Бег

Возраст «сорок плюс». Вес «тридцать минус»

Мне 43 года. За полтора года я смог полностью изменить свое физическое состояние. Когда начинал, не мог даже подумать, что все получится так круто. Хочу поделиться своим опытом и своими достижениями. Не для хвастовства, а для того, чтобы кто-то увидел в моей истории себя и смог изменить свою жизнь. Выводы, как и полагается, в конце. Понимаю, что этот опыт не уникален и нового ничего не открою, тем не менее, это важно для меня, возможно, даже больше, чем для вас.

Бег как проект

Десять дней назад завершился мой проект под названием «Бег». Последний старт, где и была реализована моя цель, — полумарафон в Сочи 6 ноября. Каждый бегун знает, что нельзя просто так взять и перестать бегать, поэтому с наступлением тепла снова планирую открыть сезон. Хотел бы подвести итоги и, возможно, вдохновить вас стать частью бегового сообщества или же на новые свершения :)

Челлендж «30 утренних пробежек»

«О, нет, только не сегодня», «Очень спать хочется, начну завтра», «Что-то там жарко/холодно/дождливо/пасмурно/…  — лучше в другой раз», «Еще пять минуточек» — примерно такими внутренними диалогами сопровождается моя очередная попытка выработать привычку рано вставать и выходить на пробежку. В шесть утра сила воли еще спит, а мозг проявляет небывалую креативность в поиске отмазок.

Как сделать беговые планы источником радости

В любом возрасте люди верят в чудеса. Именно этим я объясняю новогодние ритуалы. Сосредоточиться и подумать о своём желании под бой курантов. Написать цель на бумажке. Сжечь. Растворить пепел в бокале шампанского. Выпить. Те, кто не любит заморачиваться, просто обильно выпивают и закусывают под обязательные тосты «за здоровье!»

Как сделать рутину не рутиной. Про самоорганизацию забегов для людей, не терпящих однообразие.

Некоторое время назад я стал беганутым. Сначала слегонца, потом посильнее, потом снова слегонца. Хотя по классификации бегунов я еще совсем-совсем чайник, но мне нравится.

Когда исчезает душа бега

Когда мы излишне пренебрегаем душой бега, не прислушиваемся к ней, она пропадает. Дальше мы бегаем сами, в одиночестве. Я понял это однажды, потом еще раз, и больше доказательств не понадобилось.