19 ноября 2018

Олег Брагинский: времена Да Винчи не прошли

4920 просмотров

Аина Алиева
Путешественница, авантюристка, мечтательница. Верю, что в жизни можно получить все, стоит только захотеть и приложить усилия.
  • hundreddares.com
  • Недавно мне исполнилось тридцать два года. Многие мои подруги столкнулись со стрессом тридцатилетия, но я преодолела этот рубеж безболезненно. Для меня страшной цифрой всегда было тридцать два.

    Это возраст символизирует десять лет моего упорного, тяжелого ежедневного труда после получения первого высшего. В тридцать два я получила второе высшее в Канаде – МВА.

    Десять лет прошло, времени остается все меньше. Бесцельно швыряться ресурсами, как в двадцать два, уже неразумно. Если и дальше жить сегодняшним днем, можно прийти к печальным результатам и беспомощной старости.

    С одной стороны, можно сказать, что за десять лет я многого добилась. Определенно моя жизнь была интересной: карьерные взлеты, смена работы, смена специальностей, путешествия, переезды, замужество...

    С другой стороны, не отпускает ощущение, что я упустила главное – удовольствие от процесса. А в истинных целях не продвинулась ни на шаг.

    Я достигатор. В to-do листе сорок дел на день, сплю не более пяти часов в сутки, время провожу продуктивно. Почти не смотрю сериалы и фильмы, телевизор не включаю, редко прокрастинирую, но за десять лет продуктивной жизни нет сдвигов ни в материальной, ни в профессиональной сфере.

    Как так? А что есть? Есть периодическое выгорание, срывы, госпитализация, долгое восстановление, работа под капельницей, чувство нехватки времени и гонка, гонка, гонка...

    На экранах монитора мелькают успешные люди с улыбками, мамы четверых детей, которые успевают строить карьеру, развивать бизнес, обходясь без няни, домработницы и помощи родственников.

    Как им это удается?

    Давно слежу за гением продуктивности Олегом Брагинским. Этот человек все успевает и всегда впереди планеты всей.

    «Все думают, что я робот, но это не так. У меня даже четкого расписания нет. Помню о главном, а в приоритетах работа составляет 40%».

    Начала следить за Олегом после его подкастов с Евгением Романенко о траблшутинге. Первый же совет, которому последовала – освоить метод слепого набора – очень пригодился за границей.

    Прямо сейчас набираю статью с ноутбука, где только английская клавиатура, и меня это нисколько не смущает. До этого доводилось работать за китайской, корейской и испанской клавиатурой. Благодаря новому навыку, ни одной клавиатуре не удалось ввести меня в ступор.

    Интервью с Олегом Брагинским уже печатали в «ЖИ!». Но мне не хватало в них человеческих качеств. Все только и задают вопросы о том, как увеличить эффективность и продуктивность.

    Я следила за обновлениями и ждала, чтобы кто-то задал вопросы, волнующие меня. А недавно подумала: почему бы не спросить самой? У меня как раз очередное выгорание, понимание, что моя мнимая эффективность безрезультативна.

    Кто как не Олег Брагинский может помочь советом? «Но это человек совсем не твоего уровня!», – завопил мозг, когда я открыла Linkedin.

    «Давай предоставим право решать это самому Брагинскому», – ответила я сама себе и отправила ему письмо.

    Олег согласился на скайп моментально.

    – Олег, вы постоянно мегапродуктивны или бывают дни, когда ленитесь?

    – Все думают, что я робот, но это не так. У меня даже четкого расписания нет. Сам себя называю озорной амебой (смеется).

    С одной стороны, люблю авантюры, с другой, когда никого нет рядом, я ленив и расслаблен.

    Дома никакой продуктивности. Достигаторство оставляю на работе. Для супруги всегда бодр и весел, не показываю, что устал. Ее желания выполняются сразу же, без обсуждений. Дома жена обладает абсолютной властью.

    У меня тысячи подписчиков, но я отдаю себе отчет: если заболею, вряд ли кто-то из этих тысяч поможет. Помню о главном, а в приоритетах работа составляет 40%.

    Все полагают, что я думаю только об эффективности, и спрашивают преимущественно об этом. Но давайте представим, что мне начнут задавать вопросы о комнатных цветах.

    В скором времени появится информация, что Олег Брагинский только о цветах говорит, только ими интересуется.

    В этот момент я задумалась о своих приоритетах: есть ли они у меня? Или просто гоню, сама не зная куда? Какое место в моей жизни занимает дом? Показываю ли я усталость дома? А мой партнер? Каковы его приоритеты? На душе неприятно заскребли кошки. У меня не было ответов на свои же вопросы, поэтому я продолжила интервью.

    – Как проходит день Олега Брагинского?

    – Живу не днем, а неделей. Формирую список задач, выполняю за семидневку. Видите (показывает календарь на экране), развиваю три YouTube-канала: свой, Школы Траблшутеров и супруги – она ортодонт.

    За неделю читаю десять цифровых книг, выкладываю пять рецензий. Дата публикации этих книг – 2019 год. Живу на опережение. Знаком с тем, что люди обсудят через месяцы.

    Ежедневно выкладываю посты во все сети, общаюсь в скайпе, провожу стратегические сессии, решаю проблемы клиентов.

    Работаю до 21:30, приходит супруга, и мы вместе идем в спортзал. Возвращаемся, она ложится спать, а я, дождавшись ровного сопения, ускользаю работать.

    По субботам и воскресеньям с 10:00 до 20:30 читаю лекции в Школе Траблшутеров. Информацию выдаю интенсивно. Студенты исписывают по пятьдесят страниц за день.

    Я ликовала, так как тоже пришла к недельному планированию. Для меня оно оказалось самым эффективным. Но живу ли я на опережение? Ответ на этот вопрос, к сожалению, не прибавил радости. С детства плетусь в хвосте. Одежду мне покупали, когда она уже начинала выходить из моды. О молодежных кумирах узнавала, когда их песни поднадоедали. Сейчас у меня лежит книжка о Блокчейн за 2016 год, которую все еще собираюсь прочесть.

    – Очень насыщенный график. Как вы восстанавливаетесь?

    – Чередую процессы. Люблю ходить пешком в Школу Траблшутеров, избегаю машин. Бегаю. Вместо того, чтобы слушать музыку во время спорта, медитирую. Голова при этом не работает. Или продумываю материал для статей. Плаваю.

    Мышцы работают – мозг отдыхает. Гуляю в парке, дышу природой, расслабляюсь.

    Не трачу энергию попусту. С токсичными людьми прощаюсь, не раздумывая. Прочтя агрессивный комментарий, блокирую автора. Советы, которые не просил, меня не тревожат. Читать чьи-то новости – нет желания.

    Я тоже люблю прогулки в тишине, без музыки, когда могу слушать природу и собственное тело. Который год очищаюсь от токсичных людей и заметно в этом продвинулась. Тем не менее, в моем окружении люди с негативной энергетикой успевают появляться быстрее, чем я от них избавляюсь. С тех пор, как стала писать в журналы и открытые соцсети, количество внимания к моей персоне резко возросло. Я всегда старалась вежливо, не теряя самообладания, отвечать даже на негативные комментарии. Но что мешает просто «забанить» обидчика? Зачем продолжаю реагировать на негатив? Может, это «хорошая девочка» во мне боится показаться грубой и плохо воспитанной?

    – На всех фото вы просто излучаете энергию. Как вам это удается?

    – Расскажу случай. Как-то в Санкт Петербурге модерировал конференцию с раскрученным знатоком «Что? Где? Когда?». Попросил фотографию для своей мамы – большой поклонницы игры. Но, когда получил карточку, увидел уставшего и вялого человека. Тогда я понял, что человек публичный должен излучать энергию. От него ждут лучезарной бодрости.

    А я? Раньше тоже излучала энергию, выходя из дома. А недавно увидела себя в витрине и испугалась. Постоянно в состоянии стресса, который уже печатью лег на лицо. Переняла местную привычку не следить за внешним видом и постоянно жаловаться на погоду в случайных беседах. Делает ли меня это притягательной для окружающих? Мой образ для меня же самой становился всё менее и менее привлекательным.

    – Олег, вы счастливы?

    – Да, определенно. Занимаюсь тем, чем хочу и что люблю, мне за это еще и платят. Пишу статью, почувствовав, что пришло время. Веду список тем, выбираю ту, которая интересна сегодня. До конца года запланировано шестьдесят семь мероприятий.

    Многим клиентам отказываю. Смотрю, какую машину пришлют: Тойоту или Роллс-Ройс, бизнес-класс или эконом, какой гостиничный номер забронируют. Однажды заказали президентский номер, а в соседний поставили тренажеры. Клиенты знают мои привычки – я выбираю тех, кто окружает заботой и предоставляет максимальный комфорт.

    «Я уверен, что человек публичный должен излучать энергию. От него ждут лучезарной бодрости».

    Вокруг – улыбчивые люди. Там, где живу, все радуются встрече со мной. Когда рядом сплошная доброжелательность, уровень счастья автоматически повышается.

    Я живу на Западе, где тоже все улыбаются. Но мой уровень счастья почему-то остается на прежнем месте. Возможно, потому что улыбки фальшивые, а негатив проявляется даже при пустой болтовне в лифте, когда люди начинают разговор с фразы: «Сегодня так мерзко на улице, не так ли? Такая депрессивная погода сегодня…». Занимаюсь ли я тем, что мне нравится в своей бесконечной гонке? Являются ли мои проекты для меня вдохновением или, наоборот, забирают энергию? Ответы на эти вопросы требовали детального анализа, поэтому я продолжила задавать вопросы, пообещав себе вернуться к этому позже.

    – На всех тренингах говорят, что успех зависит от окружения. Окружайте себя успешными людьми и выйдете на новый уровень. Но никто не учит, как добиваться расположения успешных людей, а ведь это совсем непросто. Как, например, люди добиваются вашего расположения?

    – После выступлений и тренингов я стараюсь поскорее незаметно улизнуть, спрятаться и не делать селфи. Я как однополюсный магнит, который всех отталкивает. Но люди суют мне визитки. Каждый месяц скапливается огромный пакет чьих-то бизнес-карточек.

    Вручив визитку, люди думают, что дело сделано, и я непременно войду с ними в контакт. Большинство просто навязываются, я этого не люблю.

    Другие борются за внимание. Чтобы внепланово пообщаться, можно «победить» меня в спортзале, например, отжаться больше, чем я, или «дальше» пробежать на тренажере.

    В основном люди уступают мне после двадцати километров, но однажды пришел подготовленный парень, и мне пришлось бежать восемьдесят четыре км. Так меня и не догнал (смеется).

    Замечаю, что люди приходят заниматься в спортзал из-за меня. Видимся с ними каждый день, начинаем улыбаться друг другу, чувствую, как они стараются.

    – Помимо литературы, на которую вы даете рецензии, читаете ли вы для себя? Что вы читаете? Читаете ли классическую литературу?

    – Разочарую, но классику перечитал еще в школьные годы.

    «Для себя книги штудирую постоянно, но не люблю рекомендовать. Интересуют разные вещи: земля, космос, океан... От любопытства, для кайфа».

    Читаю все, кроме Донцовой и Пелевина. Не люблю вымышленное и наигранное. Не читаю биографии бизнесменов. Предпочитаю ученых, космонавтов, философов.

    – Я знаю, что вы владеете несколькими иностранными языками. Читаете на русском или других иностранных языках тоже?

    – Страница на русском занимает девять с половиной секунд, на английском – восемнадцать. Ответ очевиден.

    – Как вы поддерживаете свой уровень знания иностранных языков?

    – Пользуюсь специальными программами – таких в интернете множество, можно подобрать на любой вкус. Каждый день открываю случайные сто слов и проверяю, знаю ли. Тем же способом учу новые.

    Если проект не русскоязычный, накануне смотрю сериал с титрами, напитываюсь языком, в общении говорю фразами из фильма. Помогает демонстрировать современный язык.

    Я вспомнила, как проживая в Украине, поддерживала английский язык с помощью книг. Моим любимым писателем был Чарльз Диккенс, поэтому для поддержания языка я выбрала именно его, чтобы наслаждаться произведениями в оригинале. Однажды в письме к британцу использовала фразу, которую, как мне потом сказали, не употребляют уже около ста лет Очень удивились, что я вообще ее где-то нашла.

    – Олег, возникало ли у вас желание выучить хотя бы один иностранный язык в совершенстве? Не стесняетесь говорить с ошибками?

    – Нет, в совершенстве знать не хочу. Да и что такое совершенство? Например, в русском языке знаю семьдесят тысяч слов, в английском шестьдесят тысяч. При этом грамматика у меня страдает даже в родном.

    Главное, что понимаю собеседника и убеждаю в своей правоте. Для этого моего уровня владения языком хватает.

    Помню, читал лекцию в Германии. Она прошла неплохо, но два раза народ сильно смеялся. Потом объяснили, что начал я так: «Я дерьмо Олег Брагинский», а после совершил еще одну ошибку в произношении.

    Ну и что, даже если вначале я вызываю смех, то позже интенсивность, словарный запас и качество информации возвращают мне уважение аудитории.

    – Вы гордитесь, что у вас самый просматриваемый профиль в LinkedIn. Почему для вас важно быть везде первым?

    – Не думаю о том, чтобы кого-то поразить. Уже набрал такую скорость, что меня невозможно обогнать. Всегда восхищался такими людьми как Леонардо Да Винчи. Своим примером хочу показать, что времена гениев и героев не прошли.

    Знаю, что все делаю плохо. Есть люди, которые плавают лучше, пишут сочнее, изъясняются выразительнее. Но я предпочту быть профессионалом на 80% в десятках сфер, чем оттачивать одну до 100%.

    – Вы поглощаете огромное количество информации? Как вам удается ее не забывать и поддерживать?

    – Не поглощаю, а перерабатываю. Как сосуд, в который влилось и процедилось. На книги, которые прочитал, делаю рецензии. Даже если не публикую, храню для себя. Если не рецензирую, то подготавливаю презентации.

    Знания упаковываю, сортирую, делаю выжимку.

    Я подумала о своих методах работы с информацией. Да, я готовлю презентации на профессиональные книги по бизнесу или предпринимательству, но никогда не писала рецензии на книги и фильмы, никогда не делала выжимку из интересных статей. Редко когда осмысленно перерабатывала входящую информацию. «Думай, делай, делись» – этот принцип любит повторять Армен Петросян. Выходит, что я не только не делюсь, но даже не думаю, не осмысляю. Я просто вливаю в себя информацию, а потом сетую на плохую память, на то, что порядка 90% изученного никак потом не использую.

    Как относятся к вашей продуктивности дома? Ваши домашние тоже мегапродуктивны?

    – Всю продуктивность оставляю за порогом. Дома тихий, скромный, «ничего не умею». Цель – чтобы супруга радовалась и удивлялась. Пытаюсь ее развлекать, пересказываю профессиональные статьи и книги, которые она не читала. Информация, которую я вроде бы не должен знать. Она удивляется, смеется и называет меня «коллегой».

    «Еще мы танцуем в квартире. Дома не нужна эффективность, важна душевная, теплая и мягкая атмосфера».

    У меня было еще много вопросов к Олегу Брагинскому, но мы уже проговорили больше часа, поэтому я не стала его задерживать.

    И без того я получила большое количество информации к размышлению, к тому же всегда можно созвониться еще раз. Зачем делать бесконечно длинное интервью, если через какое-то время можно сделать еще одно.

    Я пересмотрела приоритеты. В отличие от моего собеседника, работа+личные проекты занимают больше 80% моей жизни. А как же отношения?

    Олег прав: работа, проекты не окажутся рядом, если мне по-настоящему станет плохо, подписчики не придут на помощь.

    В этот момент меня будто током шарахнуло! За своими проектами я прячусь от отношений, которые меня не удовлетворяют. Убегаю от близких и от себя самой, чтоб избежать неприятных разговоров, чтоб не признаваться себе в том, что мои близкие на самом деле не такие уж и близкие. Поэтому у меня в делах никаких сдвигов.

    Так что львиную часть своих проектов я временно закрыла, а вот в плане отношений с близкими мне предстоит большая работа.

    Спасибо за помощь, Олег!

    Саморазвитие#Интервью