9 января 2018

Чем закончилась авантюра длиною в пять лет

4362 просмотра

Дмитрий Таранов
Руководитель отдела внешних связей содружества «Слово жизни». Специалист в сфере государственно-конфессиональных отношений, стремится занимать активную социальную позицию. Муж, отец троих детей, регулярно посещает фитнесс-клуб, любит лыжи, настольный теннис, волейбол. Еще любит музыку, играет на гитаре и фортепиано. Своей миссией считает: преодолевая себя, будь там, где нужен.
  • Инстинкт самосохранения вынуждает нас стремиться к безопасности. Поэтому мы, принимая решения, подсознательно ищем самый простой, лёгкий и доступный вариант.

    Например, выбирая профессию, опираемся лишь на свои сильные стороны и тем самым навсегда закрываем для себя сферы, в которых наши шансы на успех (как мы думаем) близки к нулю.

    Правда, некоторые потом всю жизнь сожалеют о сделанном выборе. Мечтают о том, как здорово быть художником, поваром или танцором. Но так ли уж всесильна природа, и в способностях ли дело?

    Шаг первый: на безрыбье и рак рыба

    Однажды в поисках своего жизненного пути я обратился к религии и даже получил религиозное образование. Оказавшись в церковной среде, неожиданно для себя получил предложение возглавить музыкальный отдел. Надо сказать, что музыкой я раньше не занимался и музыкальных талантов не имел. Впрочем, как и все члены нашей многодетной семьи. Однако, других более-менее подходящих кандидатур на тот момент не было, а «на безрыбье и рак рыба». Так что руководство музыкальным отделом предложили именно мне. Я согласился, так как уже тогда следовал принципу: «Будь там, где нужен, а не там, где хочется», и он меня никогда не подводил. Хотя даже представить не мог, что ждет меня впереди.

    После полутора лет жалкого блеяния мимо нот судьба сжалилась надо мной. Ко мне подошла женщина, оказавшаяся педагогом по вокалу, и предложила бесплатно заниматься со мной пением. Вспоминая об этом, я лишний раз убеждаюсь в простой истине: если хотите куда-то продвинуться – действуйте!

    Я начал заниматься с педагогом и через два месяца она спросила: «Не хотите поступить к нам в институт?». Предложение застало меня врасплох, я и представления не имел, как готовиться к вступительным экзаменам по музыке. В свои 23 года я никогда не занимался музыкой всерьез, не знал нот, не владел инструментом, но уже через месяц мне предстояло сдавать этот предмет. Наверняка, большинство на моём месте сказали бы: «Нет», лишив себя шанса попробовать свои силы в неизведанной раньше сфере. Я поступил также и отказался. К счастью, моя учительница не сдалась и убедила меня в том, что все получится. К вступительным экзаменам мы успели выучить пару романсов.

    Шаг второй: вопреки здравому смыслу

    Когда я пришел в институт на собеседование, члены экзаменационной комиссии предложили мне сыграть программу на фортепиано. Пришлось вежливо отказаться: «Извините, но я пока не владею инструментом. Можно спеть?» Экзаменаторы были в растерянности, но спеть разрешили. Но на этом мои проблемы не закончились. Оказалось, некому мне аккомпанировать. Мне предложили петь без музыкального сопровождения и при этом себе дирижировать.

    В этот момент я почувствовал себя приговоренным к казни через повешение, а слово «дирижируйте» прозвучало так, будто у меня из-под ног выбили табуретку и на шее затянулась петля. Дело в том, что я никогда не понимал функции дирижера и удивлялся: почему аплодируют ему, а не оркестру. Ведь он лишь размахивает руками, а мелодию создают музыканты. Возмущала несправедливость, когда дирижеру дарили цветы и кричали: «Браво, маэстро!» Потом я для себя решил: скорее всего, дирижер нужен, чтобы подбадривать оркестр и создавать позитивное настроение.

    С таким вот представлением о дирижерской профессии я затянул подготовленный романс Михаила Глинки «Сомнения». Подумал: «Хорошо, что меня попросили дирижировать, подбодрить себя не помешает» и стал эмоционально размахивать руками. Увидев происходящее, члены комиссии перестали смотреть в мою сторону и начали что-то писать. Я продолжил петь, не обращая на них внимания. Исполнил последние слова и по недовольным лицам понял, что впечатление у членов комиссии сложилось противоречивое. Одна из них, дирижер-хоровик, вскочила и ринулась ко мне, будто я своим выступлением бросил ей вызов.

    – Спойте что здесь написано, – выпалила она и протянула мне лист с нотами.
    – Я не знаю этой песни, – смущенно ответил я и на всякий случай отступил назад.
    – Это же известное произведение Моцарта! – возмутилась женщина.
    – Я изучал Моцарта в школе, но не помню его песен, – сказал я, даже не подумав: а сочинял ли Моцарт песни?
    – Здесь же все написано, пойте! – настаивала член экзаменационной комиссии.
    Желая добиться хоть какого-то результата, она подвела меня к фортепиано.
    – Спойте вот этот интервал, – требовала она, нажимая на клавиши инструмента.
    – Не знаю как это сделать, – ответил я, зажмурив глаза, и тем самым подписал себе приговор.

    У комиссии больше вопросов не было. Они объявили, что учиться в этом вузе у меня нет никаких шансов, посоветовали обратиться в детскую музыкальную школу. Я попытался им возражать, но педагоги не желали меня слушать и старались выпроводить. Один из экзаменаторов – декан факультета наблюдала за происходившим, но в перепалку не вмешивалась. А потом взяла и предложила зачислить меня в институт в виде исключения

    Шаг третий: не унижай себя

    День вступительных испытаний стал для меня хорошим уроком. Я понял, что в жизни происходит точно также: одни дают тебе шанс, другие отнимают. Большинство людей говорят: «Ты не сможешь», и лишь единицы скажут: «У тебя получится». Прорваться через пессимизм большинства задача не из простых, но от этого зависит твой будущий успех. Поступление в вуз на музыкальный факультет стало моим первым шагом, маленькой победой, но впереди было самое сложное – 5 лет обучения, зачеты, экзамены.

    На установочной сессии пришло осознание того ужаса, через который мне предстояло пройти в ближайшие полгода: сдать программу по фортепиано, дирижированию, вокалу и другим предметам. В дополнение к вузовскому обучению я начал заниматься самостоятельно, по 3-4 часа ежедневно. При этом приходилось преодолевать собственные страхи, сомнения, неуверенность, так что студенческие годы стали для меня периодом постоянной борьбы с собой.

    На первых порах я просил у преподавателей дать мне возможность сдавать экзамены индивидуально, пока не наткнулся однажды на принципиального человека. Он преподавал нам хороведение, и этот предмет мне пришлось сдавать на общих основаниях. Не знаю как мне это удалось, но за экзамен я получил «отлично». Протягивая мне зачетку, наш преподаватель сказал судьбоносные для меня слова: «Молодой человек, никому больше не говорите, что у вас нет музыкального образования. Не унижайте себя».

    Осознание этого факта перевернуло мое отношение к себе. Я старался убедить себя в своем профессионализме и наличии музыкальных талантов и за короткое время заметил существенные изменения. Некоторые преподаватели не верили в мою успешную сдачу госэкзаменов и предлагали альтернативные варианты окончания института. Однако переубедить меня уже было невозможно. Я твердо решил: «Я профессионал и буду экзаменоваться на общих основаниях». В итоге институт я окончил с отличием, и тогда в моей голове окончательно исчезли все ограничения.

    Оказывается, у нас есть безграничный потенциал, просто мы не умеем им пользоваться. Позже я решил проверить этот тезис следующим шагом и решил получить образование в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. Что из этого получилось, расскажу в следующей истории.

    Саморазвитие#Музыка#Образование#Самосовершенствование#страхи