11 декабря 2014

Мечта о мотоцикле, изменившая жизнь

4636 просмотров

Вероника Кузенкова
Коуч-консультант, корпоративный шаман, тренер, писательница, мечтавед. Создательница проекта «Страна Мечты», автор книги «Как я училась улыбаться». Поддерживаю на пороге значимых перемен, помогаю выходить из творческих кризисов и жизненных тупиков.
  • veronikakuzenkova.ru
  • vk.com/veronika_kuzenkova
  • С Лаверией мы познакомились в сети. Она помогла мне подготовить краудфандинговую кампанию для «Страны Мечты» на Boomstarter. И хотя сбор денег отложили на 2015 год, наше общение продолжилось, и Лаверия поделилась своей историей.

    Это история о любви. О любви к мотоциклам, а, если быть точнее — тому, что они дают, и о сбывшейся мечте.

    Полтора года назад я познакомилась с человеком, который был непохож на всех, с кем я привыкла общаться. Он — байкер.

    Я помню свою первую поездку с ним на «Интрудере». Я ощущала себе совершенно беззащитной, летящей в нескольких сантиметрах над асфальтом, мимо железных кузовов автомобилей... Взгляд ушел куда-то мимо и внутрь, пальцы изо всех сил вцепились в кожаную куртку пилота.

    Я слезла с мотоцикла с твердой мыслью: больше — никогда!

    Но через некоторое время я поняла, что жду утра, когда я надену шлем, обхвачу руками своего пилота... Мотоцикл стал нашим единственным средством передвижения.

    Я всегда уделяла слишком много внимания внешности, но езда на мотоцикле трудно совместима с косметикой и каблуками. Я сменила юбки и платья на джинсы, стала тратить десять минут и смирилась с тем, что средства для укладки волос мне больше не понадобятся. Но, избавившись от всего этого, я обрела то, что искала все эти годы: внутреннюю свободу. Если раньше я могла опоздать на работу только из-за того, что тон колготок не слишком сочетается с туфлями, теперь я была счастлива и уверена в себе в дениме, кожаной куртке и со шлемом в руке. Теперь все стало по-другому. Я впервые ощутила себя свободной от комплексов и предрассудков. Я нашла себя.

    В конце мая мы переехали из Минска в Санкт-Петербург. На том же «Интрудере». Это была первая «боевая закалка», проверка на прочность. К багажнику был прикреплен большой дорожный чемодан, у меня на коленях, между мной и пилотом стояли три объемистые сумки. Мы выехали утром, когда светило солнце и стояла жара, и я по неопытности оделась с расчетом на такую погоду. Вначале была эйфория. Через часа два пути начала болеть спина: я никак не могла ее расслабить из-за мешавшего сзади чемодана. Еще через час стали сильно затекать и болеть ноги. Часов через пять мы попали под ливень, стало холодно, я насквозь промокла и стучала зубами от озноба.

    Темнело. К полуночи все стало черным: и небо, и дорога, и мысли. Что-то безразмерно темное проносилось мимо, что-то невероятно белое слепило глаза: в такие моменты дорога исчезала, и я просто зажмуривала глаза, чтобы не знать, что там, дальше. Самое страшное в этой ситуации -находиться сзади и понимать, что не ты контролируешь ситуацию. Потом дорога исчезла совсем за туманом и запотевшим визором шлема. Понимая, что ехать дальше опасно для жизни, мы остановились на заправке и через пару часов запили рассвет крепким кофе. Спать — некогда.

    Раннее утро — самое нежное и трепетное время суток. Ужасы ночи рассеялись — осталась только дрожь. Впереди было еще двенадцать часов пути. Я плохо помню, как мы их проехали. Я почувствовала, что засыпаю прямо сидя на мотоцикле. Уже на КАДе, когда оставалось всего-то около часа езды до гостиницы, я поняла, что больше не могу терпеть: ноги болели от тяжести сумок и распухли из-за жара нагревшегося на солнце двигателя. Мы были вынуждены остановиться прямо на островке безопасности, разделяющим транспортные потоки. Это была картина, достойная кинематографа. Мы сидели на песчаной насыпи у сверкающего хромом мотоцикла, а по обеим сторонам мимо нас проносились машины.

    Несмотря на все эти «ужасы», я поняла, что заболела, хронически. Однажды я познакомилась с парнем-мотоциклистом, ездившем на малокубатурном аппарате. Идея пришла мгновенно.

    К моему удивлению, он согласился стать моим инструктором. Мы встретились, я оплатила полбака бензина и... Сцепление, первая, я еду!!! Мой восторг не передать словами. Было страшно, трогалась я по полминуты, никак не могла оторвать взгляд от тахометра, боялась переключать дальше первой передачи. Любое дерево в ста метрах от меня казалось мне потенциальной опасностью, мне все казалось, что я обязательно в него въеду, но я — ехала! Сама!

    Тем летом я побывала за рулем считанные разы, но эти дни были ярче, чем вся моя жизнь до этого.

    В начале августа мы с моим пилотом решили ночью съездить в магазин в десяти минутах от гостиницы. Я была в одном платье, из защиты на мне были только шлем и кожаные перчатки. Ведь ехать-то всего ничего. Звезды, густой теплый воздух, пустая дорога... Считанные секунды — и мы уже летим почти параллельно асфальту. Я помню только искры, искры, повсюду искры и единственную мысль: «Это ВСЕ».

    Слава Богу, это было «не все». Я очнулась посреди дороги, вокруг стояли машины и какие-то люди. Я не понимала, что произошло, открыла глаза и стала просто плакать. Все было как в тумане. Ко мне подбежал мой пилот, и люди сказали, что повезут нас в больницу, а я говорила, что не нужна никакая больница, пусть меня оставят. Я ничего не понимала. Потом с меня аккуратно сняли шлем, подняли на руки, посадили в какую-то машину. Там я случайно взглянула на себя и увидела, что платье и обувь изодраны в клочья, а мои ноги и руки в крови.

    Как рассказывал потом мой водитель, с прилегающей дороги прямо перед нами вылетела белая машина, он стал экстренно тормозить, пережал задний тормоз, колесо ушло в юз, и мы завалились на правый бок на скорости около ста километров в час, но я слетела раньше, когда и как — он не знает. Получается, я тормозила телом по асфальту около 50 метров

    В первую ночь я бредила. Просыпалась каждые два часа от собственных криков, мне вкалывали обезболивающее и успокоительное, я засыпала, а потом все повторялось вновь. Мне казалось, что все это не со мной, я не могла поверить в реальность. Первую неделю я не могла самостоятельно вставать с постели, на второй неделе уже смогла потихоньку ползать по номеру, через месяц уже стала аккуратно ходить. Только под новый год обнаружилось, что у меня еще было сломано и неправильно срослось ребро, а когда я проходила медкомиссию для получения водительских прав — что сместилась ось позвонков, но для падения на такой скорости без экипировки — это более чем везение.

    Я прошла второе «боевое крещение». Бредить мотоциклами я не перестала. Не знаю, чего в этом больше: страсти или глупости, хотя в любой страсти есть безрассудство. Считается, что первое падение отсеивает «случайных» мотоциклистов: большинство из них после этого отказываются от двух колес, а если ты остаешься — значит, это действительно твое.

    В конце июня этого года у меня появился мотоцикл. Свой. Я не верила. Я расплакалась, когда расписывалась в ПТС, это были слезы счастья. Небольшой, стапятидесятикубовый, но — мой. Первый. И потому самый важный, самый любимый. Все первое — оно самое яркое! Мне казалось, что он светится.

    Страх куда-то пропал, и уже через несколько дней я уверенно трогалась, быстро разгонялась и играла передачами. Я вскакивала рано утром, чтобы поскорее завести его двигатель и ездила до ночи, несмотря на болезнь.

    Потом я научилась менять масло, подтягивать цепь и даже регулировать клапаны. Это я — которую в школе называли «тургеневской девушкой», и которая всего год назад даже не знала, что такое сцепление и генератор.

    Нас называют «донорами», «смертниками», «хрустами», и это почти правда. Каждый раз, вставляя ключ в замок зажигания и заводя двигатель, ты должен быть готовым ко всему.

    «Почему не машина?» — самый популярный и самый сложный вопрос. Это совершенно другой образ жизни. Ты чувствуешь себя другим, проходя в мотоциклетной экипировке мимо нарядно одетых людей в ресторане, приветствуя в потоке машин встречного мотоциклиста. На дороге все равны: будь ты владельцем банка или работником автомойки, если под твоими ногами проносится асфальт — ты прежде всего мотоциклист.

    Автомобиль отгораживает от происходящего, и все пейзажи остаются лишь сменяющими друг друга картинками на экране телевизора, мотоцикл освобождает от условностей и делает тебя частью природы. Ты проезжаешь лес — и чувствуешь запах хвои, сворачиваешь в поле — наслаждаешься ароматами луговых трав, ты сливаешься с ветром, ты летишь и понимаешь, что вот оно — счастье!

    Я почему-то боялась, что никогда не смогу научиться хорошо водить. До этого я смотрела на мотоциклистов снизу вверх, втайне ими и восхищалась и думала: «Ничего себе, он умеет управлять мотоциклом!» Всего год назад я и мечтать об этом не могла, а теперь я сама — одна из них!

    Недавно я прокатилась за рулем Honda CB750 и поняла, что мне уже не хватает мощности моего мотоцикла. Я работаю полный рабочий день, по вечерам учусь, и хочу найти подработку на выходные, потому что у меня появилась еще одна мечта — новый мотоцикл. С выбором цели мне помогают мои знакомые-мотоциклисты, но я знаю, что это будет именно такой, чтобы уже надолго: Honda, дорожный, с объемом двигателя не менее 600см3. Потому что мечты сбываются!

    Фотографии#мечты#Путешествия