28 февраля 2014

Оскар Бренифье. Маэстро неудобных вопросов

Юрий Белонощенко
Генеральный директор УК «УРАЛСИБ»
  • Я познакомился с Оскаром Бренифье в 2011 году. Он сразу поразил меня своей уникальной способностью задавать вопросы, на которые невозможно не ответить. Вопросы, что называется, «не в бровь, а в глаз».

    Пройдя обучение по программе Executive-MBA в Бизнес-школе «Сколково», я понял, в чем уникальность этого профессора. Он учит тому, чему не учат в бизнес-школах. Уметь задавать вопросы! Уметь анализировать ответы и понимать, как на самом деле думает и мыслит ваш собеседник. Для любого управленца, менеджера, предпринимателя, бизнесмена уметь понимать окружающих его людей — возможно, самая главная компетенция, качество номер один. Будучи в декабре по делам в Париже я воспользовался случаем и заехал в гости к Оскару, в его дом в Парижском пригороде Аржёнтей, и попросил его ответить на ряд вопросов, которые волнуют меня и некоторых моих друзей и знакомых. Его ответы — перед вами.

    Оскар Бренифье

    Французский писатель, эксперт ЮНЕСКО, директор Парижского института практической философии, основоположник теории и практики философского консультирования. Автор около 30 книг в области практической философии, в том числе книг для детей. Специалист по детскому развитию. Отличается от своих коллег тем, что не проводит все время в кабинете, а путешествует по миру и организует для детей и взрослых философские семинары, которые он называет «Искусство задавать вопросы».

    Оскар Бренифье
    Французский писатель, эксперт ЮНЕСКО, директор Парижского института практической философии, основоположник теории и практики философского консультирования. Автор около 30 книг в области практической философии, в том числе книг для детей. Специалист по детскому развитию. Отличается от своих коллег тем, что не проводит все время в кабинете, а путешествует по миру и организует для детей и взрослых философские семинары, которые он называет «Искусство задавать вопросы».

    В течение многих лет Оскар Бренифье работает в России и проводит философские семинары с детьми, преподавателями и студентами в школах, академиях и университетах, в Москве, Санкт-Петербурге, Самаре и Волгограде. Он сотрудничает с сетью детских клубов раннего развития «Бэби-клуб», «Прекрасная Зеленая», «Семейный клуб», с частными школами и учебными центрами.

    Оскар Бренифье активно развивает метод индивидуальных философских консультаций в бизнесе и проводит мастер-классы по оценке и развитию мыслительных компетенций в различных компаниях в Европе и России. С марта 2012 по сентябрь 2013 года состоялись бизнес-ужины и семинары в сфере бизнеса в таких компаниях, как «Росатом», «Ponyexpress», Школа управления «Сколково», «Газпром», «Enter».

    — Оскар, как вы считаете, что такое интересная жизнь?

    — Интересная жизнь — это жизнь, которая не превратилась в рутину. Жизнь, в которой мы не повторяем одно и то же столько раз, что уже не понимаем, что мы делаем, и это начинает приносить нам страдания. Другими словами, интересная жизнь — это жизнь, в которой ты бодрствуешь, находишься в этой жизни, знаешь и интересуешься тем, что происходит вокруг тебя.

    Здесь уместно воспользоваться интересной концепцией Ницше, которая называется «вечное возвращение». Он говорит о том, что ты должен делать что-либо только в том случае, если готов делать это же вечно во всех своих жизнях. Другими словами, вы не должны делать что-то только потому, что вынуждены делать это. Вы должны заниматься только тем, чего вы по-настоящему хотите. Тогда вы по-настоящему свободны и осознанны.

    — Как человек может протестировать свое нынешнее состояние, чтобы понять, счастлив он или нет?

    — Один из способов — задать себе вопрос Ницше: готов ли я всю жизнь заниматься тем, что делаю сейчас? Правда, мы не всегда можем увидеть проблему в том, что мы делаем. А значит не можем подвергнуть это критике.

    Если вы способны критиковать то, что вы делаете, увидеть, что глупо, что абсурдно, что не работает, вас можно назвать счастливым человеком.

    Однако если все, что вы видите, это сплошные ошибки и проблемы, это уже другой вопрос. Вы по-прежнему несчастливы.

    Поэтому, чтобы быть счастливыми вы, с одной стороны, должны быть привержены своему делу, действительно интересоваться тем, что вы делаете, чтобы заниматься этим всю жизнь. При этом, с другой стороны, вы должны видеть, что из того, что вы делаете, бесполезно или глупо. Лучше всего — когда удается держать в голове то, что вы делаете хорошо и плохо, обе версии. При этом вы продолжаете хотеть делать это.

    Фото: moscowbooks.ru

    — «Философия» в традиционном понимании, — это что-то такое умозрительное, оторванное от реальной жизни. «Практическая» — значит что-то прикладное. «Практическая философия» — звучит как оксюморон. Что это такое, зачем нужна эта наука? Как применить философию на практике?

    — Да, я согласен, что в термине «практическая философия» есть что-то противоречивое и парадоксальное, однако я называю это философской практикой не только потому, что это есть применение философии на практике, а еще потому, что сама философия является в данном случае практикой. Да, это может показаться странным. Прежде всего, потому что обычно философия ассоциируется, например, с философом, который вещает запутанно и абстрактно. Однако идея философской практики предполагает возможность одновременно с постановкой и решением мыслительных задачек — а это действительно интересно и полезно — уметь связывать эти задачи с реальной жизнью. Вы как бы смотрите на жизнь двумя способами одновременно. Вы можете конструировать идеи, думать, анализировать, применять критическое мышление, логику, и в то же время у вас есть каждодневные дела со всем практическим воплощением той философии, которую вы исповедуете. И эти два способа должны находиться в диалоге друг с другом.

    Обычно, когда мы слышим философа, это не диалог, он больше думает об идеях. Древние философы говорили об истории идей. В практической философии мы сталкиваем идеи с реальным миром и реальный мир — с идеями. Нам нужна эта двойная перспектива. Иначе мы станем заложниками: либо абстрактных идей, либо обыденной жизни. Вот, например, конкретный пример. Многие люди проживают свою жизнь «на автомате». Они делают многое. Может, потому что хотят. Может, потому что вынуждены этим заниматься. Но иногда нужно остановиться и дать оценку тому, что вы делаете.

    Как мы можем дать оценку своей жизни? Можно использовать понятия «счастье», «справедливость», «правда». Но на самом деле, люди не задумываются по-настоящему об этих понятиях. Да, они используют их, но неосознанно. По идее, нам нужна некая метрика, шкала. И люди используют эти самые понятия для «измерения» своей жизни.

    В то же время разобраться, что эти понятия из себя представляют, вы можете только тогда, когда начнете изучать саму жизнь. Получается когнитивный диссонанс, потому что нам приходиться думать о двух противоположных вещах одновременно. Но мне кажется, что это и есть здравый подход — всегда использовать двойной взгляд. Например, «правда» — достаточно фундаментальное понятие. Однако люди часто врут, не осознавая, что они врут, потому что они думают, что вынуждены врать — такова жизнь. Но проблема в том, что если вы все время врете, вы теряете себя, вы больше не понимаете, кто вы есть на самом деле. Вам приходится постоянно анализировать: если врете, лучше делать это осознанно, понимать, зачем вы врете. И именно поэтому понятие «правды» так важно.

    — Зачем задавать себе вопросы? Как научиться честно отвечать на вопросы самому себе?

    — Что такое вопрос? Надо уметь идентифицировать ложные вопросы, так называемые риторические вопросы, которые направлены на то, чтобы доказать что-то, получить подтверждение своим мыслям, но не спросить о чем-либо. Огромное количество вопросов, которое люди задают в обычной жизни, — ложные. Настоящий вопрос — это вопрос, цель которого узнать что-то. Например, если я спрошу «На какой станции метро мне нужно выйти, чтобы попасть туда-то?». Это настоящий вопрос, потому что мне действительно нужно узнать эту информацию. В ложном вопросе мне ответ был бы уже известен.

    Почему интересны настоящие вопросы? Во-первых, потому что вы осознаете, что есть что-то, что вам неизвестно. Многие люди не знают, что они делают в своей жизни. Но они не задают вопросов, потому что они не осознают, что они чего-то не знают. Например, я задаю вопрос: «Что ты хочешь сделать в своей жизни? Чего ты ждешь?». Или, например, люди женятся. Чего они ждут от брака? Они говорят, мы любим друг друга. Любовь — это хорошо, но все-таки чего же вы ждете от брака? Есть и другие ситуации, не связанные с любовью, в которых люди тоже женятся. Чего вы хотите? Чего вы ждете? Что для вас «хорошая жена»? Что для вас «хороший муж»? Вы должны задавать себе такие вопросы и не думать, что все уже знаете. Вопросы — это и есть сама возможность критического мышления.

    Например, вы отправляетесь в отпуск в Испанию. Вы должны задать себе такие вопросы: где я хочу жить? Чем там кормят? Кормят ли вообще? Чем интересным можно заняться? Вы хотите погреться на солнышке или вам не нужно солнце? Вы предполагаете, что может быть для вас важно, ведь вы не можете сказать: «Я просто еду в Испанию» — вы задаете себе вопросы, основывающиеся на том, чего вы ждете от этой поездки. В противном случае, вы можете быть сильно разочарованы. Например, вы хотели покататься на лыжах, а в Испании этим особо негде заняться.

    Мы задаем себе вопросы в совершенно неважных ситуациях, например, когда отправляемся за покупками, но почему-то не задаем вопросов относительно нашей жизни, более серьезных вещей, нашей семьи.

    Вы хотите семью? Почему вы хотите семью? Чего вы ждете от этого? Причина многих размолвок и разочарований как раз и кроется в неспособности задавать вопросы. А как гарантировать правдивость ответов? Это не менее сложное упражнение. На своих семинарах я часто прошу задать вопрос, выслушать ответ, а затем спрашиваю того, кто спрашивал — получил ли он ответ. Или спрашиваю человека, не участвовавшего в дискуссии, ответил ли на вопрос отвечавший. Потому что в жизни мы очень редко задаем вопросы. И если вы послушаете вопросы и ответы, которые окружают вас в жизни, вы услышите, что люди занимаются всем, чем угодно, только не отвечают на вопросы. Одна из самых серьезных причин такого поведения — желание защитить себя, потому что истина часто болезненна.

    В общем, это как ежедневная пробежка, как зарядка по утрам — практика ответов на свои собственные вопросы. Нет никакого рецепта или секрета, если вы хотите быть в хорошей физической форме, вам надо регулярно практиковаться.

    — вы много общаетесь с детьми, пишете для них книги, пытаетесь научить детей мыслить самостоятельно. Зачем вы это делаете? Почему? Дети не безнадежны, в отличие от взрослых? Потому что, если ты научился свободно мыслить, будучи ребенком, ты будешь более счастлив, когда станешь взрослым?

    — Что ж, вот типичный пример ложного вопроса. Вы понимаете это? Вы же слышите, что это не вопрос? Вы излагаете свою теорию. Вы должны понимать, что вы не задаете вопрос. Вы меня сейчас не спрашиваете ни о чем. Хорошо, давайте предположим, что это настоящий вопрос. Пусть это будет для нас упражнением.

    Во-первых, я никогда не ставил перед собой цели учить философии детей. Я практикую философию с любым. Я занимаюсь с пенсионерами, в домах престарелых, в университетах, с различными компаниями и с детьми.

    Смешно, но многие родители боялись заниматься со мной, а с детьми — «да, позанимайтесь с моим ребенком, пожалуйста». Для них это отличный выход. То же самое происходит, когда родители не хотят заниматься спортом, но заставляют детей ежедневно тренироваться. Да, им было бы неплохо позаниматься самим, но они не хотят. Они лишь надеются, что их дети будут уметь делать то, что они делать не умеют. По этой же причине они боятся думать. Они хотят, чтобы за них подумали дети, то есть сделали то, что они не смогли сделать. Типичное родительское поведение — искать счастье в том, что дети добьются чего-то, чего они добиться не смогли. Многие родители несчастливы в своей жизни, но они хотят, чтобы их дети были счастливы. Для них это способ стать счастливыми — надеяться на счастье своих детей. В России я очень часто вижу такие примеры.

    Многие мои опубликованные книги — для детей. Они очень хорошо продаются. Но я пишу для детей еще и потому, что дети более открыты, они больше доверяют. Взрослые наполнены страхами, они постоянно боятся. Они не доверяют, бояться выглядеть глупо. А дети доверяют. Если у тебя есть вопрос, они постараются ответить на него. А если у тебя странный вопрос — они воспримут его как шутку. Взрослые же будут искать подвох, опасность. Так что у детей есть преимущество. Они будут играть в игру.

    Взрослые настолько серьезны, что не могут позволить себе поиграть. Они рассчитывают свою жизнь на калькуляторе. Что мне с этого? Что я получу от этой игры? Игра дает мне преимущество? Нет. Правда, у детей есть один недостаток. Например, я задаю вопросы про смерть, и дети просто отвечают на вопросы. Для них в смерти нет ничего сакрального, она, как правило, не касалась их напрямую. Может, у них кто-то умер — один из родителей, бабушка или дедушка, кошка, но они не понимают этого, они пока не осознают, что произошло, они свободны. Когда я говорю о смерти со взрослыми, они действительно глубоко воспринимают эту тему. Они менее свободны, они испытывают больше волнения. Однако они глубже понимают эту тему, относятся к ней более осознанно. Так что преимущество ребенка в свободе, однако он менее осознанно смотрит на мир. Взрослые же менее свободны, но более осознанны. Так что есть преимущества, но есть и недостатки. Взрослым есть, что терять. Так что вот вам и разница.

    Но я не хочу работать только с детьми. Да, с этим так же, как с физическими упражнениями — чем раньше начнешь заниматься, тем лучше. Но я приглашаю в мир философии каждого. Не только детей.

    — Оскар, вопрос от одной читательницы «Жить интересно!»: «Прочитала отзывы взрослых на книги Бренифье. Родители разочарованы: столько вопросов, и никаких ответов: „Детям это непонятно“. Я думаю, это тоже подсознательный страх показаться недостаточно умным в глазах своего ребенка: что, если чадо не сможет ответить на все эти диалектические вопросы, заданные в книге? Оно придет с этими вопросами к маме-папе. И родителям придется отвечать. А они сами не знают правильных ответов, поэтому нервничают и протестуют... Пусть Оскар расскажет, что думает по этому поводу? Как помочь ребенку извлечь максимум пользы из его книг? Как вообще научить ребенка не бояться искать ответы на вопросы?».

    — вы знаете, есть целая теория по этому поводу. Когда я веду занятия для детей, я задаю вопросы. Представьте, что я в классе задаю вопрос, один из учеников поднимает руку. Я спрашиваю: «Почему ты поднимаешь руку?» Он мне отвечает: «Потому что я хочу ответить на вопрос». «А почему ты хочешь ответить на вопрос?» Он смотрит на меня странно, потому что в обычном классе, как только учитель задает вопрос, он ждет от учеников ответа. Как собака Павлова. Вопрос — сразу же ответ. И я спрашиваю: «Тебе не нравится вопрос?» «Нет, мне нравится вопрос, я хочу ответить!» «Если тебе хочется ответить, значит тебе больше интересен ответ, а не вопрос». Вопрос — это картина, вы идете в музей и видите прекрасную картину, вы любуетесь ею, стоите перед ней. Чем лучше вопрос, тем менее важен ответ. Например, вопрос: «Кто ты?». Как ты ответишь? Я мужчина, я предприниматель, я отец. Это очень ограниченный ответ. «Кто ты?» Принципиально. Вопрос такого рода — хороший вопрос, как хороший друг. Друг, который всегда с тобой. Так кто же ты? Чего ты хочешь добиться в своей жизни? Достоин ли ты прожить эту жизнь? Почему не покончишь с собой? Куда ты идешь? Ты знаешь, куда идешь? Когда штурман ведет корабль, он смотрит далеко вдаль. Сейчас есть радары и прочее, а раньше моряки ориентировались по звездам и смотрели далеко вперед. Вот такой вопрос интересен.

    Я хочу приобщить родителей и детей к искусству задавать вопросы. Это не совсем то, что интересует сугубо практичных людей. Знаете, сейчас много книг «Как стать миллионером за 10 простых шагов?», «5 самых важных аспектов счастья». Рецепты. Почему нет? Может быть. Но я предпочитаю учиться задавать себе правильные вопросы. Я думаю, это важнее. И я заметил, что чаще всего люди сталкиваются с проблемами в своей жизни, в семье именно потому, что не умеют задавать себе правильные вопросы. Другими словами, я предлагаю реабилитировать удовольствие от самого процесса задавания вопросов. Если вы научитесь задавать правильные вопросы, вы увидите, что ответы приходят сами. Поэтому не волнуйтесь по поводу ответов. Вы знаете, как научить человека дышать? Не надо вдыхать специально. Выдыхайте, и воздух сам вернется обратно в легкие. Так же легко к вам придут ответы, если вы научитесь задавать правильные вопросы.

    Часто моя работа состоит в том, что я задаю людям правильные вопросы, но не все люди любят правильные вопросы. Им нужны ответы на ложные вопросы. Так ведут себя политики: когда журналист задает неудобный вопрос, политик отвечает: «Не задавайте мне этот вопрос, я вам скажу, какой вопрос нужно задать, и я вам с удовольствием отвечу!»

    Так что правильный вопрос — это вопрос, который хорош без ответа. И ответ на такой вопрос приходит легко, сам по себе.

    — Оскар, вы много и часто говорите, что роль родителей — научить детей быть свободными и самостоятельными. Где проходит граница между «желанием научить свободе» и безразличием, невниманием к ребенку?

    — Что ж, это нелегко. Вот видите, вот это хороший вопрос! Любой родитель должен постоянно держать этот вопрос в голове. Потому что, если вы будете держать такой вопрос в голове, вы будете постоянно думать, как остаться на правильном пути. В противном случае, мы видим родителей, которые говорят: «Дайте ребенку возможность делать все, что он захочет!» И это может превратиться в безразличие. Или мы видим родителей, которые сгибаются под грузом ответственности и стремятся научить ребенка всему тому, что он должен уметь делать.

    Держать в голове такой вопрос критически важно для того, чтобы не сбиться с пути. Вспомним штурмана на корабле. Он не определяет курс один раз, он следит за звездами постоянно, потому что, возможно, течение усилится или ветер изменит направление. Хороший вопрос постоянно в вашей голове, он помогает вам держать курс.

    Есть история об Одиссее, греческая история, написанная Гомером. В одном из сюжетов Одиссей проходит между двумя небольшими островами, на каждом из которых находятся чудовища — Сцилла и Харибда. И родителям нужно сделать свой выбор. Одно из чудовищ — позволить ребенку делать все, что он захочет. Другое — диктовать ребенку все, что ему нужно делать. Родители мечутся между двумя чудовищами. Иногда они даже не осознают этого. Гомер говорит о том, что проход между двумя чудовищами чрезвычайно узок — как лезвие бритвы. То есть, золотой середины нет — мы всегда хоть немного, но склоняемся в ту или иную сторону. Поэтому нет универсального родительского рецепта. Единственное, что мы должны делать — всегда задавать себе вопрос о том, что мы делаем, и видеть недостатки и преимущества тех или иных принимаемых решений.

    Конечно, есть моменты, когда вы должны дать вашему ребенку свободу делать все то, что он захочет. Но есть моменты, когда вы должны сказать «Нет!», здесь заканчивается зона вседозволенности и вы вынуждены заставить ребенка делать то, что вы говорите. Принцип таков: понимать, осознавать, что две крайности — это два чудовища, и нужно постоянно оценивать то, что происходит. Второй принцип заключается в том, что у родителей (поэтому хорошо, когда в воспитании участвуют два родителя) будут разные взгляды на различные проблемы — и поэтому диалог внутри семьи, между родителями и с ребенком настолько важен.

    Например, понятие «свободы» может быть различным для отца, матери и ребенка. «Что значит быть свободным?», «Что значит быть ответственным?», «Что должно быть обязательным?» — все эти вопросы должны быть в постоянном обсуждении. И когда вы принимаете решения, они не должны зависеть от вашего настроения или от того, как вы хотите выглядеть в данный момент. Ответы должны быть понятными, разумными и рациональными. Вот почему так важно задавать правильные вопросы.

    Продолжение разговора с Оскаром Бренифье читайте в следующем номере «Жить интересно!»

    Архив номеров#Интервью#Самосовершенствование#Эффективность

    Интересные комментарии

      Ирина
      3 года

      Читая статью, вспомнила, что все перемены в моей жизни начинались с неожиданных вопросов, на которые невозможно было дать неискренний ответ. Например, первым толчком к моему разводу послужил невинный вопрос незнакомой женщины: «Почему ты не побежала навстречу своему мужу, не обняла и не поцеловала его?» Мой брак длился 17 лет, и всё это время я боялась спросить себя...

      Михаил
      1 год

      Думаю о том, что автор текста из "сектантского" Уралсиба http://www.forbes.ru/milliardery/300507-ushel-v-nirvanu-kak-nikolai-tsvetkov-stroil-korporativnuyu-kulturu-v-uralsibe сравниваю его впечатления от Оскара с с впечатлениями других https://molokanov.wordpress.com/tag/%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%80-%D0%B1%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%84%D1%8C%D0%B5/ :-)