн-формат, опосредованный письменным словом (то есть мы не устно рассказываем и задаем вопросы, а печатаем в форум), даст другие навыки по сравнению с оффлайн-версией этого тренинга. Но сейчас очень много общения у людей идет «буковками», а не «голосом», так что эти навыки тоже полезны. К тому же умение формулировать хорошие вопросы к тексту крайне пригождается, если текст этот — свой собственный. Так можно проводить сессии письменного само-коучинга, открывая возможности для самого себя.

    От этого, мне кажется, жить определенно становится интереснее!

    Архив номеров#Вопросы#Самоисследование