30 января 2014

Три превращения

Юрий Смирнов
Специалист по работе с информацией, соавтор проекта «Навыки для жизни».
  • masam.by
  • Пусть завидуют прокрастинаторы и скрипят зубами перфекционисты. Я расскажу вам о людях, умудрившихся полностью изменить свою жизнь без видимых усилий всего за несколько дней. И предложу свою разгадку этих превращений.

    Между этими людьми нет ничего общего. Они живут в разных городах. У них разные профессии и увлечения. Мне ни разу не пришло в голову их познакомить. Что их объединяет в моих глазах — так это редкая способность к изменениям. В свое время каждый из них, казалось, безвольно плыл по жизни, не сопротивляясь обстоятельствам — и вдруг за считанные дни сумел полностью изменить свой характер и способы достижения целей.

    Построить дом, посадить сад, родить сыновей

    Первое превращение произошло в начале 90-х с моим знакомым, который работал на заводе токарем. Он обладал золотыми руками, доброй душой и слабым характером. Когда ему удавалось уклониться от очередной попойки с товарищами по цеху, он прятался от реальности в запойном чтении — но категорически отмахивался от советов пойти учиться.

    И вдруг его словно подменили. Куда пропали врожденная стеснительность и благоприобретенная осторожность! Его голос стал громче примерно в два раза, а смех — в четыре. Его «беззубый» юмор, замешанный на страхе невольно обидеть собеседника, сменился бронебойными остротами, в первую очередь — в свой собственный адрес. Не стану утверждать, что в его речи появились командные нотки. Ибо точнее будет выразиться, что в его речи чудом сохранилось несколько «совещательных» нот :)

    Откуда что взялось? Я не успел в этом разобраться, поскольку вскоре надолго покинул этот город. Но со временем мне удалось выяснить, что мой приятель буквально перед нашим расставанием взял в сбербанке льготный кредит. Затем на несколько месяцев уволился с завода, закупился стройматериалами по выгодным ценам и практически в одиночку (не считая помощи родственников и друзей по выходным) приступил к возведению двухэтажного особняка. Работал, как часы, чередуя строительство с закупками материалов — и точно уложился в сумму кредита, завершив основные работы за один сезон. Дождался, когда гиперинфляция съест долг по кредиту вместе с процентами — и рассчитался за остаток из заводской зарплаты. Насадил на участке садовых деревьев, женился, родил троих сыновей.

    В общем, сделал все, чего никто от него не ожидал, включая его самого. И лишь тогда успокоился, вернувшись к размеренному ритму жизни токаря-книгочея.

    Впоследствии всякий раз, когда у меня возникала нужда морально поддержать людей, опустивших руки, я приводил им в пример вышеописанный случай: мол, если человек по-настоящему захочет, то может измениться буквально за одну ночь. Согласитесь: учитывая стартовые обстоятельства, проект моего знакомого можно смело приравнять к достижениям истинных героев постсоветской эпохи первоначального накопления капитала, создавших свои компании с нуля — без пресловутого «золота партии», участия в залоговых аукционах, связей в эшелонах власти и криминальной «крыши».

    Создать бизнес

    Второе превращение произошло в середине 90-х с другим моим знакомым — пиарщиком довольно известной фирмы. Излишне романтичный для большого бизнеса, он одинаково краснел и когда приносил мне на утверждение очередной рекламный текст, и когда делал комплименты девицам из бухгалтерии. Казалось, все, что его волновало в жизни — так это наличие свежего диска в импортном CD-плеере — чтобы было, что дать послушать в обеденный перерыв одной из своих пассий.

    И вдруг он начал меняться прямо на глазах. Невесть откуда взялась привычка планировать списки дел и рисовать логические схемы. Его взгляд и речь стали цепкими и не отпускали вас, пока вы не найдете однозначных ответов на все поставленные вопросы. И даже сохранившаяся привычка краснеть до корней волос казалась теперь частью личной харизмы моего знакомого. Вскоре он уволился — и всего за год стал преуспевающим владельцем быстрорастущей компании.

    Теперь в моей «вдохновляющей» обойме было уже два живых примера феноменально быстрого личностного роста. Причем, сопоставив все обстоятельства, я припомнил общую деталь, характерную для обеих историй: перед тем как токарь и пиарщик начали меняться — они на неделю или две как бы выпали из реальности, глубоко ушли в себя. Вы наверняка сталкивались с подобным: ваш собеседник поддакивает вам, улыбается, кивает головой — и в то же время смотрит сквозь вас, пропускает мимо ушей ваши вопросы либо отвечает невпопад. Наверняка и вас раздражают подобные «трансовые» состояния. Но, похоже, для моих знакомых они оказались весьма продуктивными. И когда я столкнулся с подобными признаками в третий раз, то сразу «включил» в себе наблюдателя.

    Написать книгу

    Третье превращение произошло в конце 90-х с моим земляком — собкором западного информационного агентства. Его заработок позволял ему дважды в год отдыхать за тридевять морей, а его профессионализм — раз пять за сезон получать дубинкой по голове на оппозиционных митингах. Со стороны казалось, что он живет в полной гармонии с миром. Но я знал, что его разрывает изнутри желание создать нечто большое, значительное (например — книгу, которая войдет в список бестселлеров на «Озоне»). Желание усугублялось алкоголем и физической неспособностью написать что-то осмысленное длиной более сотни строк.

    И вдруг однажды он на несколько дней впал в уже знакомое мне состояние транса, из которого вынырнул сосредоточенным, деятельным и позитивным. Спустя некоторое время я начал встречать его фамилию в титрах модных исторических сериалов (как автора сценариев). А еще через пару лет он позвал меня на презентацию первой «бумажной» книги (которая позже стала бестселлером).

    Наверняка люди, круто менявшие свою жизнь, попадались на моем пути чаще, чем раз в пять лет, но я помню только этих троих. Вероятно, в других ситуациях условия для наблюдения были гораздо хуже: либо я был слишком погружен в собственные проблемы, либо, напротив, был чересчур вовлечен в проблемы тех, за кем наблюдал (а, как известно, нельзя до конца понять происходящее в системе, будучи ее неотъемлемой частью).

    Разгадать загадку быстрых перемен

    Но самое удивительное случилось позже — когда у меня появилась возможность проехаться «по местам боевой славы» и пообщаться с бывшими знакомыми. Поблагодарить каждого за то, что он годами вдохновлял меня на личные перемены. Попытаться выяснить, что же происходило с моими героями, когда они впадали в транс.

    Может быть, в те несколько дней они переваривали идеи, извлеченные из книг? Может, мысленно оттачивали навыки, полученные на тренингах? Может, заново переживали открытия, сделанные в группе психологической поддержки? Может, шлифовали жизненную стратегию на год, на пять лет вперед, на всю жизнь? Что же, что могло так круто изменить их характер и привычки за несколько дней?

    Мне показалось очередным совпадением, что каждый из собеседников, слушая мои расспросы, смотрел на меня, как на инопланетянина. Один из них (тот, что бизнесмен) вообще с трудом припомнил, что в его жизни было некое рубежное событие («Ах, создал свой бизнес? Так я всю жизнь бизнесом занимаюсь»). И все трое уверяли, что не было у них в жизни ни мучительной настройки на перемены, ни страха выйти из зоны комфорта («Да, я боялся расстаться с городским туалетом», — отшутился токарь), ни ломки характера, ни отработки практических навыков. Просто однажды увидели перед собой привлекательную цель — и начали к ней идти.

    Одним словом, как исследователь я потерпел полное фиаско. Либо не сумел вызвать своих собеседников на откровенность, либо не нашел удачных наводящих вопросов, которые помогли бы им вспомнить существенные детали, раскрывающие механизм быстрых перемен.

    После этой «командировки в прошлое» я прекратил использовать истории своих знакомых как вдохновляющий пример. Пример чего? Слишком велика стала мера недосказанности.

    Я поставил в этом деле точку (что ж, еще одной неразгаданной загадкой в моей жизни стало больше, только и всего) — и надолго забыл о нем. Но однажды со мной самим произошло четвертое превращение. Примите рассказ о нем как бонус.

    Во время очередного экономического кризиса я попал в «ножницы». Мне хотелось заняться новыми проектами, но они не сулили быстрых денег, поскольку были связаны со специфической темой, спрос на которую приходилось создавать с нуля. Свободного времени на эксперименты у меня тоже не было: все время съедали старые проекты, и в трудные времена я не мог позволить себе отказ от части реальных заработков. А отказ от сотрудничества с частью заказчиков был рискованным вдвойне: неясно было, кто из них выживет спустя несколько месяцев.

    Я прилагал массу усилий, чтобы все-таки выкроить время на экспериментальные проекты. Пытался комбинировать различные системы тайм-менеджмента, шлифовал профессиональные навыки на тренингах, боролся с призраком прокрастинации и т. д. (хотя на все это также приходилось выкраивать драгоценное время). Но, экономя минуты, в итоге выбивался из сил на часы.

    Правда, меня начала посещать светлая и явно небесполезная мысль. После очередной попытки самоусовершенствования я говорил себе: «Нужно все делать быстрее. Нужно просто научиться делать быстрее то, что я делаю сейчас. Это решит все проблемы». Я отбрасывал эти мысли, как бредовые (как профессионал я четко понимал, что уже работаю на пределе своих возможностей). Но где-то на границе интуиции и здравого смысла я чувствовал: это- правда. Скорость — решение всех моих проблем.

    И однажды я банально взял лист бумаги и подсчитал: для решения всех своих проблем мне хватит ускорения на 30 %, а ускорение на 50 % — даже позволит больше времени проводить с семьей. В этом диапазоне я и предпринял отчаянную попытку «уплотнить» недельный объем работы.

    В первый день я, как всегда, просто выбился из сил. Но уже на второй со мной начали происходить странные вещи. Мне словно стали доступны законсервированные ресурсы моей памяти. Например, я извлекал из нее давно позабытый профессиональный прием, подходящий к ситуации, и — ускорялся. Или вспоминал «фишку», подсмотренную у другого профессионала, и — ускорялся. Или использовал к месту манеру поведения героя блокбастера и — ускорялся.

    В итоге дела, которые раньше требовали до пяти телефонных звонков, я стал завершать за один-два звонка. Страница аналитики, на подготовку которой обычно уходил час, теперь сдавалась за 40 минут. А значительная часть привычных процессов и вовсе отпала за ненадобностью: взяв высокий темп, я понял, что многие дела, которые раньше казались важными и неизбежными, на самом деле были ритуальными и пустяковыми.

    Самым же важным было ощущение: эти приемы, идеи, модели поведения, взятые из личного опыта, фильмов, книг, наблюдений, разговоров — все это не было заимствованными ресурсами. Все это были ресурсы, на которые я имею полное право, раз уж сохранил в своей памяти. Все это ощущалось как часть моей личности, которая как бы увеличилась в размерах.

    И тут я понял, что произошло со мной, и что, скорее всего, происходило с моими знакомыми из 1990-х. И потом не раз использовал это понимание, когда у меня возникала нужда или желание измениться.

    Резюме

    Часто говорят, что обычный человек использует то ли 4 %, то ли 10 % ресурсов своего мозга. Обычно подразумевают «вычислительные» ресурсы: логику, образное мышление, явные и скрытые таланты и т.п.

    Но представьте, что ваша личность — это луч фонаря, который в каждый момент времени способен осветить только часть ваших воспоминаний.

    Увы, обычно «фонарь» заглядывает в одни и те же углы, пугаясь спонтанных выходов из «зоны комфорта» либо воспринимая подходящие к ситуации находки как нечто чужое (то, на что мы якобы «не имеем права» или на что у нас «кишка тонка»).

    Но все меняется, когда мы вынуждены действовать быстрее либо ускоряемся по собственной воле. «Фонарь» успевает осветить больше внутреннего пространства. При этом у нас остается меньше времени на то, чтобы разделять ресурсы памяти на «свои» и «чужие». Наша личность в такие моменты становится больше. И мы просто берем то, что нам нужно в данный момент. Если двигаться достаточно быстро — этой перемены можно даже не заметить. Но к ней можно привыкнуть.

    ...И — да: мне тоже говорили знакомые, что я сначала выпал из реальности, а потом — сильно изменился (вероятно, когда есть время на подготовку, мозг использует его, чтобы смоделировать жизнь на повышенных скоростях)...

    Каждый из нас — больше, чем думает о себе сам. Чем о нем думают другие. Чтобы вспомнить об этом, иногда достаточно просто ускориться.

    Архив номеров#Креативность#Продуктивность