18 марта 2016

Разговор триатлета с дочерью

4813 просмотров

Роман Зайцев
Специалист по бизнес-процессам, вопросам и ответам. Профессиональный читатель. Писатель-любитель. Идейный вдохновитель. Триатлет и просто увлеченный жизнью человек.
  • rzbpm.ru
  • — Папа, а кто такие триатлеты?

    Я не слышал, как дочь подошла ко мне, поэтому вздрогнул. Удивленно посмотрел на нее и отложил книгу.

    — Разве ты не знаешь, что такое триатлон?

    Она хитро прищурилась:

    —  Пап, ну о триатлоне-то я много знаю. Ты столько о нем говоришь:) Но вот кто такие триатлеты? Что это за люди? Это люди-машины?

    —  Кхм… Разве я похож на машину?

    —  Не похож. Машины на колесах и пахнут бензином. А ты пахнешь дезодорантом. Хотя, может, ты просто так прячешься от людей.

    Озорные искорки снова заиграли в ее глазах.

    —  Интересная мысль:)

    Я улыбнулся, подхватил дочь и усадил на колени.

    – Триатлеты — это люди, которые занимаются триатлоном. Ты это знаешь. Значит вопрос не в этом. Ты хочешь спросить, зачем мы это делаем?

    —  Ты всегда говоришь, чтобы я и мама тобой гордились. Это правда?

    —  Правда.

    —  Но ведь мы и так тобой гордимся. Даже если бы ты не занимался триатлоном. Поэтому и спрашиваю —  кто такие триатлеты? Что это за люди такие? Зачем вы это делаете? Разве не лучше сидеть в кафе и есть мороженое?

    —  Понимаешь, любой спорт требует тяжелого труда, дисциплины и самопожертвования. Не каждый на это способен. Но триатлон все же стоит немного обособлено.
    Во-первых, триатлон дал миру идею Железного человека. Идея очень проста —  если ты пройдешь эту гонку, то будешь гордиться собой всю жизнь. Ты станешь Железным человеком. Не все хотят стать первоклассными баскетболистами, пловцами или борцами. Но все хотят, что бы гордились ими и они могли сказать «Я — Железный человек». Почти как в фильме.

    —  А зачем это нужно?

    —  Ну, эта идея помогает людям поверить в себя и свои силы.
    А еще, этот спорт позволяет каждому участнику находиться бок о бок с легендами спорта. Представляешь, как это здорово? Плюс ограничения по времени таковы, что многие люди могут вложиться в отведенный лимит и получить заветное звание. Но все это — не главное. Главное — что триатлон меняет жизнь людей, и они этим гордятся.
    А еще, каждый этап триатлона — это уже само по себе отдельное соревнование. По объему эмоций, которые испытывает участник, ни одни спорт не сравнится.

    —  То есть, вам не хватает любви и уверенности в себе? Поэтому вы хотите, чтобы вами гордились?
    Я завис. Неожиданный вопрос от маленькой девочки. И неожиданный для меня. Может быть, она права? Мы просто не здоровые с психической точки зрения люди? Мы ищем бури, «как будто в буре есть покой»? Самокатуализация, пирамида Маслоу… Но не этого ответа ждет от меня дочь… Да и я не уверен, что это имеет отношение к ответу. Я собрался с мыслями и стал тщательно подбирать слова, в надежде, что они приведут меня к правильному ответу.

    —  Милая, наверное, любви всем не хватает.

    —  Неправда! Я вот люблю все на свете. Тебя, маму, брата, бабушку с дедушкой, нашу собаку. Да всех собак на свете! Мне иногда кажется, что нести столько любви в себе очень тяжело, и я могу лопнуть.
    Я рассмеялся.

    —  Не волнуйся, не лопнешь. А по поводу уверенности в себе —  это не самое плохое качество. Я расскажу тебе два случая, которые произошли со мной во время соревнований.
    Моя первая гонка была на половинную дистанцию, ты знаешь, что это такое. Так получилось, что только за месяц до гонки я снял с руки гипс. Ты тогда еще рыбкой плавала у мамы в животике. Так вот, до этого, практически три месяца, рука находилась в неподвижном состоянии. Это значит, что мышцы ослабли настолько, что я с трудом мог держать чашку. Целый месяц я усердно восстанавливал руку. Но месяц — это слишком мало, чтобы вернуть силу. Кроме того, мне было очень больно сгибать руку. Когда я плыл, боль простреливала кисть при каждом гребке. Это еще полбеды. Беда была в том, что я боялся плавать. До тебя никому в этом не признавался, так что тс-с-сс.
    Глаза дочери стали очень серьезными и взрослыми. Я понял, что всегда безоговорочно доверять ей. Она не выдаст чужих секретов — свойство, присущее только сильным людям.

    — Я не просто оказался в холодной и страшной для меня воде, да еще и в толпе людей. Они плыли слева, справа, спереди, сзади, по мне… Меня окружали взмахи рук и море резиновых шапочек. Было ли мне страшно? Да я был в ужасе!

    Спустя вечность после старта, я доплыл до разворота. До финиша оставалось чуть меньше половины. Было холодно, больно и страшно. Одну ногу начало сводить судорогой. Я помахал спасателям и попросил дать мне минуту отдохнуть, держась за бортик. Пока я висел на бортике лодки, мой взгляд упал на большой желтый буй, которым обозначили место разворота. На нем было написано «Ты сильнее, чем ты думаешь». В этот момент я понял эту фразу. Поверил в слова. Поверил в свои силы. Меня будто током ударило. Все верно! Я сильнее!

    Иногда так бывает. Ты можешь что-то знать. Слышать какие то фразы и слова всю жизнь, но воспринимать их только как слова. Но наступает момент, момент озарения, когда ты всецело постигаешь глубокий смысл слов. Они перестают быть просто словами, но становятся пульсирующим огнем в сердце. Таким огнем стали для меня слова «Ты сильнее, чем ты думаешь».

    Я замолчал, пытаясь унять волнение, возникшее от такого откровения и нахлынувших воспоминаний. Дочка задумчиво смотрела в сторону и крутила пальчиками прядь волос. На секунду мне показалось, что ей не интересно, но она сказала:

    —  А вторая история?

    —  Вторая история произошла на первом Айронмене на полную дистанцию. И суть истории —  сама гонка. Понимаешь, на протяжении этих часов переживаешь бурю эмоций. Усталость, страх, эйфорию, счастье, сомнения, сожаления, разочарования, надежду. Как я уже говорил, проживаешь целую жизнь. Но наступает момент, когда каждый шаг становится просто мучительным. И тут твой мозг начинает тебя уговаривать: «Давай остановимся», «Да никому это не нужно», «Никто тебя не осудит», «А вот смотри какая классная лужайка, приляг, отдохни». И все в таком духе. Тебе приходится сражаться не с телом, а с разумом. Причем со своим собственным. А это самый страшный враг. Так вот. Когда я пересек финишную черту и силы покинули меня, до меня стало доходить —  я сделал это! То, чего я так страстно хотел и одновременно боялся, сделано. И тут же в голове услужливо всплыли слова, девиз гонки Ironman — «Все возможно». И, понимаешь, я тогда не просто поверил в эти слова. Они стали частью меня. Все сомнения и страхи развеялись без следа. Я действительно узнал, что все возможно. Впервые в жизни, будучи жутко уставшим, я чувствовал себя бесконечно сильным.

    Это была вторая история. Но вот что я хочу тебе сказать.
    Для нас, триатлетов, этот спорт — не просто возможность поверить в себя. Это вопрос не веры. Это вопрос знания. Мы не просто начинаем верить в себя. Мы знаем и уверены в том, что все возможно. Знание сильнее веры.
    Каждая тренировка, каждая гонка, заставляет нас приумножать это знание и чувствовать себя живым. Ведь когда человек перестает сражаться с собой —  он умирает.

    Дочь испуганно посмотрела на меня, порывисто обняла за шею и сказала:

    —  Я не хочу, чтобы ты умирал.

    —  Не волнуйся, милая. Это просто такое выражение.

    —  Я поняла. Не маленькая.

    При этом она так забавно насупила бровки, что я невольно улыбнулся и мысленно пожелал ей подольше оставаться такой вот «не маленькой».

    —  Я видела тебя на финише. Ты был измотан и безгранично счастлив.

    —  Наверное, так и есть. Ну, что, ты поняла, кто такие триатлеты?

    —  Поняла. Это люди, которые любят жизнь и себя.

    И снова я поразился глубине детской мысли. Так и есть. Мы любим жизнь. Любим себя. Но в достойном, а не эгоистичном плане.
    Жена прервала нашу беседу, сказав, что маленьким принцессам пора спать. Дочка спрыгнула с колен, чмокнула меня в щеку и направилась в спальню. На пороге она обернулась. Смешинки сияли в глазах, и я улыбнулся в ответ.

    —  Я не принцесса. Я триатлет. Просто пока плавать не умею. И еще вас с мамой люблю.

    И я не смог ничего сказать в ответ, кроме «И я люблю тебя».

    Спустя час я зашел к дочке в спальню. Поправил одеяло. Погладил ее мягкие волосы. И просто смотрел, как она спит. Ей только полтора года. Этого разговора не было. Пока не было. Но теперь я к нему готов.

    Саморазвитие#Триатлон

    Интересные комментарии

      Yu
      3 года

      Блин, я прослезилась... Спасибо!

      Роман
      3 года

      )))) рад, что смог тронуть)

      Жанна
      3 года

      Очень здорово!!!

      Взволновала! Улыбнула! Пока за плечами только несколько марафонов и после каждого буря эмоций! и хочется еще... Пока даже не представляю как это... после айронмена!!!

      Вы очень мудрый!! Спасибо за статью!!!

      Роман
      3 года

      Спасибо)

      Ольга Л
      3 года

      Вы крутой !!! А почему дочка не плавает? С такими детьми уже можно посещать детские группы по плаванью.

      Роман
      3 года

      Спасибо. Потому что ей пока что не нравится

      Юрий Васильченко
      3 года

      Очень хорошо подчеркнуто в отношении "веры" и "знания". Сначала держишься на вере, затем появляются знания и умения, которые становятся сильнее веры. Молодец, Роман! Держим связь!

      Роман
      3 года

      Спасибо Юрий))) На связи!

      Александр Гаджиев
      3 года

      Да-а! Девочка та ещё - получилась с сознанием дипломированного опытного психолога лет 40-ка!))) Но статья классная, хоть и в духе современных фильмов, в которых сценаристы постоянно приписывают детям взрослое сознание: взрослые интересы, суждения, поступки!

      А и всё же спасибо за мудрые мысли!)

      Раис
      3 года

      Очень точно и трогательно!

      Роман
      3 года

      Спасибо)

      Наталия
      3 года

      Написано просто потрясно.

      Иногда знаю, что могу, но не верю в это, а тут немного разложилось по полочкам.

      Роман
      3 года

      Наталия. Все возможно. Проверено)) Просто закройте глаза и сделайте шаг вперед