26 июня 2014

Мечты космических масштабов

Михаил Швед
Сетевой романтик, диванный путешественник, преуспевающий менеджер среднего звена.
  • instagram.com/mike.shved
  • У меня множество друзей и знакомых, жизнь которых я могу без всякого преувеличения назвать интересной. Кроме того, в сети я подписан на большое количество аккаунтов интересных личностей, о каждом из которых можно было бы написать отдельную статью.

    Но есть один человек, чья жизнь настолько сильно бурлит событиями, что мне трудно подобрать правильные слова, чтобы описать ее. Потому что слово «интересно» дает лишь поверхностное представление о его насыщенной деятельности.

    Герой этого материала — Денис Ефремов. В сети его знают под ником Netwind. В первую очередь, он конструктор стратостатов, спасатель МЧС и будущий космонавт. А также программист, экономист, фотограф, аквалангист, парашютист. Еще, в некоторой степени, он путешественник, инструктор, альпинист, велотурист, сноубордист, кладоискатель. И, поверьте, список его увлечений и интересов не имеет конца.

    В статье, которую я подготовил после общения с ним, мне удалось охватить всего лишь три самые выдающиеся грани его жизни, и даже при этом материал значительно превысил по объему требуемые нормы. Но его рассказы настолько интересны, что сократить их нет никакой возможности. Вы сами в этом сейчас убедитесь.

    Денис Ефремов
    В сети его знают под ником Netwind. В первую очередь, он конструктор стратостатов, спасатель МЧС и будущий космонавт. А также программист, экономист, фотограф, аквалангист, парашютист. Еще, в некоторой степени, он путешественник, инструктор, альпинист, велотурист, сноубордист, кладоискатель.

    История № 1. Если очень захотеть, можно в космос полететь

    Любовь к космосу живет во мне с детства. Она выросла из увлечений фантастическими фильмами, вроде «Звездных войн», и любым кинематографом, связанным с космической тематикой, которая меня всегда очень интересовала. Школьником я занимался в кружке астрономии, с учителем по астрономии мы стали друзьями — вместе собирали телескопы, путешествовали по России, чтоб поймать солнечные затмения, На Алтай ездили, на Эльбрус. С ним же придумали собирать и запускать стратостаты.

    После школы я закончил экономический институт и стал работать компьютерщиком-экономистом, занимался электронными деньгами. Спустя пять лет я осознал, что мне надоело сидеть в офисе, пропал всякий интерес к работе, захотелось сменить сферу деятельности. Как раз в этот период времени начался открытый набор в отряд космонавтов.

    Впервые в нашей стране абсолютно любой человек мог подать свои документы и попробовать стать космонавтом. Когда я об этом узнал, во мне немедленно проснулись все детские мечты, и я понял: пора действовать. Меня не остановило ни то, что я приблизился к возрастному пределу (мне тогда шел 31 год, а в космонавты берут до 33), ни то, что мое экономическое образование вряд ли можно было назвать «профильным» для полетов в космос.

    Итак, я решил попытаться. Начал собирать огромный список документов, медицинских справок. Нужно было побывать у множества врачей, пройти несколько медосмотров. Далее надо было написать что-то о себе, собрать справки с работы, учебы...За неделю я сделал все то, на что отводилась пара месяцев. Собрав полный комплект документов, я отправил их в Звездный городок. Кроме меня было еще примерно 300 заявок от кандидатов. Отобрали около пятидесяти человек, которых пригласили на очный отбор. В команде космонавтов было лишь восемь мест — нужны были пять мужчин и три женщины.

    После того, как я попал в число приглашенных на очный отбор, начались этапы в Звездном городке. Первый из них — сдача физических нормативов. Нужно было пробежать километр, проплыть километр, подтягиваться, качать пресс и т.д. Потом попадаешь на тренажеры, точно такие же, как на МКС. Например, беговая дорожка, которая бежит только с твоей помощью. Сама она не движется, ты должен ее постоянно толкать — очень неудобно и непривычно. Тренажер велоэргонометрический — это когда ты крутишь педали как на велосипеде, но руками. В общем, физкультуру я сдал на приемлемом уровне и прошел на следующий тур. Второй этап — психология. К тому времени нас осталось около тридцати человек. В течение целого дня я заполнял массу различных тестов, общался с психологами. Предполагался также третий этап — финальное общение с космонавтами и членами комиссии.

    Отбор в отряд космонавтов практически совпал по времени с тестированием в отряд МЧС. Сегодня я сдавал «физо» в Звездном городке, а спустя два дня делал то же самое в МЧС. Проходил проверку у психологов в МЧС, а через день — в Звездном городке. Я забавлялся тем, что сравнивал требования: они были очень похожи, разве что для космонавтов нормативы были чуть выше.

    После психологического этапа я периодически звонил в Звездный городок — мне говорили, что «вопрос решается». Но в какой-то момент меня все-таки решили отсеять. На вопрос «почему?» ответили: «Правила игры таковы, что мы не сообщаем причин». Но потом нашлись какие-то знакомые, которые объяснили, что выбрали людей, хоть как-то связанных с космической сферой. То есть, к сожалению для меня, этот открытый набор оказался по большей части пиаром... Хотя я могу их понять: набирать людей логично с авиационным образованием, летчиков и тех, кто поработал в Роскосмосе.

    Что такое работа космонавта? Возможно, это одна из самых тяжелых, жестоких, хотя, безусловно, и самых интересных работ, потому что для полета в космос только подготовка может длиться более пяти лет. У нас отряд космонавтов — это профессионалы. Если ты пришел туда, должен остаться до конца. Ведь на тебя за эти пять лет потратят огромное количество сил и денег, и если в итоге ты уйдешь из профессии по собственному желанию, это будет катастрофа и большой провал для всего проекта. Поэтому ищут людей крайне мотивированных. И когда я проходил отбор, я отдавал себе отчет, что мне придется кардинально изменить свою жизнь и полностью посвятить ее космонавтике.

    Прошло два месяца после того, как я не попал в российский отряд космонавтов. И тут я узнал о конкурсе AxeApollo. Компания Axe (подразделение холдинга Unilever, одного из крупнейших игроков на рынке потребительских товаров) устроила конкурс, наградой в котором был полет в космос. Я всегда понимал: если хочешь чего-то добиться, сдаваться нельзя. Надо ловить второй шанс, третий, четвертый и все последующие. И я, как и тысячи других желающих по всему миру, заполнил на сайте анкеты и отправил им все необходимые данные, собрал необходимое количество лайков и стал участвовать в новом отборе.

    Вначале это был заочный этап, надо было просто попасть в первую сотню по стране. Потом участники делали про себя видеопрезентацию, чтобы организаторы отобрали из их числа десять человек. Параллельно в России проходило три очных этапа, три десятка человек боролись за право войти в тройку победителей от России. У нашей группы это было в бункере, у второй группы — в лагере в Подмосковье, у третьей — в музее Космонавтики. Задания были самыми разными — после медицинского осмотра — задачи по тимбилдингу, решение технических задач и даже небольшое страйкбольное сражение. Я стал победителем в своей группе, и мы втроем полетели в Америку. Со всего мира на финальный этап съехались 120 человек, грезивших космосом.

    Эта поездка уже сама по себе стала потрясающим приключением. Я попал на мыс Канаверал, меня закручивали мертвой петлей в спортивном самолете — проверяли, как я себя чувствую. Я летал на специальном самолете, где парил в условиях реальной невесомости. Вертелся в центрифуге. Участвовал в спортивных мероприятиях. Там же мне удалось перекинуться несколькими фразами и пожать руку с Баззу Олдрину — это второй человек, который ступил на Луну. Нам показали макет корабля, на котором должны будут полететь победители конкурса. Насыщенные дни, интересное общение, удивительные люди. При этом было очень сложно понять критерии отбора — что надо делать, а чего не надо. Но, в общем, видимо, я делал все правильно и оказался единственным русскоговорящим участником, прошедшим в финальный этап.

    Стоит отметить, что этот полет все-таки очень далек от наших привычных представлений о космонавтике. Если профессиональный космонавт в России попадает на МКС и проводит там полгода в тяжком труде, то мой полет будет длиться около двух часов, из которых лишь минут пятнадцать я проведу непосредственно в космосе.

    Американская тема диаметрально отличается от российской, это, скорее, коммерция. Показательный момент: в России космонавтом считается только профессионал — человек, который профессионально работает в Роскосмосе, работает на орбите. Все остальные — космические туристы. Это максимум, что может получить непрофессионал в качестве звания.

    Я не верю в предначертанное. Я верю, что для того, чтобы чего-то достичь, нужно постоянно двигаться в желаемом направлении. Может быть, не всегда большими шагами, а по чуть-чуть, но просто двигаться. Вот и весь секрет.

    Космос начинается в 100 км от земной поверхности. Это линия Кармана, условно отделяющая атмосферу от безвоздушного пространства. Выше нее даже теоретически не могут летать самолеты, опирающиеся на воздух. Там можно передвигаться только с ракетными двигателями. И вот за эту линию Кармана я вскоре попаду на небольшом двухместном кораблике Lynx, спроектированном американской компанией SpaceXC.

    Последние сроки, которые мне называли — конец 2015 года. Корабль еще не построен, но мне периодически приходят его фотографии по стадиям строительства. Честно говоря, я очень сомневаюсь, что мне доверят управление этим кораблем, но организаторы называют меня вторым пилотом. В любом случае, я побываю в космосе, и это обещает стать захватывающим приключением. Даже несмотря на то, что это все-таки не имеет ничего общего с космонавтикой по российским меркам.

    Я не верю в предначертанное. Я верю, что для того, чтобы чего-то достичь, нужно постоянно двигаться в желаемом направлении. Может быть, не всегда большими шагами, а по чуть-чуть, но просто двигаться. Вот и весь секрет. То, что я со второй попытки все-таки полечу в космос, это не везение, а упорство. И на самом деле, я продолжаю двигаться в этом направлении, и не оставил попыток попасть и в российский отряд. Даже сейчас я готов все бросить и стать космонавтом на всю жизнь. Если снова будет проходить открытый набор, я сразу же отправлю анкету. История знает массу космонавтов, которые по различным причинам много лет ждали возможности отправиться в полет. Упорство здесь решающий фактор.

    История № 2. СтратоСтатоСтроение

    Запуск стратостата мы осуществили вместе с моим учителем по астрономии. Мы не первые, кто задумал это сделать: в сети были скупые данные о 2-3 подобных запусках во всем мире. Однако подробной информации не существовало. Все приходилось придумывать и высчитывать заново — мы буквально «изобретали велосипед».

    Мы не знали, насколько холодно в стратосфере, есть ли там радиация, какие нужно учитывать факторы. Решили рискнуть, взяли несколько фотоаппаратов, приспособили поисковые датчики, которые смогли придумать — маяки для поиска угнанных автомобилей, поставили несколько камер GoPro. Прикрепили к нему игрушечного космонавтика, стоящего на земном шарике (в качестве талисмана). Надули, запустили. Когда нашли капсулу и просмотрели получившиеся снимки, были в восторге! Это зрелище — круглый земной шар с тоненькой прослойкой голубой атмосферы и черным небом — потрясающее! В этот момент пришло понимание, что мы только что отправили что-то в космос. Потому что вид с МКС почти такой же.

    Вкратце опишу механику процесса. Аппаратура поднимается в стратосферу на шаре. Шар — это атмосферный зонд, резиновый и хорошо растягивающийся. Его предварительно наполняют гелием — невзрывоопасным и негорючим газом. По мере того, как давление за бортом уменьшается, шар раздувается: на земле его диаметр 2 метра, а на высоте 30 км он раздувается до 10-15 метров — это высота трехэтажного дома! Увеличившись в объеме до критической точки, шар лопается. Когда это происходит, груз какое-то время оказывается практически в условиях невесомости. Потом начинает падать. В это время открывается парашют, который замедляет падение. Если сначала капсула падает со скоростью 200-300 км в час, то ближе к поверхности земли скорость падает примерно до 7 м/сек. Приземление за счет парашюта длится около получаса. Обычно аппарат обнаруживается примерно в 100 км от места запуска. Но были случаи, когда он его уносило и на 400 км. Самое сложное — получить координаты приземления. Сейчас я использую по три специальных датчика, которые отправляют их на мой ноут прямо через спутник.

    При этом у меня есть опробованные системы расчетов, позволяющие рассчитать зону падения довольно точно. Например, один из последних запусков я делал в Сочи перед Олимпиадой. Там было очень важно, чтобы наша конструкция улетела не куда попало: не в море, не в Грузию, а именно через Кавказ, перелетела его и приземлилась уже на той стороне гор. И я смог рассчитать, чтобы все произошло точно по плану — зонд перевалил через весь Кавказский хребет и приземлился на той стороне, на поле, на расстоянии 150 км.

    Вскоре после того, как я начал публиковать отчеты о запусках в интернете, ко мне начали обращаться ученые: «У нас есть задача, но в России никто этим не занимается, не поможете ли?». В основном, метеорологи, которые испытывают какое-нибудь новое научное оборудование для измерений в стратосфере. Не секрет, что от движений воздушных масс в атмосфере, зависит многое на земле, поэтому мониторинг ведется постоянно. Но дело в том, что стандартный метеорологический запуск, который они делают каждый день, это порядка 100-150 грамм, до 300 грамм. Это вся их полезная нагрузка. И самое главное — она не возвращается. Шар взлетает, лопается и их одноразовая капсула просто падает неизвестно где. А у меня запуск до 4 кг, плюс я нахожу место приземления. В России сейчас такого никто больше не делает. Заработать на этом невозможно, зато удается поучаствовать и помочь в решении различных интересных научных задач.

    Одно из текущих направлений, в которых я участвую — работа с полимерами. Материалу мягкому, как ткань, можно придать нужную форму, после чего он затвердевает и превращается в карбон — крепкий полимер, который выдерживает огромные нагрузки. В перспективе это позволит создавать большие объекты прямо на орбите. Но нужно понять, какие именно материалы использовать, какие процессы формовки, до какой температуры нагревать, и т.д. Один русский ученый в Австралии разрабатывает эту технологию, и для него я запускаю образцы таких материалов, пытаюсь запечь их в стратосфере, потому что условия там очень похожи на реальный космос. Температура — минус 70° С, атмосферы практически нет, сильная солнечная радиация. Сымитировать все это на земле одновременно либо невозможно, либо очень дорого.

    За три года, что я занимаюсь стратосферными запусками, технологии шагнули довольно далеко, как в разрезе используемых технических устройств, так и в плане созданных мной компьютерных программ для расчетов. Например, я пришел к выводу, что Подмосковье — это почти повсеместно непролазная глушь, буреломы и болота. По необъяснимой закономерности шар приземляется исключительно в таких местах, откуда его очень сложно извлечь. И мы придумали самолет, который возвращает груз к месту запуска. Над ним еще предстоит много поработать, но мы собираемся развивать это направление. Есть еще миллион других идей: фотографирование с воздуха, много научных задач. Планов — масса. Хватило бы на это все сил и времени!

    Я пришел к выводу, что Подмосковье — это почти повсеместно непролазная глушь, буреломы и болота. По необъяснимой закономерности шар приземляется исключительно в таких местах, откуда его очень сложно извлечь.

    Каждый запуск стратостата — это новое приключение. Это и путешествие, и наука, и полет, и красивые фотографии. Мне хотелось делиться этим с другими. Но кого это может увлечь и заинтересовать в максимальной степени? Я подумал о детях и решил сделать научно-популярный проект — пообщаться с детьми, почитать им лекции. Так начался «Космос детям». Это был хороший и интересный опыт, я прочитал несколько лекций, и для девятиклассников, и для пятиклассников, и для детского сада. В чем-то я переоценил как свои, так и детские силы, а в чем-то наоборот, недооценил. В любом случае, открылось много интересного и неожиданного. А еще мы осуществили запуск из Черноголовки, куда на научную детскую конференцию приехали более 300 детей. Мы вместе осуществляли всякие придуманные эксперименты. А после того, как шар был запущен, вся толпа переместилась в актовый зал школы, где на большом экране мы организовали прямую трансляцию процесса подъема шара, его схлопывания и спуска вниз. Было здорово!

    История № 3. Как я стал спасателем

    Я работаю спасателем МЧС. Поначалу учиться на спасателя я решил «для себя» — хотел знать, как поступать в экстремальных ситуациях, как помочь себе, друзьям и так далее. Потом подумал, а почему бы и впрямь не поработать пару месяцев — чтобы закрепить полученную теорию на практике?

    Я тогда занимал должность финансового директора, получал хорошую зарплату. Но отчетливо понимал, что мне не нравится сидеть в офисе, я хотел делать что-то более осязаемое, чем то, что остается в компьютере в виде нулей и единиц. В МЧС я сразу почувствовал себя в своей тарелке: и дело пришлось мне по душе, и люди вокруг оказались сплошь интересные, и польза от моей работы была неизмеримо выше..

    Вряд ли это можно назвать дауншифтингом, поскольку свободного времени больше не стало, да и отдыхом это не назовешь. Скорее, я сменил профиль. В деньгах потерял, зато получил интересную работу с отличным графиком. Сутки я работаю спасателем, четверо — занимаюсь другими своими проектами. Конечно, есть какие-то альтернативные заработки, потому что на зарплату спасателя, увы, полноценно прожить сложно. Особенно с учетом моего предыдущего, гораздо более благополучного в финансовом плане опыта.

    Попав в отряд, я вскоре стал старшим расчета. Это человек, который руководит действиями команды спасателей — четыре человека и одна машина. Одна боевая единица. Обычно на этот пост назначают людей, у которых уже 2-3 года стажа. Но набрали молодой отряд, а меня, видимо, посчитали наиболее адекватным, вот и поставили старшим.

    Для работы спасателем требуется как отличная физическая форма, там и огромный объем знаний. Людям всегда кажется, что работа спасателя — это куда больше романтики, чем на самом деле. Потому что больше 70 % выездов — это вскрытие железной двери, за которой остались ребенок или бабушка. Бабушка упала и не может встать, ребенок захлопнул дверь, а мама с мусорным ведром стоит на лестничной клетке. Иногда выезжаем на ДТП. Если в автомобильной аварии в машине зажало человека так, что он не может выбраться самостоятельно — это наша работа. Мы должны машину разрезать на несколько частей, достать оттуда человека и передать врачам «скорой». Кроме того, пожары — мы выезжаем на них, ищем людей, выводим их в безопасное место, помогаем пожарным тушить, прорезать окна, двери и так далее. Периодически и собачек приходится доставать из вентиляционных шахт...

    Все смены — абсолютно разные. Бывают дни, когда ни единого выезда, и ты весь день проводишь в части. Но это редкость. А бывает, не успеваем доехать до базы — мотаемся с одного вызова на другой. И всякий раз — все по-новому, приходится искать какие-то решения. В отличие от офисной работы, тут и творчество, и физическая нагрузка, и возможность сделать добро людям.

    Конечно, бывают и страшные случаи. К счастью, я не очень впечатлительный человек. Но люди не вызывают спасателей, чтоб вместе повеселиться. Если поступил вызов — значит, случилось что-то плохое. К этому надо быть готовым. Но эта работа приносит удовлетворение! Когда спасаешь человека или просто возвращаешь маленькой девочке ее котенка — ты видишь море радости и искреннюю благодарность. Это приятно.

    ***

    Жизнь полностью зависит от вас. Какой вы ее делаете, такая она и будет. Хотите жить интересно? Возьмите отпуск и поживите хотя бы две недели в соответствии со своими представлениями об интересной жизни. Речь не о лежании на пляже. Можно делать массу самых разных вещей. А если очень захотеть, можно сделать интересными не только пару недель в году, но и каждый день.

    Да, это сложно — решиться и все изменить. Но в награду ты реально можешь получить интересную, захватывающую, невероятную жизнь. Все зависит только от тебя.

    Для меня интересная жизнь — когда ежедневно происходят события, которые очень хочется не забыть. Когда годами нет времени разбирать накопившиеся фотографии просто потому, что на завтра ты опять едешь снимать что-то интересное. Со мной не бывает так, чтобы я не знал, чем мне заняться. Всегда есть как минимум десяток дел, которыми мне очень хочется заняться прямо сейчас. И так каждый день.

    Интервью#Интервью#интересные люди#Путешествия#Самосовершенствование

    Интересные комментарии

      Elena Rezanova
      4 года

      супер!

      Игорь Левченко
      4 года

      Здорово! Яркая и насыщенная жизнь. Удачи в покорении космоса! :)

      Роман
      4 года

      Ваша статья в интернете, как глоток чистого воздуха.