29 апреля 2013

Жить интересно — это жить танцуя

4957 просмотров

Александр Гиршон
Психолог и танцор. Более 20 лет занимается танцевальной импровизацией и танцевально-двигательной терапией. Перформер, хореограф. Директор Центра интегрального танца «Жить танцуя». Автор книги «Истории, рассказанные телом».
  • girshon.ru/
  • vk.com/club17215818
  • Редакция журнала «Жить интересно!» пообщалась с Александром Гиршоном, хореографом, психологом и танцором.

    — Александр, как вы, непрофессиональный танцор, стали изучать возможности танца для осознания человеком своих потребностей и возможностей? Как пришли к пониманию собственного предназначения, которое сегодня реализуете?

    — Если понимать «непрофессиональный» как отсутствие профильного образования, то — да, меня никогда не интересовало наше местечковое танцевальное образование. Если говорить об объеме навыков, знаний и получении оплаты, то здесь вполне все профессионально и давно. А так по образованию я психолог, кандидат психологических наук, но психологическое образование я получил уже после 12 лет занятий танцем, движением и танцевальными тренингами.

    В движение я пришел, скорее, с эстетическими задачами. У нас было неформальное творческое объединение в начале 80-х в моем родном городе Ярославле, и одним из направлений, наряду с рок-группой и литературным журналом, стал пластический театр с корнями в школе «Лицедеев» и раннего Антона Адасинского (театр «Дерево»). Это было время поисков и экспериментов с разными формами, и мы почти с самого начала сотрудничали с зарубежными театрами и танцовщиками, которые как раз стали приезжать в Россию. В итоге нам открылся большой новый мир школ работы с телом, движением и танцем, который мы увлеченно изучали. В начале 90-х, готовясь к рождению ребенка, мы с женой занялись подготовкой к естественным родам и частью этой подготовки стали дыхательные психотехники «второго рождения». Меня увлекло это направление, и вскоре я стал тренером Международной Ассоциации Свободного Дыхания.

    В течение нескольких лет эти два направления шли параллельно — мы продолжали творческие проекты, и я работал на различных тренингах, но в 1995 г. все соединилось — оказалось, что многие двигательные импровизационные техники, с которыми мы экспериментировали в театре, прекрасно ложатся на психологические задачи. С тех пор я веду танцевально-психологические тренинги, где танец как движение тела является способом лучше узнать себя в большом танце жизни: танце с собой, с другими людьми и с миром. В последние годы я все больше работаю как танцевально-двигательный и телесный психотерапевт, поддерживая людей в их развитии и в сложные периоды жизни.

    Я думаю, что в этой форме танцевально-психологических тренингов соединились многие мои интересы, ценности и навыки, и, самое главное, они стали местом, где люди могли встречаться со своими мечтами, своими потребностями, удовлетворять особое желание в невербальном общении и глубинных переживаниях, связанных с танцем. Это был выход за пределы стандартного понимания танца как собственного развлечения или развлечения-шоу к танцу как части жизни, танцу как проводнику к особым переживаниям, танцу как творческой реализации для любого человека.

    — Можно ли научиться получать от танца «терапевтический» эффект самостоятельно?

    — Научиться понимать себя в движении — это не так сложно. Посмотрите на маленьких детей — для них удовольствие от движения, любовь к движению безусловна. Это то, с чего мы все начинали, это основа базового доверия к телу. Достаточно вернуть эту радость. Уверенность, вариабельность в поведении, изменение сценария по своей воле — эти возможности отсюда следуют. Проигрывая разные сценарии в движении, можно их менять, выбирать.

    Если говорить о глубинных процессах, то танец — это целостное переживание, действие, причем осознанное, наделенное внутренним смыслом. Переживание радости движения, осознание движения, придание ему смысла и эмоций — это основа метода, как психотерапии.

    Многие люди находят простые, естественные способы обращения к танцу как к спонтанной форме психологической самопомощи. Мне регулярно рассказывают, как обращаются к свободному движению для переработки стресса, непережитых эмоций и т.д. Это очень естественно, вариантам подобных практик десятки тысяч лет: отпусти тело и позволь музыке и движению вести себя.

    Но в танце и движении очень важны сообщество и партнеры, поэтому сольный, самостоятельный танец — это очень небольшая часть возможностей, которые есть у нас. Так что, я думаю, что нужно находить свои сообщества, создавать их, находить подходящие для себя формы танца и движения.

    Важно понимать, что я рассматриваю танец не только как конкретную практику, но и как глубинную метафору для сложных, процессуальных аспектов жизни. Тех процессов, уровень сложности которых плохо поддается рациональному пониманию, но в которых мы можем двигаться, опираясь на простые вещи — у нас есть партнеры, мы движемся вместе, во всем этом можно обнаруживать красивые закономерности, отвечать на вызовы и продолжать движение. И все, что бы ни случалось, становится частью этого танца.

    Некоторые люди пишут мне, что получают многое из просмотра видеоматериалов. У меня есть большой цикл телепередач «Жить танцуя» на канале «Психология-21».

    — Если жизнь — это танец, как правильно выбрать мелодию и партнера?

    — Знаете, некоторые люди, приходя ко мне на занятия, бывают очень озабочены вопросом: «Правильно ли я танцую?» В случае с хореографией, поставленным танцем, разучиваемыми шагами, этот вопрос имеет смысл.

    Жизнь — это танец, ваш собственный танец с жизнью. Все, с чем вы встречаетесь в жизни, является вашим партнером по танцу. Это означает, что в жизни, может быть, нет логически обнаруживаемого смысла, но есть красота. Это означает, что у вас нет свободы отказаться от танца, но есть выбор позиции и движения.

    В случае импровизации, в случае своего собственного танца — вы не можете танцевать неправильно! И, перенося это на жизнь, что вы танцуете в жизни — свой танец или исполняете чужую хореографию?

    Конечно, есть важный критерий — это контакт с партнерами, насколько он сохраняется, насколько мы чувствуем, видим, слышим друг друга. Наверное, можно говорить о «неправильности», если этот контакт теряется. В некоторых формах танца это может привести к травмам, поэтому, скорее, это критерий безопасности, а не правильности. И я заинтересован в танце, в котором человек ощущает себя более целостным, более собой — со всеми своими переживаниями, импульсами, намерениями, мыслями. Именно так и стоит выбирать мелодию и партнеров. И помнить, что в любой момент все может поменяться.

    — Многие читатели нашего журнала живут далеко от столицы. Как ваша танцевально-двигательная терапия может быть полезна тем, кто не имеет возможности посещать ваши семинары?

    — Я отчасти ответил на этот вопрос выше, но, думаю, что все-таки самое важное происходит при встрече «тело к телу». К тому же мои программы проходят не только в Москве, но и в других городах и странах. В июле, например, состоится летний лагерь SummerCamp в Ижевске.

    Спасибо вам за вопросы. Чужие вопросы — это всегда хорошее приглашение подумать и задать свои.

    Архив номеров#Интервью#Самосовершенствование#Танцы